||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 18 марта 2002 г. N 84-о01-25

 

Председательствующий: Соколова В.И.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего - Говорова Ю.В.

судей - Истоминой Г.Н. и Грицких И.И.

рассмотрела в судебном заседании от 18 марта 2002 года дело по кассационным жалобам осужденных Б. и Н. на приговор Новгородского областного суда от 7 сентября 2001 года, которым

Б., <...>, русский, со средним специальным образованием, холостой, неработавший, судимый:

5 мая 1996 года с учетом внесенных изменений по ст. 158 ч. 2 п. п. "а", "г" УК РФ к трем годам лишения свободы условно с испытательным сроком два года;

11 сентября 1998 года по ст. 158 ч. 2 п. "а", "б", "в", "г" УК РФ к трем годам лишения свободы, а с применением ст. 70 УК РФ к трем годам одному месяцу лишения свободы, освобожденный 27 июля 2000 года условно-досрочно на 11 месяцев 17 дней, -

осужден к лишению свободы: по ст. 158 ч. 3 п. "в" УК РФ на пять лет, по ст. 162 ч. 3 п. п. "в", "г" УК РФ на десять лет с конфискацией имущества, по ст. 105 ч. 2 п. "з" УК РФ на пятнадцать лет.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений наказание Б. назначено восемнадцать лет лишения свободы с конфискацией имущества.

В соответствии со ст. 70 УК РФ окончательно Б. назначено наказание восемнадцать лет шесть месяцев лишения свободы в исправительной колонии особого режима с конфискацией имущества.

Н., <...>, русская, с образованием 8 классов, незамужняя, неработающая, несудимая, -

осуждена к лишению свободы: по ст. 158 ч. 2 п. п. "а", "в" УК РФ на два года, по ст. ст. 33 ч. 5 и 162 ч. 2 п. п. "б", "г" УК РФ на семь лет с конфискацией имущества.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений наказание Н. назначено восемь лет лишения свободы в исправительной колонии общего режима с конфискацией имущества.

По ст. ст. 33 ч. 5 и 105 ч. 2 п. "з" УК РФ Н. оправдана за недоказанностью ее участия в совершении данного преступления.

Постановлено взыскать: с Б. и Н. в пользу госучреждения управления федеральной почтовой связи по Новгородской области в возмещение ущерба 2020 рублей 77 копеек солидарно, с Б. в пользу З.А. в счет компенсации морального вреда 80000 рублей, а с Н. - 20 тысяч рублей, с Б. в доход государства судебные издержки в размере 300 рублей.

Заслушав доклад судьи Грицких И.И., объяснения осужденных Б. и Н., поддержавших свои кассационные жалобы, заключение прокурора Шинелевой Т.Н., полагавшую необходимым приговор оставить без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

признаны виновными и осуждены - Б. и Н. за кражу чужого имущества группой лиц по предварительному сговору, с незаконным проникновением в помещение, Б., кроме того, будучи два раза судимым за хищение, совершенную ими в ночь на 19 декабря 2000 года;

Б. за разбойное нападение 13 января 2001 года на З. с применением предметов, используемых в качестве оружия, неоднократно, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшей, будучи ранее два раза судимым за хищение, а Н. за пособничество данного разбойного нападения;

Б. за убийство З., сопряженном с разбоем, совершенные ими при указанных в приговоре обстоятельствах.

В кассационной жалобе осужденный Б. указывает, что с приговором он не согласен. "Изложенные им факты судом во внимание не взяты". Считает, что его действия по ст. 162 ч. 3 п. п. "в", "г" УК РФ квалифицированы неверно, так как ст. 105 ч. 2 п. "з" УК РФ уже предусматривает это деяние. Особо опасный рецидив в его действиях признан неправильно, поскольку ранее преступлений, предусмотренных ст. 105 ч. 2 п. "з" УК РФ, он не совершал. Не согласен по факту кражи с суммой ущерба, с назначенным ему наказанием в виде конфискации ущерба, с показаниями свидетелей (какими не излагает).

Просит рассмотреть дело, смягчить ему меру наказания, определить ее меньше, чем назначил суд, смягчить режим отбывания наказания.

