||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ПРЕЗИДИУМ ВЕРХОВНОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 20 марта 2002 г. N 99п2002

 

Президиум Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председателя - Лебедева В.М.,

членов Президиума - Верина В.П., Вячеславова В.К., Жуйкова В.М., Меркушова А.Е., Петухова Н.А., Попова Г.Н., Свиридова Ю.А., Сергеевой Н.Ю.

рассмотрел дело по протесту первого заместителя Председателя Верховного Суда Российской Федерации Радченко В.И. на приговор Вологодского областного суда от 7 мая 2001 года, по которому

В., <...>, русский, с образованием 6 классов, холостой, несудимый,

осужден:

по ст. 105 ч. 2 п. "ж" УК РФ к 12 годам лишения свободы;

по ст. 116 УК РФ к 3 месяцам исправительных работ с удержанием 20% заработка в доход государства.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений окончательно назначено 12 лет 1 месяц лишения свободы в исправительной колонии строгого режима, с исчислением срока отбывания наказания с 13 февраля 2001 года.

Этим же приговором осужден по ст. 105 ч. 2 п. "ж" УК РФ к 13 годам лишения свободы С., протест в отношении которого не вносится.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации определением от 6 сентября 2001 года оставила приговор без изменения.

В протесте поставлен вопрос об отмене судебных решений в части осуждения по ст. 116 УК РФ и дело производством прекратить. По ст. 105 ч. 2 п. "ж" УК РФ В. смягчить наказание до 10 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима. В остальном судебные решения оставить без изменения.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Попова Г.Н., выступления потерпевшей К.Г., адвоката Шахова И.Н. и заключение заместителя Генерального прокурора Российской Федерации Кехлерова С.Г., полагавшего протест удовлетворить частично,

Президиум Верховного Суда Российской Федерации

 

установил:

 

В. признан виновным в нанесении побоев К., а также в его убийстве, то есть умышленном причинении смерти, совершенном группой лиц.

Преступления, как указано в приговоре, совершены при следующих обстоятельствах.

Около 20 часов 10 февраля 2001 года В. и С. распивали пиво в баре "Метелица", расположенном в доме N 8 по ул. Устюженская гор. Череповца.

Вскоре С., сидя за столом, уснул. В это время в бар вошли в состоянии алкогольного опьянения К. и Б. с собакой. Продавец бара К. сделала замечание Б. по поводу присутствия в баре собаки.

В. также стал требовать вывести собаку, выражаясь нецензурной бранью, угрожая физической расправой, оскорбляя К. и Б.

К. задели оскорбления и угрозы, тогда он снял с себя куртку, свитер, сорочку, подошел к В. сзади и нанес ему удар пальцами правой руки в область правого глаза.

В ответ на эти действия В. нанес К. несколько сильных ударов по голове, от которых он упал, а когда стал подниматься, В. вновь нанес ему несколько ударов по голове, от чего К. снова упал, а К. потребовала от всех присутствующих покинуть бар, заявив, что вызовет милицию.

Б. поднял К. и стал выводить из бара. С., проснувшись и узнав, что случилось, вышел сразу за Б. и К. в тамбур бара, где с целью убийства стал избивать К., вытолкав его из бара, а когда К. лежал на снегу, продолжил его избиение, нанося сильные удары ногами, обутыми в ботинки, по голове и туловищу, при этом кричал, что "добьет" К.

Вышедший следом из бара В. с целью лишения жизни К. присоединился к его избиению и, действуя совместно и согласованно со С., нанес потерпевшему множество ударов ногами, обутыми в кроссовки, по голове, туловищу и другим частям тела.

В результате полученных телесных повреждений К. скончался на месте происшествия, а В. и С. с места преступления скрылись.

Смерть К. наступила в результате открытой тяжелой черепно-мозговой травмы с ушибом стволовой части головного мозга, переломами костей основания черепа и лицевого скелета (верхней челюсти и костей носа), сопровождавшейся кровотечением в дыхательные пути и наступлением механической асфиксии от закрытия просвета дыхательных путей жидкой кровью.

На трупе К. обнаружены и другие множественные телесные повреждения различной степени тяжести (т. 1 л.д. 107 - 114).

По заключению амбулаторной судебно-психиатрической экспертизы В. обнаруживает последствия органического поражения ЦНС неясного генеза с легким недоразвитием интеллекта и эмоционально-волевой неустойчивостью, о чем свидетельствуют данные анамнеза о наблюдении с раннего возраста невропатологом по поводу задержки психического развития, синдрома расторможенности, гиперстензионно-гидроцефального синдрома, неусвоение программы массовой школы, данные обследования в неврологическом и психиатрическом стационарах (1999 г.), подтверждающие данный диагноз, выявленные при настоящем обследовании повышенная возбудимость, вспыльчивость, эмоциональная неустойчивость, низкий интеллект со склонностью к конкретному мышлению, ослабление критики.

Характер имеющихся расстройств не лишал испытуемого в момент совершения правонарушения и не лишает в настоящее время способности осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими в полной мере. В отношении инкриминируемого ему деяния В. следует считать вменяемым (л.д. 181 - 182).

Президиум Верховного Суда Российской Федерации находит протест подлежащим удовлетворению частично по следующим основаниям.

Вина В. в убийстве потерпевшего К. установлена имеющимися в материалах дела доказательствами.

Вместе с тем, судебные решения в части осуждения В. по ст. 116 УК РФ подлежат отмене, а дело - прекращению.

Как видно из материалов дела, по первому эпизоду конфликта, возникшего в баре "Метелица", В. было предъявлено обвинение по ст. 213 ч. 1 УК РФ. Суд же квалифицировал его действия по ст. 116 УК РФ как нанесение побоев, причинивших потерпевшему физическую боль, но не повлекших последствий, указанных в ст. 115 УК РФ (т. 1 л.д. 21 - 24, т. 3 л.д. 108)

Между тем, согласно ст. 27 УПК РСФСР, дела о преступлении, предусмотренном ст. 116 УК РФ возбуждаются не иначе чем по жалобе потерпевшего. Однако с таким заявлением потерпевшая К.Г. в органы следствия не обращалась, не делала она подобного заявления и в судебном заседании.

Не возбуждал по ст. 116 УК РФ уголовного дела и прокурор. При таких обстоятельствах, уголовное дело в отношении В. по ст. 116 УК РФ следует прекратить в соответствии с п. 7 ч. 1 ст. 5 УПК РСФСР.

Содержавшиеся в протесте доводы о необходимости смягчения В. наказания по ст. 105 ч. 2 п. "ж" УК РФ являются неубедительными.

Как видно из материалов дела и нашло отражение в приговоре, наказание ему судом назначено с учетом характера и степени общественной опасности совершенного преступления, данных о личности и обстоятельств дела, смягчающих наказание, в том числе явку с повинной, первую судимость.

Поэтому оснований для смягчения В. наказания по ст. 105 ч. 2 п. "ж" УК РФ Президиум не усматривает.

На основании изложенного и руководствуясь ст. 378 п. 2 УПК РСФСР,

Президиум Верховного Суда Российской Федерации

 

постановил:

 

приговор Вологодского областного суда от 7 мая 2001 года и определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 6 сентября 2001 года в части осуждения В. по ст. 116 УК РФ отменить и дело производством прекратить на основании п. 7 ч. 1 ст. 5 УПК РСФСР.

В остальном судебные решения о нем оставить без изменения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"