||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 19 марта 2002 г. N 25-О01-35

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Галиуллина З.Ф.

судей Бурова А.А. и Батхиева Р.Х.

рассмотрела в судебном заседании от 19 марта 2002 года дело по кассационным жалобам осужденных Г.М.Р. и С.А.М. на приговор Астраханского областного суда от 16 июля 2001 года, по которому

Г.М.Р. 27 августа 1983 года рождения, уроженец станицы Шелковская Республики Чечня, с образованием 8 классов, несудимый,

- осужден к лишению свободы по ст. 105 ч. 2 п. "и" УК РФ на 8 лет, по ст. 213 ч. 3 УК РФ на 4 года, по ст. ст. 30 ч. 3 и 167 ч. 2 УК РФ на 1 год и по совокупности преступлений на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ путем частичного сложения наказаний на 10 (десять) лет в воспитательной колонии общего режима,

и

С.А.М. 28 сентября 1981 года рождения, уроженец пос. Дубки Кизил-Юртовского района Республики Дагестан, с образованием 9 классов, судимый 17 марта 1998 года по ст. 158 ч. 2 п. п. "б", "в", "г" УК РФ на 2 года лишения свободы, освобожденный 11 мая 1999 года условно-досрочно на 8 месяцев 1 день,

- осужден к лишению свободы по ст. ст. 33 ч. 4 и 105 ч. 2 п. "и" УК РФ на 12 лет, по ст. 167 ч. 2 УК РФ на 2 года и по совокупности преступлений на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ путем частичного сложения наказаний на 13 (тринадцать) лет в исправительной колонии общего режима.

С.А.М. по ст. 150 ч. 4 УК РФ оправдан за недоказанностью его участия в совершении преступления.

Постановлено взыскать с С.А.М. указанные в приговоре суммы.

По делу также осуждены С.Р.В. и Д.К.В., приговор в отношении которых не обжалован и не опротестован.

Заслушав доклад судьи Бурова А.А., объяснения осужденных Г.М.Р. и С.А.М., поддержавших доводы своих кассационных жалоб, и заключение прокурора Козусевой Н.А., полагавшей переквалифицировать действия Г.М.Р. со ст. 213 ч. 3 на ст. 213 ч. 2 п. "а" УК РФ, а в остальном приговор в отношении него, а также в отношении С.А.М. оставить без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

Г.М.Р. осужден за убийство Д.А.М., то есть умышленное причинение ему смерти, из хулиганских побуждений, а также за покушение на уничтожение и повреждение чужого имущества, повлекшее значительный ущерб, совершенное путем поджога.

Он признан также виновным в совершении в группе хулиганства, то есть грубом нарушении общественного порядка, выражающим явное неуважение к обществу, сопровождающимся применением насилия к гражданам, с применением предметов, используемых в качестве оружия.

С.А.М. признан виновным в подстрекательстве к убийству Д.А.М., то есть умышленному лишению его жизни, из хулиганских побуждений, а также за умышленное уничтожение и повреждение чужого имущества, причинившее значительный ущерб потерпевшим, путем поджога.

Преступления совершены 22 ноября 2000 года в гор. Астрахани при указанных в приговоре преступлениях.

В судебном заседании Г.М.Р. признал себя частично виновным в убийстве и хулиганстве, вину в покушении на поджог отрицал, С.А.М. виновным себя не признал.

В кассационных жалобах (основных и дополнительных):

осужденный Г.М.Р., анализируя материалы дела и ссылаясь на суровость назначенного ему наказания, утверждает, что умысла на убийство Д.А.М. у него не было. Тот сам спровоцировал его, Г.М.Р., своими действиями и угрозами. Д.А.М. унизил его достоинство, в связи с чем возникла драка. Когда же она прекратилась, Д.А.М. вновь накинулся на него, после чего он, Г.М.Р., схватил нож, которым ударил Д.А.М., отчего последний скончался. Указывает на то, что дом Д.А.М. не поджигал. Указывая на неполноту судебного следствия, существенное нарушение судом норм уголовно-процессуального закона, несоответствие выводов суда фактическим обстоятельствам дела, приговор просит отменить и дело направить на новое судебное рассмотрение,