В дополнениях к жалобе Б. полагает, что предварительное следствие было проведено неполно, выводы суда не соответствуют фактам, обстоятельствам дела. Не проверена личность потерпевшего С. О сумме кражи имущества он (Б.) узнал 6 июля, в день возбуждения уголовного дела. Не согласен с показаниями С., заключением судебно-медицинской экспертизы, о количестве нанесенных потерпевшей повреждений, избранной судом мерой наказания.

Просит направить дело на новое дополнительное расследование.

Указывает, что его вина в содеянном занижена тем, что некоторую часть вины взяла на себя Н. Она оговорила себя "из известных только ей фактов". Ее показания на суде, "выдвинутую ею версию о причине самооговора", не взяты во внимание. Судебное разбирательство, по его мнению, проведено односторонне. Информацию о З. он "достал" сам. Вина Н. в сокрытии преступления. Он доверил ей "всю суть дела", обстоятельства убийства З. О краже из ларька Н. не подозревала. Просит "снизить Н. срок" или отменить приговор.

В кассационной жалобе осужденная Н. считает, что приговор является излишне суровым. С Б. о краже она не договаривалась, ключи не брала. Ключи, а потом товар в ларьке забирал Б. Она же при этом только присутствовала. Не согласна с осуждением за разбой. На следствии показания давала "в шокирующем состоянии", когда узнала об оговоре ее и мужа сестры в убийстве почтальона З. С Б. о нападении на потерпевшую не договаривалась. Все решал Б., он спрашивал у нее, где можно достать деньги. Он заставлял ее сходить на почту, узнать, когда привезут деньги и будут их разносить по участку, сообщить ему эту информацию. Не говорила ему о том, что в случае, если З. узнает его, то ее (потерпевшую) надо убить. Это была версия Б. Она ходила на почту, все узнала. Сделала это в связи с тем, что боялась Б. Ее информацией Б. не воспользовался.

Отмечает, что свою вину она признает полностью, в содеянном раскаивается. Просит учесть ее возраст, то, что она не имеет родителей, помогала раскрыть преступления, дать всем фактам по делу правильную юридическую оценку, снизить ей меру наказания, применить ст. 64 УК РФ, "поменять ей режим".

Проверив материалы дела, обсудив доводы жалоб, судебная коллегия считает, что вина Б. и Н. в содеянном ими подтверждена собранными по делу, проверенными в судебном заседании и изложенными в приговоре доказательствами.

Так, в ходе предварительного расследования (в судебном заседании Б. воспользовался положениями ст. 51 Конституции РФ и от дачи показаний отказался) при допросе в качестве подозреваемого Б. пояснял, что он напал из-за денег на З. 13 января 2000 года и убил ее, похитил у нее около 10000 рублей. При проверке показаний Б. на месте преступления последний указывал, что, решив отобрать у З. деньги, взяв из дома нож и кочергу, он пошел на дорогу, где ходила почтальон З.

Встретив потерпевшую, ударил ее сзади несколько раз кочергой по голове, потребовал передать ему деньги. З. ответила, что денег у нее нет, но он настаивал, говорил, что он знает о наличии у нее денег. Она передала ему пакет с деньгами. Он нанес ей еще несколько ударов кочергой, кулаком, потом достал из кармана взятый с собой нож и стал бить им З. в область шеи, при очередном ударе провернул нож. Когда потерпевшая захрипела, он понял, что убил ее. Подобрал кочергу и побежал по полю на трассу Боровичи - Мошенское. Кочерга была "металлическая, плоская с гранеными краями, нож - "бабочка" с вороненой рукояткой". Кочергу и нож он выбросил (л.д. 84, 97 - 98 т. 1).

При допросе в качестве обвиняемого с участием защитника в лице адвоката Б. пояснил, что с Н. он совершил кражу сигарет, вина из ларька ЧП "Степанян", в котором работала сестра Н. Ночью у нее взяли ключи, пошли в ларек и похитили оттуда товары. С. приехал к ним в деревню Передки и сказал, что они должны ему 5000 рублей за совершенную кражу, а он об этом не будет заявлять. Они написали ему записку о долге.

После этого он и Н. стали думать, где достать деньги. Решили совершить нападение на почтальона. Н. ранее работала почтальоном, знала, когда привозят деньги для пенсионеров, примерную сумму, маршрут движения почтальона по участку. Договорились, что преступление надо совершать 13 января. В тот день Н. была выходная, она определила день нападения. Решили, что почтальона надо оглушить и забрать деньги. Он решил, что если почтальон его узнает, убьет ее.

