||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 19 марта 2002 г. N 77-о02-8

 

Судья: Карлин А.П.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда

Российской Федерации

в составе:

председательствующего Галиуллина З.Ф.

судей Батхиева Р.Х., Буров А.А.

19 марта 2002 года рассмотрела в судебном заседании дело по кассационной жалобе осужденного Д. на приговор Липецкого областного суда от 11 января 2002 года, по которому

Д., <...>, с неполным средним образованием судимый в 1989 году по ст. 103 УК РСФСР к 8 годам лишения свободы, освобожденный 23 декабря 1996 года по отбытии наказания,

осужден по ст. 105 ч. 2 п. "н" УК РФ к 15 годам лишением свободы в исправительной колонии особого режима.

На основании ст. ст. 97 ч. 1 п. "г", 99 ч. 2 УК РФ к Д. применены принудительные меры медицинского характера в виде амбулаторного принудительного наблюдения и лечения от алкоголизма у психиатра.

Разрешена и судьба вещественных доказательств.

Заслушав доклад судьи Батхиева Р.Х., заключение прокурора Карасевой С.Н., полагавшей приговор оставить без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

Д., будучи ранее судим за убийство, признан виновным в лишении жизни А. на почве личных взаимоотношений.

Преступление совершено 6 июня 2001 года в г. Липецке при обстоятельствах, подробно изложенных в приговоре.

В судебном заседании Д. в предъявленном обвинении виновным себя не признал и, не оспаривая, что при употреблении спиртных напитков в ходе возникшей ссоры нанес удары потерпевшей А., показал, что убийство потерпевшей могли совершить другие лица.

В кассационной жалобе и дополнениях к ней осужденный Д. не согласен с приговором, считает его незаконным и необоснованным. Считает, что предварительное следствие проведено неполно и односторонне, а дело рассмотрено судом с обвинительным уклоном. Обращает внимание на то, что его ходатайства необоснованно отклонялись, очные ставки не проводились, с делом не ознакомился по вине следователя. Полагает, что оснований считать, что он лишил жизни потерпевшую А., не имеется. Утверждает, что судебное следствие проведено поверхностно, допрошены только два свидетеля, не исследованы надлежащим образом акты судебно-медицинских экспертиз, что он осужден на предположениях. Просит разобраться с делом и отменить приговор.

Изучив материалы дела, и обсудив доводы изложенные в кассационной жалобе, судебная коллегия находит приговор законным и обоснованным по следующим основаниям.

Как видно из материалов дела, вывод суда о доказанности вины осужденного Д. в лишении жизни А. основан на собранных по делу доказательствах, полно и объективно исследованных в судебном заседании.

Из показаний свидетеля К. видно, что 6 июня 2001 года по предложению осужденного купил самогон при помощи Л. и стали распивать его в пристройке бывшего дома Д., который он продал Р. Потом пришла А. и выпила примерно 150 грамм самогона и ушла. А. вновь пришла пьяная и села с ними распивать самогон. Д. стал оскорблять А., нанес удар, они стали успокаивать, но он выгнал их. Его родители проживают напротив дома Д. Примерно в 21 час он вновь встретился с осужденным, который уже был в другой рубашке, пьян и сообщил ему, что А. лежит мертвая в доме. Через приоткрытую дверь он увидел лежащую ногами к выходу женщину и вызвал милицию.

Аналогичные показания на предварительном следствии дал свидетель Л., показания которого, с согласия участников процесса, были исследованы в связи с обстоятельством, исключающим возможность его допроса в судебном заседании, на основании ст. 286 УПК РСФСР.

Проанализировав показания указанных свидетелей и оценив их в совокупности с другими доказательствами, суд обоснованно признал, что их показания достоверны. Оснований оговаривать Д. у них, а также у Р. не было.

Показания указанных лиц, потерпевшей Ш. объективно подтверждаются протоколом осмотра места происшествия, протоколом опознания ножа, заключением судебно-медицинского эксперта, показаниями эксперта К.В. и другими доказательствами, полно изложенными в приговоре.

По заключению судебно-медицинского эксперта А. причинено колото-резаное проникающее ранение задней поверхности грудной клетки слева, с повреждением сердца, легкого, повлекшее смерть. На теле потерпевшей обнаружены разрыв и кровоизлияние нижней губы, ссадины и кровоподтеки в различных частях тела, не находящиеся в причинной связи со смертью. Согласно показаниям эксперта К.В. после получения ранения в грудную клетку потерпевшая могла только в пределах одной минуты передвигаться.

С доводами относительно компетенции и полномочий эксперта К.В. давать показания и разъяснения по поводу актов экспертиз, что остались не допрошенными в судебном заседании основная часть свидетелей, о невыполнении требований ст. 20 УПК РСФСР, нельзя согласиться.

Показания не явившихся в судебное заседание лиц исследовались после выяснения невозможности их явки и с согласия всех участников процесса в соответствии со ст. 286 УПК РСФСР.

Суд тщательно проверял доводы в защиту осужденного Д. о том, что потерпевшую он увидел уже раненую и запустил к себе в дом.

С доводами жалобы о том, что не проверена версия о причастности к убийству потерпевшей других лиц, нельзя согласиться.

Как видно из материалов дела, с самого начала версия о причастности к убийству других лиц проверялась, по подозрению раньше осужденного был задержан К., но в дальнейшем на основании собранных сведений эта версия отпала.

Доводы Д. о том, что он кому-то за месяц до убийства потерпевшей отдал нож, обнаруженный через 10 дней в огороде за окном, судом проверялись и опровергаются приведенными в приговоре доказательствами.

Обоснованность вывода суда о виновности осужденного сомнений не вызывает, в приговоре правильно приведены доказательства, на основании которых отвергнуты доводы Д. о своей невиновности.

Не соответствуют материалам дела и доводы о неполноте судебного следствия, о неправильной оценке фактических данных, данной как органами расследования, так и судом.

О правильности оценки показаний осужденного, потерпевшей, свидетелей, вещественных доказательств и других сведений, содержащихся в письменных источниках доказательств, свидетельствует и то, что они полностью согласуются как между собой, так и с другими имеющимися в материалах дела и приведенными в приговоре доказательствами.

Согласно акту амбулаторной судебно-психиатрической экспертизы, осужденный мог отдавать отчет и руководить своими действиями при совершении преступлений и может в настоящее время. С учетом выводов указанной экспертизы и материалов дела Д. судом обоснованно признан вменяемым. Обоснованно назначено ему и лечение от алкоголизма.

Органами следствия при производстве предварительного расследования и судом при рассмотрении дела в судебном заседании каких-либо нарушений норм УПК РСФСР, влекущих отмену приговора или могущих повлиять на постановление законного и обоснованного приговора, допущено не было, дело расследовано и рассмотрено всесторонне, полно и объективно.

Анализ доказательств, имеющихся в материалах дела, свидетельствует о том, что суд правильно установил фактические обстоятельства дела, касающиеся лишения жизни потерпевшей, самого осужденного Д. и правильно квалифицировал его действия.

Мера наказания осужденному Д. назначена судом с учетом общественной опасности содеянного, всех обстоятельств дела и данных о нем.

На основании изложенного и руководствуясь ст. 339 УПК РСФСР, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Липецкого областного суда от 11 января 2002 года в отношении Д. оставить без изменения, а его кассационную жалобу - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"