осужденный С.А.М., ссылаясь на непризнание им своей вины, указывает, что дом Д.А.М. не поджигал и что Г.М.Р. подтвердил в судебном заседании его непричастность к убийству последнего. Ссылается на недозволенные методы ведения следствия, нарушение его права на защиту и других норм уголовно-процессуального закона и ст. 51 Конституции Российской Федерации, рассмотрение дела судом в отсутствие ряда свидетелей, показания которых имеют существенное значение для правильного его разрешения. Ставит вопрос об отмене приговора.

Проверив материалы дела и обсудив приведенные в кассационных жалобах доводы, судебная коллегия находит, что фактические обстоятельства дела судом установлены правильно и подтверждены исследованными судом доказательствами, анализ которых дан в приговоре, а доводы жалоб - неосновательными.

Как видно из показаний осужденных С.Р.В., С.А.М. и самого Г.М.Р. на предварительном следствии, последний при совершении хулиганства подверг избиению потерпевшего Д.А.М., а затем из хулиганских побуждений ударом ножа убил его.

Помимо этого из этих их показаний на предварительном следствии усматривается, что к убийству Д.А.М. Г.М.Р. подстрекнул С.А.М.

Кроме того, из показаний С.Р.В., С.А.М. и Г.М.Р. на предварительном следствии видно, что с целью сокрытия следов преступлений Г.М.Р. покушался на поджог дома Д.А.М., а С.Р.В. и С.А.М. подожгли его.

Частичный отказ С.Р.В., С.А.М. и Г.М.Р. от указанных показаний на предварительном следствии не исключает из числа доказательств, поскольку они объективно подтверждены показаниями осужденного Д.К.В. на предварительном следствии об обстоятельствах, при которых Г.М.Р. без всякого повода со стороны потерпевшего Д.А.М. подверг его избиению, затем при подстрекательстве С.А.М. убил Д.А.М., после чего С.Р.В., С.А.М. и Г.М.Р. пытались поджечь дом потерпевшего, показаниями свидетеля В., в присутствии которой Г.М.Р. руками и ногами избивал Д.А.М., а затем при подстрекательстве С.А.М. убил его, показаниями потерпевшего Т-ва и свидетеля Т., являвшихся соседями Д.А.М., покой которых в результате хулиганских действий Г.М.Р. был нарушен, заключением судебно-медицинского эксперта о том, что смерть Д.А.М. А.М. наступила от острой кровопотери в результате колото-резаного ранения задней поверхности грудной клетки с повреждением левой подключичной артерии, проникающего в левую плевральную полость с повреждением левого легкого, а также о том, что у него на лице имелся кровоподтек, не состоящий в причинной связи со смертью, заключением пожарно-технической экспертизы относительно причины произошедшего в доме потерпевшего Д.А.М. пожара и очага его возникновения, а также другими доказательствами, полно и правильно приведенными в приговоре.

Исходя из характера действий осужденного Г.М.Р., который нанес потерпевшему Д.А.М. удар ножом в область задней поверхности грудной клетки слева, суд правильно признал, что он действовал с прямым умыслом на лишение его жизни.

Помимо этого из показаний осужденного С.Р.В. и свидетеля В. в судебном заседании и осужденного Д.К.В. на предварительном следствии видно, что потерпевший Д.А.М. не провоцировал Г.М.Р. к совершению вмененных ему действий.

Данных о том, что кто-либо из осужденных или свидетелей показания на предварительном следствии дал в результате недозволенных методов ведения следствия, при проверке материалов дела не установлено.

Не установлено также и нарушений норм уголовно-процессуального закона, влекущих отмену приговора.

Как видно из материалов дела, доказательства, на которые суд ссылается в приговоре в подтверждение вины осужденных, получены в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона.