13 января Н. два раза ходила на почту. Первый раз сказала ему, что приехала машина, значит привезли деньги. Второй раз сходила и, возвратившись, сообщила ему, что деньги почтальон З. получила, сейчас пойдет их разносить. Он взял из дома кочергу железную, нож - "бабочка" и пошел на дорогу между деревнями Коровкино и Передки. Около 14 часов увидел идущую с почтой З. Пошел ей навстречу. Поравнявшись с ней, З. поздоровалась. Он немного отошел от нее, раздумывая, совершать или нет преступление. Деньги надо было отдавать. Тогда он догнал З. и сзади ударил ее несколько раз кочергой по голове. Та обернулась. Он потребовал у нее деньги. Она деньги ему отдала. Он их у нее забрал и ударил потерпевшую еще несколько раз кочергой. Она упала. Он достал нож и с целью убийства ударил З. ножом несколько раз в шею. Потом порезал ей шею. Потерпевшая вздохнула и не выдохнула больше. Он с деньгами побежал через поле на трассу Боровичи - Мошенское, пришел домой в д. Передки. С Н. они пересчитали деньги, их было около 10 тысяч рублей. Часть денег они потратили на приобретение продуктов питания, сигареты. Деньги он передал Н. Нож и кочергу он выбросил, скрываясь с места преступления. На его одежде была кровь З., которую (одежду), кроме брюк и спортивного трико, он сжег в печке (л.д. 141 - 142 т. 1).

Аналогичные показания Б. давал при допросе в качестве обвиняемого с участием защитника 29 июня 2001 года (л.д. 176 - 177 т. 2), указывая, что кражу из ларька он и Н. совершили вдвоем, заранее об этом договорились. Когда С.У. уснула, они взяли из ее сумки ключи от ларька, около 2 часов ночи этими ключами открыли замки, проникли вдвоем в помещение ларька, откуда вместе взяли продукты питания, конфеты, сигареты, пиво, спиртные напитки. На какую сумму они похитили товара, не знает, но с указанными в обвинении 980 рублями он согласен. После кражи с похищенным вернулись домой. Ключи положили в сумку С.У. В краже их С. заподозрила сразу, сообщила об этом С. Вначале они (он и Н.) все отрицали. Затем он признался в краже С., обещал ему вернуть деньги, чтобы он о происшедшем не сообщал в милицию. Тот заставил его написать расписку о том, что он (Б.) должен вернуть ему долг, чтобы отдал 5000 рублей. Он (Б.) или Н. предложили с целью завладения деньгами напасть на почтальона З. 11 января 2001 года они (осужденные) окончательно решили совершить преступление. Н. должна была сходить на почту и выяснить, привезли ли туда деньги для пенсионеров, получили ли их почтальоны. Напасть на З. решили в то время, когда она понесет почту в д. Коровкино. 13 января 2001 года Н. около 10 часов и 12 часов 30 минут два раза ходила на почту. Узнала, что деньги привезли, почтальоны их получили для раздачи пенсий пенсионерам. Придя домой, Н. об этом ему рассказала, сообщила, что З. с деньгами направилась в д. Коровкино. Он взял железную кочергу, нож - "бабочку" и побежал по дороге, ведущей в д. Коровкино.

Пояснял изложенные выше обстоятельства совершения им разбойного нападения на З. и убийства последней.

Прибежав домой, рассказал о содеянном Н. Денег было около 10000 рублей, которые они частично потратили, часть из них Н. спрятала в подвале, 600 рублей он отдал С.

При допросе в качестве подозреваемой (л.д. 87 т. 1) Н. указала, что она и Б. договорились и решили похитить деньги у почтальона З.

