||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 19 марта 2002 года

 

Дело N 66-Г02-5

 

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

 

    председательствующего                            Кнышева В.П.,

    судей                                          Харланова А.В.,

                                                  Корчашкиной Т.Е.

 

рассмотрела в открытом судебном заседании 19 марта 2002 г. гражданское дело по кассационному протесту прокурора и кассационным жалобам губернатора Иркутской области, администрации Иркутской области на решение Иркутского областного суда от 17 января 2002 г. по заявлению прокурора Иркутской области о признании противоречащими федеральному законодательству, недействующими и не подлежащими применению отдельных положений Закона Иркутской области "Об организации и деятельности администрации Иркутской области".

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Харланова А.В., заключение прокурора Генеральной прокуратуры РФ Гермашевой М.М., полагавшей решение суда оставить без изменения, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

 

установила:

 

прокурор Иркутской области обратился в суд с заявлением о признании противоречащими федеральному законодательству, недействующими и не подлежащими применению п. 2 ст. 4; подп. "д" п. 2 ст. 5; подпункта "б" ст. 9 (в части); подп. "а" ст. 10; подп. "и" ст. 12 (в части); подп. "в" п. 2 ст. 43 (в части); ст. 52 (в части) указанного выше Закона области.

Решением Иркутского областного суда от 17 января 2002 г. прокурору отказано в удовлетворении требований в отношении подп. "д" п. 2 ст. 5 оспариваемого Закона. В остальной части его требования удовлетворены.

В кассационном протесте прокурора, участвовавшего в рассмотрении дела, ставится вопрос об отмене решения суда в части отказа в удовлетворении заявления.

В кассационных жалобах губернатора Иркутской области и администрации Иркутской области поставлен вопрос об отмене решения суда в части признания противоречащим федеральному законодательству, недействующим и не подлежащим применению подпункта "б" ст. 9 оспариваемого Закона.

Проверив материалы дела в пределах доводов кассационного протеста и кассационных жалоб, обсудив их доводы, Судебная коллегия оснований к отмене решения суда в обжалуемой и опротестованной части не находит.

В соответствии с подп. "д" п. 2 ст. 5 Закона Иркутской области "Об организации и деятельности администрации Иркутской области" администрация в сфере регулирования экономики, бюджета и финансов вырабатывает предложения об учреждении областных внебюджетных фондов, участвует в управлении ими и контроле за расходованием средств внебюджетных фондов в пределах и порядке, установленных законами области.

По мнению прокурора, данная норма противоречит ст. ст. 143 - 150 Бюджетного кодекса РФ, содержащим исчерпывающий перечень внебюджетных фондов в Российской Федерации, которые имеют статус федеральных и находятся в федеральной собственности. Создание государственных внебюджетных фондов уровня субъекта Федерации или муниципального образования Бюджетным кодексом РФ и иными действующими федеральными законами не предусмотрено.

Отказывая в удовлетворении заявления прокурора в отношении подп. "д" п. 2 ст. 5 Закона области, суд правильно исходил из того, что Бюджетным кодексом РФ регулируются отношения, связанные с государственными внебюджетными фондами, к числу которых относятся: Пенсионный фонд РФ, Фонд социального страхования РФ, Федеральный фонд обязательного медицинского страхования РФ, Государственный фонд занятости населения РФ (ст. 144 БК РФ). Вопросы же создания иных фондов, кроме государственных внебюджетных фондов, Бюджетным кодексом РФ не регулируются.

Как обоснованно указано в решении суда, право устанавливать порядок образования и деятельности других внебюджетных фондов субъектов Российской Федерации, утверждать отчеты о расходовании средств этих фондов согласно подп. "е" п. 2 ст. 5 Федерального закона "Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов власти субъектов Российской Федерации" предоставлено органам государственной власти субъекта Российской Федерации.

Данный вывод суда подтверждается также определением Конституционного Суда Российской Федерации от 6 декабря 2001 г. N 228-О по запросу Народного Хурала Республики Бурятия о проверке конституционности подпункта "е" пункта 2 статьи 5 Федерального закона "Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации".

С учетом указанных обстоятельств доводы кассационного протеста прокурора не могут повлечь отмены решения суда в обжалуемой им части. Они по существу сводятся к неправильному применению судом норм материального права, с чем согласиться нельзя по указанным выше основаниям.

Согласно пп. "б" ст. 9 оспариваемого Закона администрация области в сфере культуры, образования, науки, здравоохранения, туризма, физической культуры и спорта осуществляет сертификацию отдельных видов деятельности и услуг.

Удовлетворяя заявление прокурора о признании данной нормы противоречащей федеральному законодательству, суд правильно исходил из того, что согласно п. 2 ст. 7 Закона Российской Федерации от 10 июня 1993 г. "О сертификации продукции и услуг" организация и проведение работ по обязательной сертификации возлагаются на специально уполномоченный федеральный орган исполнительной власти в области сертификации, а в случаях, предусмотренных законодательными актами Российской Федерации в отношении отдельных видов продукции, могут быть возложены на другие федеральные органы исполнительной власти.

Судом правильно не были приняты во внимание ссылки на Федеральные законы "Об основах охраны труда в Российской Федерации", "О лекарственных средствах", Основы законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан, предусматривающие полномочия органов государственной власти субъектов Российской Федерации по сертификации, поскольку, как видно из содержания оспариваемой прокурором нормы, она носит неопределенный характер. В силу своей неконкретности она позволяет осуществлять администрации области сертификацию любых видов деятельности, указанных в ст. 5, в том числе и тех видов деятельности, сертификация которых относится к компетенции специально уполномоченных федеральных органов исполнительной власти и не относится к компетенции субъекта Российской Федерации в сфере культуры, образования, науки, здравоохранения, туризма, физической культуры и спорта. В частности, в оспариваемом пункте не содержится оговорки о том, что администрация области осуществляет сертификацию отдельных видов деятельности в соответствии с действующим федеральным законодательством.

Довод кассационных жалоб о том, что Федеральный закон "О сертификации продукции и услуг" принят до принятия Конституции РФ, не свидетельствует о том, что он не может применяться, поскольку после принятия Конституции РФ в него неоднократно вносились изменения и дополнения.

С учетом указанных обстоятельств с доводами кассационных жалоб о неправильном применении судом норм материального права согласиться нельзя.

Руководствуясь ст. ст. 305, 311 ГПК РСФСР, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

 

определила:

 

кассационный протест прокурора и кассационные жалобы губернатора Иркутской области и администрации Иркутской области об отмене решения Иркутского областного суда от 17 января 2002 г. оставить без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"