||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 19 марта 2002 г. N 05-О02-30

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Галиуллина З.Ф.,

судей Батхиева Р.Х. и Бурова А.А.

19 марта 2002 года рассмотрела в судебном заседании дело по кассационным жалобам представителя потерпевшей С.Л. адвоката Рындина В.В., осужденного П. на приговор Московского городского суда от 22 января 2002 года, которым

П., <...>, с высшим образованием, несудимый,

осужден по ст. 330 ч. 2 УК РФ к 4 годам лишения свободы, по ст. 105 ч. 1 УК РФ к 9 годам лишения свободы, по ст. 158 ч. 1 УК РФ к 2 годам лишения свободы, по ст. 325 ч. 2 УК РФ к 1 году исправительных работ по месту работы с удержанием в доход государства 20% заработка, по ст. 139 ч. 1 УК РФ к 1 году исправительных работ по месту работы с удержанием в доход государства 20% заработка, а по совокупности этих преступлений на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ окончательно, путем частичного сложения наказаний, к 10 годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима;

Т., <...>, со специальным средним образованием, несудимый,

осужден по ст. 330 ч. 2 УК РФ к 3 годам лишения свободы, по ст. 222 ч. 1 УК РФ, к 2 годам лишения свободы, а по совокупности этих преступлений на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ окончательно, путем частичного сложения наказаний, к 4 годам 6 месяцам лишения свободы с отбыванием в колонии-поселении;

Е., <...>, со средним техническим образованием, несудимый,

осужден по ст. 330 ч. 2 УК РФ к 3 годам 4 месяцам лишения свободы, по ст. 139 ч. 1 УК РФ к 1 году исправительных работ по месту работы с удержанием в доход государства 20% заработка, а по совокупности этих преступлений на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ окончательно, путем частичного сложения наказаний, к 3 годам 6 месяцам лишения свободы с отбыванием в колонии-поселении.

Разрешена и судьба вещественных доказательств.

Заслушав доклад судьи Батхиева Р.Х., объяснения осужденного П., законного представителя потерпевшего адвоката Рындина В.В., поддержавших доводы жалоб об отмене приговора, заключение прокурора Башмакова А.М., полагавшего приговор оставить без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

осужденные признаны виновными:

Е., П. и Т. в совершении самоуправства в отношении Б., сопряженное с применением насилия и угрозой его применения;

П. в лишении жизни Б., в совершении кражи его имущества, хищении паспорта и водительского удостоверения;

Е., П. в незаконном проникновении в жилище потерпевшего Б.;

Т. в незаконном хранении боеприпасов.

Преступления совершены 28 - 29 марта 2001 года г. Москве при обстоятельствах, подробно изложенных в приговоре.

Е. и Т. виновным себя в предъявленном обвинении признали частично, только в самоуправстве, а П. виновным себя не признал. При этом осужденные излагали обстоятельства встречи с потерпевшим, лишения его жизни, приуменьшая свою роль.

В кассационной жалобе представитель потерпевшего адвокат Рындин В.В. ставит вопрос об отмене приговора с направлением дела на новое расследование. Утверждает, что дело рассмотрено предвзято, обстоятельства дела проверены поверхностно, а доказательства исследованы неполно. Ссылается на то, что в протоколе судебного заседания отражены не все показания допрошенных лиц, в частности показания осужденных Е., Т., свидетеля Н., данные на предварительном следствии и на очных ставках, что эти показания не получили должной оценки в приговоре. Это, по его мнению, не позволило суду сделать правильный вывод о предварительном сговоре между ними с целью похищения и убийства потерпевшего и участия всех осужденных в лишении жизни Б. Ссылаясь на показания свидетелей С., Х., сведения, содержащиеся в протоколах очных ставок между осужденными, актах экспертиз, считает выводы суда неправильными. Указывает, что время и даты в протоколах допросов потерпевшей С.Л., допрошенной в разное время, совпадают, что существенно нарушены требования УПК РСФСР.