В качестве обвиняемой при допросе с участием защитника (л.д. 137 т. 1) Н. поясняла, что она с Б. договорились совершить нападение на почтальона З., так как были должны деньги С., поскольку они (осужденные) совершили кражу из его ларька, откуда похитили сигареты, вино. Решили оглушить З. и отобрать деньги, а "если она узнает", то убить ее. Об этом она (Н.) говорила Б. Ранее работала почтальоном, знала время привоза денег для пенсий, время выхода почтальонов на участки для доставки денег. Преступление они решили совершить 13 января, так как в этот день должны были на почту доставить деньги. Она два раза ходила на почту в тот день, выяснила, что З. деньги получила. Сообщила об этом Б., сказала, что та пойдет из дер. Передки к себе домой в дер. Коровкино. При ней (Н.) Б. взял железную кочергу, нож и ушел. Через некоторое время он возвратился, рассказал, что З. убил, наносил удары кочергой по голове, ножом в шею и по телу. Принес 9300 рублей. Деньги они спрятали в подвале своего дома, часть потратили на свои нужды. Одежду, кроме брюк и трико, Б. сжег в печке.

Признавала (л.д. 185 - 186 т. 2), что 18 декабря 2000 года ее сестра - С.У. после работы в ларьке ЧП "Степанян" ночевала у Б. Вечером они употребляли спиртное. Ночью Б. предложил ей (Н.) взять ключи из сумки спящей С.У., пойти в ларек, где последняя работала и совершить оттуда кражу продуктов питания. Она (Н.) согласилась Б. взял из сумки ключи, она с ним захватили из дома два пакета и около 2-х часов ночи пришли к ларьку, открыли его, зашли в него. Б. набрал с полок и сложил в пакеты продукты питания, конфеты, шоколад, пиво, спиртные напитки. С похищенным вернулись домой к Б. Ключи Б. положил в сумку С.У. Похищенное спрятали. В дальнейшем все поели, выпили. С.У. заметила кражу, заподозрила их, просила вернуть все. Она (Н.) и Б. в краже не признавались. Потом С. приезжал к ним домой, сказал, чтобы они вернули деньги, дал им для этого срок один месяц, говоря, что в этом случае о краже заявлять не будет.

Б. стал думать, как достать денег. Спрашивал ее, откуда можно угнать машину и продать ее, решил напасть на почтальона и отобрать деньги.

Она и он вместе решили это сделать. Договорились об этом 11 января. Она должна была узнать, когда привезут из города деньги, когда их получат почтальоны и пойдут по своим участкам, сообщить об этом Б. Раньше она знала график доставки пенсий, но его в то время сменили, в связи с чем она и должна была выяснить эти вопросы. Само нападение должен был совершить один Б. Договорились совершить нападение 13 января. В тот день около 10 часов пошла на почту. Поняла, что деньги еще не привезли. Около 12 часов 30 минут снова сходила туда. Видела на почте З. Поняла, что деньги доставлены, уже получены почтальонами. После этого пришла домой, сообщила об этом Б., сказала, что З. пойдет к себе домой в деревню Коровкино.

Б. ушел, взяв кочергу и нож. Времени было около 13 часов 20 минут. Вернулся он около 15 часов. Одежда, лицо и руки у него были в крови. С собой принес деньги в полиэтиленовом пакете, их было около 9300 - 9400 рублей. Рассказал ей обстоятельства нападения и убийства З. Деньги вначале они спрятали на чердаке, потом они их перепрятала в подвал. Б. ходил к С., отдал ему 600 рублей.

Потерпевший С. показал в судебном заседании, что в декабре 2000 года от продавца С.У. узнал о краже из его ларька. Последняя высказала предположение о том, что кражу совершили Н. и Б. Он нашел Б. и последний признался в краже. Инвентаризацией была установлена недостача товаров после кражи на 980 рублей. Сказал Б., что по поводу кражи будет обращаться в милицию. Б. просил его не делать этого, обещал возместить ущерб. Написал ему расписку, что взял из ларька товара на 500 - 600 рублей. В тот же день Б. принес ему 400 рублей, оставшуюся сумму обещал вернуть в течение трех дней. На третий день Б. отдал ему 600 рублей. После этого он (С.) зашел в киоск, где находилась мать Б. Она плакала, говорила, что у отца украли пенсию - 600 рублей. Поняв, что эти деньги украл Б., он (С.) отдал переданные ему Б. 600 рублей его матери.

После этих событий Б. он больше не видел. Никаких 5000 рублей он (С.) с Б. не требовал.

