||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ПРЕЗИДИУМ ВЕРХОВНОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 20 марта 2002 г. N 149п02пр

 

Президиум Верховного Суда Российской Федерации в составе:

Председателя - Лебедева В.М.,

членов Президиума - Верина В.П., Вячеславова В.К., Жуйкова В.М., Меркушова А.Е., Петухова Н.А., Попова Г.Н., Свиридова Ю.А., Сергеевой Н.Ю.

рассмотрел дело по протесту заместителя Генерального прокурора Российской Федерации Давыдова В.И. на приговор специальной коллегии Главного суда Чувашской АССР от 12 марта 1936 года, по которому

Л., <...>, ранее не судимый,

осужден по ст. 58-8 УК РСФСР к 8 годам лишения свободы,

Г.В., <...>, ранее не судимый,

осужден по ст. 182 УК РСФСР (без указания части статьи) к 5 годам лишения свободы, по ст. ст. 17, 58-8 УК РСФСР и по совокупности преступлений к 10 годам лишения свободы.

Этим же приговором к 5 годам лишения свободы осужден Г.А. за совершение преступления, предусмотренного ст. 182 УК РСФСР, протест в отношении которого не внесен.

Определением специальной коллегии Верховного Суда РСФСР от 17 мая 1936 года приговор оставлен в силе.

В протесте поставлен вопрос об отмене судебных решений в части осуждения Л. по ст. 58-8 УК РСФСР и Г.В. по ст. ст. 17, 58-8 УК РСФСР и прекращении дела производством за недоказанностью их участия в совершении преступления.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Мещерякова Д.А., выступление заместителя Генерального прокурора Российской Федерации Кехлерова С.Г., поддержавшего протест,

Президиум Верховного Суда Российской Федерации

 

установил:

 

Л. признан виновным в том, что при подстрекательстве Г.В., в ночь на 1 ноября 1931 года на почве классовой мести за активное участие в раскулачивании семьи Г. совершил террористический акт в отношении представителя Советской власти - председателя Дурасовского сельского совета Е., тяжело ранив его выстрелом из переданного ему Г.В. револьвера системы "Наган".

От полученного ранения Е. через 12 дней скончался.

Г.В. признан виновным в том, что с целью классовой мести за раскулачивание членов его семьи подговорил Л. совершить убийство Е. и для совершения преступления передал ему револьвер "Наган".

Кроме того, он признан виновным в незаконном хранении боевой винтовки и револьвера "Наган".

Президиум находит, что судебные решения подлежат изменению по следующим обстоятельствам.

Вина Л. основана на противоречивых показаниях осужденного Г.В. и его брата Г.И.

Г.В. пояснил, что Л. летом 1931 года сам попросил у него "Наган", чтобы сходить в лес по грибы, и вернул револьвер лишь осенью 1934 года. Примерно через полгода после убийства Е. Л. признался ему, что убийство совершил он из принадлежавшего ему (Г.В.) "Нагана". О признании Л. он в 1934 году рассказал своему брату Г.И.

Свидетель Г.И. пояснил, что в конце 1934 года - начале 1935 года брат рассказал ему, что убийство Е. совершил Л. из принадлежавшего их семье револьвера и что "Наган" он давал Л. именно для убийства Е.

Г.В. показания брата о цели передачи револьвера Л. отрицал.

Л. в совершении террористического акта в отношении Е. как на предварительном следствии, так и в судебном заседании виновным себя не признал и пояснил, что как причин, так и умысла на убийство Е. у него не было. В то же время он пояснил, что действительно в 1931 и 1934 годах он по просьбе Г.В. брал у него револьвер для снаряжения патронов кустарным способом, но в обоих случаях возвращал оружие через несколько дней.

Кроме того, в ходе расследования имели место невосполнимые на данный момент упущения, имевшие существенное значение для дела.

Так, извлеченная при операции раненого Е. пуля не изымалась и к материалам дела не приобщена.