В кассационной жалобе осужденный П. просит приговор отменить и прекратить дело. Утверждает, что суд основал свой вывод о его виновности на противоречивых показаниях Е. и Т., заинтересованных в исходе дела. Ссылаясь в приговоре на доказательства, полученные с нарушением закона, что ходатайства об их исключении из числа доказательств, надлежащим образом не были рассмотрены, утверждает, что суд не вправе был делать вывод о виновности на основании таких доказательств. Считает, что при оценке показаний других осужденных, судом не принято во внимание служебные и личные взаимоотношения между Е. и Т., что он (П.) также находился в материальной зависимости от Т. Обращает внимание на то, что на коврике с автомашины, где сидел Е., обнаружена почва идентичная образцам почвы, взятой с места убийства потерпевшего, а на коврике с места, где он сидел в машине, такая почва не обнаружена. Указывает также, что кровь на веревке, изъятой с места происшествия, могла происходить как от потерпевшего Б., так и от Т. Считает, что его показания о непричастности к краже и совершению других преступлений, не опровергнуты. Ссылается на то, что он в квартиру потерпевшего не проникал и с заявлением об этом жена потерпевшего С.Л. в органы милиции не обращалась. Утверждает, что предварительное и судебное следствие проведены односторонне и неполно, а выводы суда, изложенные в приговоре, не соответствуют фактическим обстоятельствам дела. Считает, что суд не принял во внимание, что потерпевший Б. вел себя противоправно и аморально, неоднократно совершал мошенничество и уклонялся от возврата долгов. Утверждает также, что его показания об участии в боевых действиях и о наличии наград, не опровергнуты.

Изучив материалы дела, обсудив доводы, изложенные в кассационных жалобах представителя потерпевшего и осужденного П., судебная коллегия находит приговор в отношении П., Е. и Т. подлежащим отмене с направлением дела на новое судебное рассмотрение по следующим основаниям.

П. виновным себя в предъявленном обвинении не признал и в лишении жизни потерпевшего изобличал Т. и Е. В частности, из его показаний усматривается, что Н. договорился не с ним, а с Т. забрать деньги у Б., присужденные по решению суда, что он находился в материальной зависимости от Т. и поэтому принял участие в исполнении решения суда вместе с другими осужденными.

Т. и Е. виновными себя признали частично и утверждали, что убийство совершил П.

Так, из показаний Т. и Е. усматривается, что П. был должен Т. 5 000 долларов США и дал расписку вернуть ему 7500 долларов. По просьбе своего знакомого Н. для исполнения решения суда о взыскании с Б. 7500 долларов США Т. привлек П., обещая дать ему из этой суммы 1000 долларов, и своего охранника Е. Б. избегал встречи с ними. Примерно в 20 часов 28 марта 2001 года потерпевшего Б. пригласили в машину с помощью участкового милиционера М. и вывезли. П. управлял автомашиной, принадлежащей Н. Т. и Е. рассказали, как П. пытался повесить Б., затем задушил его той же веревкой, тело потерпевшего оттащили к воде, после чего П. достал из машины топор нанес удары, вытащил из карманов одежды потерпевшего 300 рублей денег, паспорт, удостоверение водителя, ключи от квартиры. Е. подробно рассказал, как они с П. незаконно проникли в квартиру к жене убитого С.Л., чтобы потребовать возвратить Н. долг, но ее дома не оказалось.

Поскольку П. утверждал, что Т. и Е. оговаривают его в убийстве, что они заинтересованы в исходе дела, суду следовало особо тщательно проверить обстоятельства дела и дать оценку всем доказательствам.

Суд без выяснения и оценки причин противоречий, содержавшихся в доказательствах, постановил указанный приговор.

В частности, по настоящему делу не в полной мере выполнены требования, содержащиеся в ст. ст. 301, 309, 314 УПК РСФСР, о том, что суд основывает приговор лишь на тех доказательствах, которые были рассмотрены в судебном заседании. Приговор должен быть законным, обоснованным и мотивированным, обвинительный приговор не может быть основан на предположениях и постановляется лишь при условии, если в ходе судебного разбирательства виновность подсудимого в совершении преступления будет доказана. В описательной части приговора, в частности, должно быть указано место, время, способ совершения преступления, доказательства, на которых основаны выводы суда и мотивы, по которым суд отверг другие доказательства.

Не выполнено требование Конституционного Суда Российской Федерации, содержащееся в Постановлении от 20 апреля 1999 года, которым признано, что изменение государственным обвинителем обвинения в сторону смягчения ответственности обязательно для суда, если против такого изменения не возражает потерпевшая сторона.

Суд, не выслушав мнение потерпевшей стороны и по поводу изменения государственным обвинителем обвинения, предъявленного осужденным, в сторону смягчения ответственности, согласился с доводами о переквалификации их действий, чем существенно нарушены права адвоката, представлявшего интересы потерпевшего.

Не соблюдено и требование ст. 261 УПК РСФСР, обязывающей суд в каждом случае определение о направлении дела для производства дополнительного расследования выносить с соблюдением тайны совещания и излагать в виде отдельного документа.