Свидетель С.У. показала, что в декабре 2000 года она работала продавцом в ларьке ЧП "Степаняна". В середине декабря вечером была в гостях у Б., где находилась ее сестра - Н. Ложась спать, сумку с ключами оставила у дивана. Проснувшись ночью, увидела в руках Б. пакет, который был чем-то наполнен. Сумка ее оказалась на кресле. Ключи в ней лежали в другом положении. Она заподозрила в краже сестру и Б., но они это отрицали, хотя и пошли вместе с ней к киоску. Она обнаружила следы проникновения посторонних лиц в ларек. Сообщила о происшедшем С. Просила Б. и Н. вернуть похищенное, но те ни в чем не признавались. Проверили в ларьке товар. Обнаружили пропажу шоколада, конфет, печенья, вина, консервов, сигарет. Этот товар поступил за день до кражи и она его не продавала. От кражи образовалась недостача товара на 980 рублей.

На следствии С.У. поясняла и подтвердила в суде, что ночью увидела, что Б. и Н. тащили ее сумку по полу, Б. клал ключи в нее.

Факт кражи товара из ларька ЧП "Степанян" подтверждается показаниями свидетелей М., С.О., данными акта инвентаризации товарно-материальных ценностей в киоске N 3, расположенного по улице Дзержинского, принадлежащего ЧП "Степанян", о недостаче в нем товара на 980 рублей.

Из расписки Б. (л.д. 205 ч. 1) следует, что он взял у С.У. ключи от ларька, проник в него, откуда было похищено шампанское, шоколад, сигареты, зажигалки, фисташки, а другое не помнит. Обещает вернуть стоимость похищенного примерно на 500 - 600 рублей. Отражено, что "сейчас он дает 400 рублей, остальное 1 февраля 2001 года".

Свидетель К. пояснила в суде, что 13 января 2001 года около 11 часов на почту привезли деньги для выдачи пенсий пенсионерам. Почтальону З. она выдала 10.300 рублей 77 копеек.

В тот день на почту Н. приходила два раза.

Первый раз она купила у нее товар для мытья посуды, второй раз покупала З. газету.

После покупки газеты Н. вышла. Потом ушла З. на доставку почты. Последняя направлялась в дер. Коровкино.

В 15 часу С.Т. сообщила, что З. лежит на дороге мертвая. Она (К.) побежала на то место. Вокруг лежащей З. было много крови. Лицо, шея, тело погибшей тоже были в крови.

Она (К.) вызвала работников милиции.

На следственном эксперименте участвовала в качестве понятой. Б. вел себя спокойно, всем сам рассказывал и показывал. Никакого давления на него никто не оказывал. Искали по его показаниям орудия убийства, но не нашли.

Показания К. соответствуют изложенным в приговоре показаниям С.Т.

Свидетель К.А. пояснил в судебном заседании, что в тот день он был на почте. Видел, что З. вышла из здания почты, посетовала, что опоздала на автобус. Пошла в сторону гаражей по направлению в деревню Коровкино. Через некоторое время увидел Б., который направился в сторону почтальона З. Правая рука у Б. была в кармане, он что-то придерживал под курткой.

Согласно заключению судебно-медицинского эксперта у З. 1950 года рождения были выявлены: колото-резаная рана передней поверхности верхней трети шеи с повреждением гортаноглотки и пищевода, массивное наружное кровотечение; две колото-резаные раны грудной клетки справа, проникающие в плевральную полость с повреждением легкого; 18 ушибленных ран волосистой части головы, лица, два кровоподтека лица, перелом свода черепа, открытый перелом верхней челюсти и правой скуловой кости, перелом костей носа; ушиб головного мозга; колото-резаная рана затылочной области головы справа и другие телесные повреждения.

Смерть З. наступила в результате причинения тяжкого вреда здоровью - резаной раны шеи с указанными выше повреждениями, ран, проникающих в правую плевральную полость с повреждением легкого, ран грудной клетки справа, от обильного наружного кровотечения. Каждая из этих ран расценивается отдельно как причинившие тяжкий вред здоровью. Данные повреждения состоят в прямой причинной связи со смертью.

Колото-резаные раны грудной клетки возникли при двух ударах колюще-режущим предметом с обухом и одним лезвием; резаная рана шеи возникла при не менее 8-кратном действии колюще-режущего предмета с аналогичными характеристиками.

Установленная черепно-мозговая травма оценивает как причинившая тяжких вред здоровью, возникла при не менее 20-ти ударах по голове тупогранным предметом с прямолинейным ребром.