Обнаруженные и изъятые при обыске на территории приусадебного участка Г. боевая винтовка и "Наган" (имеющие одинаковый калибр - 7,62 мм) должным образом не осматривались, пригодность их к стрельбе не проверялась. Криминалистическая экспертиза по вопросу о том, из этого или иного оружия ранен Е. извлеченной при его операции пулей, не проводилась.

В ходе как предварительного следствия, так и судебного рассмотрения дела в отношении Л. допущены нарушения уголовно-процессуального законодательства.

Так, первоначально его действия были квалифицированы по ст. 58-8 и 58-11 УК РСФСР, а в дальнейшем переквалифицированы на ст. ст. 58-8 и 182 УК РСФСР, однако по новому обвинению он допрошен не был.

При рассмотрении дела судом вопрос о квалификации действий Л. по ст. 182 УК РСФСР не исследовался и за совершение данного преступления мера наказания ему не назначалась.

Следует отметить и тот факт, что Г.В., уже отбывший наказание, в 1956 году обратился в Генеральную прокуратуру СССР с заявлением о необоснованном его осуждении по ст. 17 и ст. 58-8 УК РСФСР и просил пересмотреть приговор. При этом Г.В. в заявлении указал, что фактически не поверил Л., рассказавшему ему об убийстве Е., считал, что это провокация с целью проверить его (Г.В.) реакцию на данное сообщение.

Заключением прокуратуры Чувашской АССР, проверявшей заявление Г.В., 31 января 1957 года в удовлетворении ходатайства ему отказано.

При таких обстоятельствах судебные решения об осуждении Л. по ст. 58-8 УК РСФСР подлежат отмене, а дело прекращению за недоказанностью его участия в совершении преступления.

Вина Г.В. в совершении преступления, предусмотренного ст. 17 и ст. 58-8 УК РСФСР, подтверждена лишь показаниями его брата Г.И., пояснившего в ходе предварительного следствия, что в 1934 году Г.В. рассказал ему об убийстве Е. Л. из принадлежавшего их семье "Нагана". В судебном заседании Г.В. заявил, что брат передал револьвер Л. именно для убийства Е.

Каких-либо других доказательств, подтверждающих соучастие Г.В. в совершении террористического акта в отношении Е., в деле не имеется.

Осужденный Г.В., не отрицая факта сообщения брату об убийстве Е. Л. (со слов последнего) и передачи ему револьвера, категорически опроверг заявление брата о том, что "Наган" был дан Л. для убийства Е.

В ходе предварительного следствия в отношении Г.В. допущены те же нарушения, что и в отношении Л. При перепредъявлении ему обвинения со ст. 58-8 УК РСФСР на ст. 17 ст. 58-8 УК РСФСР по новому обвинению он допрошен не был.

При таких обстоятельствах судебные решения в части осуждения Г.В. по ст. 17 и ст. 58-8 УК РСФСР подлежат отмене, а дело - прекращению за недоказанностью его участия в совершении преступления.

Вина Г.В. в хранении огнестрельного оружия подтверждена показаниями осужденного Л., свидетеля Г.И., протоколом обнаружения и изъятия оружия, признана и самим осужденным.

За указанные действия он осужден обоснованно и оснований к отмене или изменению судебных решений в этой части не имеется.

Руководствуясь п. 2 ст. 378 УПК РСФСР,

Президиум Верховного Суда Российской Федерации

 

постановил:

 

приговор специальной коллегии Главного суда Чувашской АССР от 12 марта 1936 года и определение специальной коллегии Верховного Суда РСФСР от 17 мая 1936 года в отношении Л., осужденного по ст. 58-8 УК РСФСР, и в отношении Г.В. в части его осуждения по ст. ст. 17, 58-8 УК РСФСР отменить и дело производством прекратить за недоказанностью их участия в совершении преступления.

В остальном судебные решения в отношении Г.В. оставить без изменения. Считать его осужденным за совершение преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 182 УК РСФСР к 5 годам лишения свободы.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"