Из протокола судебного заседания (т. 4 л.д. 100 - 103) видно, что представитель потерпевшего адвокат Рындин В.В. повторно в судебных прениях заявил ходатайство о направлении дела на доследование. Указанное заявление оставлено без обсуждения и решения, представитель потерпевшего лишен права и изложить свое мнение по поводу отказа государственного обвинителя от части обвинения.

Остались не проверенными надлежащим образом, с выяснением причин и оценкой противоречий значительное количество доказательств.

Вопреки ст. 314 УПК РСФСР не все доказательства, содержащиеся в письменных документах, в протоколе осмотра места происшествия и в актах экспертиз, а также показания, данные осужденными, не получили надлежащую оценку в приговоре.

В частности, не получили в приговоре оценки показания осужденного П. о том, что он и Е. были зависимы от Т., что за денежный долг Т. удерживал его в своей квартире и он, боясь угроз о расправе над семьей, вынужденно жил с осужденными на квартире.

Не получили оценки и показания Е. и Т., данные на предварительном следствии о том, что они надели наручники на потерпевшего, что Е. оказывал П. помощь перенести тело Б. к воде, выбросил топор, которым потерпевшему были нанесены удары т.п.

Не все фактические данные, содержащиеся в актах судебно-медицинских, судебно-почвоведческой, криминалистической, судебно-баллистической и судебно-биологической экспертиз и показаниях допрошенных лиц, не совпадающие с выводами суда, также получили должную оценку в приговоре.

Так, из акта судебно-медицинской экспертизы усматривается, что смерть Б. наступила от механической асфиксии, развившейся вследствие сдавливания органов шеи петлей. Кроме того, на трупе обнаружены множество и других повреждений - двойная замкнутая странгуляционная борозда, открытая черепно-мозговая травма, кровоподтеки, ссадины. На верхних конечностях трупа были надеты наручники. Однако механизм их образования исследован недостаточно.

При идентичности почвы, обнаруженной на коврике с автомашины, где сидели Е. и Т., и образцов, взятых с места происшествия, и при отсутствии такой почвы на коврике перед сиденьем, где сидел П., необходимость более тщательной проверки и оценки этого обстоятельства очевидна.

Обнаружение крови на веревке, изъятой с места происшествия, которая могла происходить как от потерпевшего Б., так и от Т., не являясь достаточным основанием для вывода о виновности Т. или Е. в похищении и убийстве потерпевшего, нуждается в более тщательной проверке.

В соответствии с п. 3 ст. 68 УПК РСФСР подлежат доказыванию обстоятельства, влияющие на степень и характер ответственности, а также иные обстоятельства, характеризующие личность обвиняемого.

Как видно из протокола судебного заседания, не все доводы осужденного П., аналогичные тем, которые приводятся в кассационных жалобах, выдвигавшиеся в судебном заседании, проверялись, в том числе и связанные с его заявлениями о службе в ГРУ и правительственных наградах. Более тщательно следует проверить и доводы представителя потерпевшего о виновности П., Т. и Е. в похищении Б. по предварительному сговору с целью убийства.

Таким образом, суд основал свои выводы только на части исследованных в судебном заседании фактических данных, а другой части доказательств оценка, как того требуют ст. ст. 71 и 314 УПК РСФСР, не дана.

Остались невыясненными и причины противоречий между фактическими данными, оставленными судом без оценки, и доказательствами, приведенными в приговоре.

Изложенное свидетельствует и о том, что при рассмотрении настоящего дела суд допустил такую неполноту судебного следствия, которая ставит под сомнение законность и обоснованность приговора.

Вывод о виновности П. и других осужденных судом сделан вопреки требованиям ст. ст. 20, 342, 343 УПК РСФСР, без всестороннего, полного и объективного исследования обстоятельств дела.

Таким образом, по настоящему делу требования закона, предъявляемые к рассмотрению дела судом первой инстанции, выполнены не в полной мере, что повлияло на постановление законного и обоснованного приговора.

При новом рассмотрении дела необходимо устранить нарушения закона, принять все предусмотренные законом меры для всестороннего, полного и объективного исследования обстоятельств дела, по результатам которого решить вопрос о виновности или невиновности осужденных по предъявленному обвинению и вынести соответствующее закону решение.

Подлежат проверке и другие доводы кассационных жалоб осужденного П. и представителя потерпевшего, относящиеся к полноте и всесторонности исследования обстоятельств дела, могущие повлиять на квалификацию действий Т., П. и Е. и назначение наказания.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 339 УПК РСФСР, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Московского городского суда от 22 января 2002 года в отношении П., Т. и Е. отменить и дело направить на новое судебное рассмотрение в тот же суд в ином составе судей.

Меру пресечения в отношении П., Т. и Е. оставить без изменения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"