Все повреждения З. причинены в короткий промежуток времени прижизненно.

Смерть потерпевшей наступила спустя несколько минут после причинения повреждений.

Ушибленные раны в совокупности с переломами костей черепа причинены тупым твердым предметов с прямолинейной гранью, состоящим из железа или несущим на себе следы последнего.

Смерть З. могла наступить в установленное судом время.

Заключением судебно-биологической экспертизы установлено, что на спортивных брюках и полушерстяных брюках, изъятых у Б., была обнаружена кровь человека, происхождение которой от З. не исключается.

Из протокола обыска от 16 января 2001 года видно, что в подвальном помещении дома по месту проживания Н. и Б. был обнаружен сверток с деньгами в сумме 8280 рублей.

Вина осужденных подтверждается и другими указанными в приговоре доказательствами.

Оценив доказательства по делу в их совокупности, суд пришел к обоснованному выводу о доказанности вины: Б. и Н. в краже чужого имущества группой лиц по предварительному сговору, с незаконным проникновением в помещение, Б., кроме того, будучи ранее два раза судимым за хищение; Б. в разбойном нападении на З., совершенном им с применением предметов, используемых в качестве оружия, неоднократно, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшей, будучи ранее судимым два раза за хищение; в убийстве З., сопряженном с разбоем; Н. в соучастии в форме пособничества в разбойном нападении на З. с применением предмета - кочерги, используемого в качестве оружия, неоднократно.

По изложенным в приговоре основаниям действия Б. по ст. ст. 158 ч. 3 п. "в", 162 ч. 3 п. п. "в", "г", 105 ч. 2 п. "з" УК РФ, Н. по ст. ст. 158 ч. 2 п. п. "а", "в", 33 ч. 5 и 162 ч. 2 п. п. "б", "г" УК РФ судом квалифицированы правильно.

Выводы суда мотивированы, они соответствуют фактическим обстоятельствам по делу, основаны на исследованных в судебном заседании доказательствах.

Обстоятельства по делу исследованы в соответствии с требованиями ст. 20 УПК РСФСР.

Положенные в основу обвинения осужденных доказательства получены в установленном законом порядке, их допустимость сомнений не вызывает.

Доводы осужденных о том, что на совершение преступлений они не договаривались, о краже из ларька ЧП "Степанян" Н. не подозревала, что из него было похищено товара на меньшую сумму, чем им предъявлено обвинением, о непричастности Н. к разбойному нападению на З., несостоятельны, на материалах дела не основаны, противоречат им.

Эти утверждения Б. и Н. проверялись. Как опровергнутые приведенными в приговоре доказательствами, они судом обоснованно отвергнуты.

Показания осужденных, которые они давали в ходе предварительного следствия, их суждения в судебном заседании по предъявленному им обвинению исследовались, причины изменений ими пояснений выяснялись, всем им при постановлении приговора дана верная юридическая оценка.

Положенные судом в основу обвинения осужденных доказательства согласуются между собой, каждое из доказательств подтверждается другими фактическими данными по делу.

Данных, свидетельствующих о применении в ходе предварительного расследования незаконных методов ведения следствия, по делу не установлено.

Не доверять показаниям С. у суда оснований не было. Как на предварительном следствии, так и в судебном заседании он давал последовательные показания. Его пояснения соответствуют другим доказательствам.

Объективность заключения судебно-медицинского эксперта, в том числе и о количестве выявленных у потерпевшей З. телесных повреждений, сомнений не вызывает. Судебно-медицинская экспертиза проведена компетентным на то лицом, выводы эксперта основаны на данных исследования трупа потерпевшей, они мотивированы, не противоречат установленным по делу фактическим обстоятельствам происшедших событий.

Доказательства по делу позволили суду обоснованно признать, что Б. и Н. заранее договорились совершить кражу из ларька ЧП "Степанян" и осуществили свое намерение в действительности. Эти обстоятельства усматриваются из их же показаний на следствии, положенных судом в основу обвинения. Совершение ими кражи из ларька по существу оба признавали в суде. Выводы суда о виновности Б. и Н. в тайном хищении имущества из торговой точки подтверждены показаниями С.У., С.В., М., С. и другими данными по делу. После совершенной ими этой кражи осужденные были задержаны не сразу, а спустя относительно длительного времени. Похищенным они имели реальную возможность распорядиться по своему усмотрению, что ими и было сделано. С тем фактом, что ими было похищено товара на 980 рублей, как видно из показаний Б. на следствии, он был согласен. Кражу Б. и Н. совершили совместно, суд обоснованно признал их соисполнителями данного преступления. Не соглашаться с выводами суда, в том числе об объеме похищенного из ларька и стоимости похищенного товара, оснований не имеется.