При этом показания осужденным С.А.М. на предварительном следствии, которые приведены судом в приговоре в подтверждение вины осужденных, даны с соблюдением гарантированного законом права на защиту.

Помимо этого ему были разъяснены положения ст. 51 Конституции Российской Федерации.

Таким образом, вывод суда о виновности осужденных Г.М.Р. и С.А.М. основан на добытых по делу доказательствах, достоверность которых не вызывает сомнений у кассационной инстанции.

При таких данных ссылку осужденного С.А.М. в жалобе на неисследованность материалов дела, поскольку оно было рассмотрено в отсутствие некоторых свидетелей, нельзя признать убедительной, поскольку его вина подтверждена приведенными в приговоре доказательствами.

Что же касается показаний свидетеля В., то, как видно из дела, они не опровергает вывод суда о виновности С.А.М. в умышленном уничтожении и повреждении чужого имущества путем поджога.

Юридическая квалификация содеянного Г.М.Р. по ст. 105 ч. 2 п. "и" и ст. ст. 30 ч. 3 и 167 ч. 2 УК РФ и С.А.М. по ст. ст. 33 ч. 4 и 105 ч. 2 п. "и" и ст. 167 ч. 2 УК РФ является правильной.

Вместе с тем, правильно установив фактические обстоятельства дела, суд ошибочно квалифицировал действия Г.М.Р. по ч. 3 ст. 213 УК РФ, так как из материалов дела не видно, что он хулиганство совершил с применением предметов, используемых в качестве оружия. Этого обстоятельства не установлено и самим судом в приговоре.

При таких данных содеянное им подпадает под признаки ст. 213 ч. 2 п. "а" УК РФ, по которой и надлежит квалифицировать его действия.

По делу были проведены амбулаторные судебно-психиатрические экспертизы. Проводившие их эксперты-психиатры пришли к выводу, что Г.М.Р. и С.Р.В. психическими заболеваниями не страдают и не страдали ранее. В период совершения инкриминируемых им деяний у них не отмечалось временных болезненных расстройств психической деятельности, все их действия носили целенаправленный характер и полностью соответствовали поставленной цели. Они могли осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими.

Заключения экспертов были проверены в судебном заседании и их обоснованность у суда не вызвала сомнений.

Суд правильно пришел к выводу, что Г.М.Р. и С.Р.В. во вменяемом состоянии совершили указанные в приговоре действия.

Наказание осужденным С.А.М. и Г.М.Р. (последнему по ст. 105 ч. 2 п. "и" и ст. ст. 30 ч. 3 и 167 ч. 2 УК РФ) назначено в соответствии с требованиями закона и судебная коллегия не находит оснований для его смягчения.

При назначении Г.М.Р. наказания по ст. 213 ч. 2 п. "а" УК РФ судебная коллегия учитывает характер и степень общественной опасности преступления, положительные данные о его личности, смягчающие наказание обстоятельства: первую судимость и совершение преступления в несовершеннолетнем возрасте.

В то же время, учитывая, что Г.М.Р. вмененные ему действия совершил в несовершеннолетнем возрасте, местом отбывания наказания ему необходимо назначить воспитательную колонию без указания режима.

Исходя из изложенного и руководствуясь ст. 339 УПК РСФСР, Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации

 

определила:

 

приговор Астраханского областного суда от 16 июля 2001 года в отношении С.А.М. оставить без изменения, а кассационную жалобу - без удовлетворения.

Этот же приговор в отношении Г.М.Р. изменить: переквалифицировать действия Г.М.Р. со ст. 213 ч. 3 на ст. 213 ч. 2 п. "а" УК РФ, назначив ему по этой статье лишение свободы на 3 года.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных ст. ст. 105 ч. 2 п. "и", 213 ч. 2 п. "а", 30 ч. 3 и 167 ч. 2 УК РФ, путем частичного сложения наказаний окончательно Г.М.Р. назначить 9 (девять) лет лишения свободы в воспитательной колонии.

В остальном приговор в отношении Г.М.Р. оставить без изменения, а кассационную жалобу - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"