Доказательства по делу свидетельствуют о том, что Н. знала о намерении Б. напасть на З. с целью хищения денег. Б. сообщил ей о своем плане с целью завладения деньгами оглушить почтальона кочергой, а в случае, если почтальон его узнает, убить ее (З.). Как указывал Б. на следствии, они обсуждали о том, что почтальона надо оглушить и забрать деньги. Сама Н. признавала, что она и Б. договорились совершить нападение на почтальона. Само нападение должен был совершить Б., а она должна была выяснить и предоставить ему информацию о работе почты, о поступлении туда денег, получении их почтальоном З., маршруте последней, что ими и было сделано. Указывала, что, получив от нее информацию, Б., взяв кочергу и нож, ушел. По возвращению одежда, лицо, руки у Б. были в крови, он принес деньги, рассказал ей обстоятельства нападения на З. и ее убийства. Деньги они спрятали на чердаке, а потом он их перепрятала в подвал.

Вывод суда о соучастии Н. в форме пособничества в разбое, совершенном в отношении З., является правильным.

В показаниях Б. и Н., положенных судом в основу их обвинения, самооговора осужденных, оговора их друг друга, их оговора со стороны потерпевших и свидетелей судебная коллегия не усматривает.

Нарушений норм уголовно-процессуального закона, влекущих отмену или изменение приговора, органами предварительного расследования и судом не допущено.

Б. напал на З. с целью хищения чужого имущества, применил в отношении нее насилие, опасное для ее жизни, причинил ей тяжкий вред здоровью, используя при этом предметы - кочергу и нож в качестве оружия, в ходе разбойного нападения убил З.

Использование им в качестве орудий преступления железной кочерги и ножа, нанесение ими множественных ударов с достаточной силой в жизненно важные органы потерпевшей, характер и локализация причиненных им потерпевшей телесных повреждений свидетельствуют о наличии у Б. умысла на лишение жизни З.

Между его действиями и наступившими последствиями - смертью З. имеется прямая причинная связь.

Действовали Б. и Н. сознательно, последовательно. Психическое состояние осужденных проверено.

С учетом заключений проведенных в отношении них судебно-психиатрических экспертиз, их личностей, всех обстоятельств по делу, поведения до, во время и после содеянного в отношении инкриминируемых им деяний Б. и Н. обоснованно признаны вменяемыми.

Из материалов дела следует, что по приговору от 11 сентября 1998 года Б. был судим за тяжкое преступление, судимость по которому у него не снята и не погашена в установленном законом порядке. По настоящему делу он признан виновным и осужден за особо тяжкие преступления, предусмотренные ст. ст. 105 ч. 2 п. "з" и 162 ч. 3 п. п. "в", "г" УК РФ.

При таких обстоятельствах в соответствии с требованиями ст. 18 ч. 3 п. "в" УК РФ суд обоснованно признал наличие в действиях Б. особо опасного рецидива преступлений.

Наказание Б. и Н. назначено с учетом характера и степени общественной опасности совершенных ими преступлений, данных о их личности, в том числе указанных ими в жалобах, всех обстоятельств по делу, влияния назначенного наказания на исправление каждого. Назначенное им наказание чрезмерно суровым, явно несправедливым не является.

Для смягчения осужденным наказания, применения в отношении Н. ст. 64 УК РФ, как о том ставится вопрос в жалобах Б. и Н., судебная коллегия оснований не находит.

Вид исправительного учреждения для отбывания наказания Б. и Н. назначен верно, в соответствии с положениями ст. 58 УК РФ.

Гражданские иски по делу разрешены судом в соответствии с законом.

Кассационные жалобы осужденных удовлетворению не подлежат.

Руководствуясь ст. ст. 332, 339 УПК РСФСР, Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации

 

определила:

 

приговор Новгородского областного суда от 7 сентября 2001 года в отношении Б. и Н. оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"