||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 18 марта 2002 г. N 44-О01-136

 

Председательствующий: Исаев В.П.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Свиридова Ю.А.

судей Коваля В.С., Колышкина В.И.

рассмотрела в судебном заседании 18 марта 2002 года дело по кассационным жалобам осужденных Ф., Б., адвоката Рухмановой Л.Ф. на приговор Пермского областного суда от 7 мая 2001 года, по которому

Ф., <...>, судимый:

1. 3 ноября 1998 года по ст. 161 ч. 2 п. п. "а", "б", "д" УК РФ на два года лишения свободы, освобожден 14 декабря 1999 года условно-досрочно на восемь месяцев два дня,

осужден к лишению свободы по:

- ст. 30 ч. 3, ст. 161 ч. 2 п. п. "а", "б", "г" УК РФ на три года;

- ст. 162 ч. 3 п. "в" УК РФ на восемь лет;

- ст. 105 ч. 2 п. п. "ж", "з" УК РФ на девять лет.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений назначено десять лет лишения свободы в воспитательной колонии.

Б., <...>, судимый 25 января 2000 года по ст. 161 ч. 2 п. п. "б", "г", "в", "д" УК РФ на три года лишения свободы, освобожден от наказания 17 августа 2000 года на основании Постановления Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации "Об объявлении амнистии в связи с 55-летием Победы в Великой Отечественной войне 1941 - 1945 годов" от 26 мая 2000 года,

осужден к лишению свободы по:

- ст. 30 ч. 3, ст. 161 ч. 2 п. п. "а", "б", "г" УК РФ на три года;

- ст. 162 ч. 3 п. "в" УК РФ на восемь лет с конфискацией имущества;

- ст. 105 ч. 2 п. п. "ж", "з" УК РФ на двенадцать лет.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений назначено тринадцать лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с конфискацией имущества.

Т., <...>, не судимый,

осужден к лишению свободы по:

- ст. 30 ч. 3, ст. 161 ч. 2 п. п. "а", "г" УК РФ на три года;

- ст. 162 ч. 3 п. "в" УК РФ на восемь лет с конфискацией имущества;

- ст. 105 ч. 2 п. п. "ж", "з" УК РФ на двенадцать лет.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений назначено тринадцать лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с конфискацией имущества.

По делу разрешен гражданский иск.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Коваля В.С., объяснения осужденных Ф., Б., поддержавших доводы кассационных жалоб, заключение прокурора об оставлении приговора без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

Ф., Б. и Т. осуждены за покушение на открытое хищение имущества П., разбойное нападение на него с причинением тяжкого вреда здоровью и его мать П., а также убийство П.В., совершенное группой лиц, сопряженное с разбоем.

Преступления совершены ими 6 октября 2000 года в г. Соликамске при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В суде осужденные вину признали частично.

В кассационных жалобах:

осужденный Ф. просит приговор отменить, выражая свое несогласие с осуждением по ст. 30 ч. 3, ст. 161 ч. 2 п. п. "а", "б", "г" УК РФ, указывая, что в данном случае в его действиях отсутствует состав преступления, так как у потерпевшего были похищены лишь ключи от квартиры, которые какой-либо ценности не представляют. Кроме того, отмечает, что по настоящему приговору он осужден на десять лет лишения свободы, а приговору Соликамского городского суда от 1 марта 2001 года он осужден по ст. 161 ч. 2 п. п. "а", "б", ст. 70 УК РФ на четыре года лишения свободы, в то время как наказание ему в силу закона не может быть назначено свыше десяти лет;

осужденный Б. просит приговор отменить, полагая, что он необоснованно осужден за покушение на открытое хищение имущества П., так как похищенные ключи какой-либо ценности не представляют. Считает, что также необоснованно осужден за убийство потерпевшего, который после причинения ему телесных повреждений был еще жив;

адвокат Рухманова Л.Ф. в защиту интересов Т. просит приговор отменить, дело прекратить за недоказанностью его вины в совершении преступлений, указывая, что первоначально осужденный нанес побои потерпевшему не из-за корыстного мотива, а из-за грубости последнего и отказа дать закурить. Поскольку отсутствует заявление потерпевшего, то Т. не может нести уголовную ответственность за побои. Считает, что Т. не только не душил потерпевшего в квартире, но и не наносил ему ударов, а лишь пытался разнять П. и Б., при этом денег у потерпевшего не требовал.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, судебная коллегия не находит оснований для их удовлетворения.

Как следует из материалов дела и бесспорно установлено судом, осужденные 6 октября около 00 часов с целью хищения имущества напали на улице на П., нанесли ему удары руками и ногами по телу. Но, обыскав карманы его одежды, каких-либо вещей не нашли. После этого Ф. забрал у потерпевшего ключи от квартиры.

Около 6 - 7 часов этого же дня осужденные в продолжение своего умысла на завладение имуществом П., используя похищенные ключи, ворвались в квартиру потерпевшего, в которой он проживал с матерью П.В. и потребовали у него деньги. После оказания потерпевшим сопротивления подвергли его избиению, нанеся удары руками и ногами по различным частям тела. Подвергли избиению и П.В., которая попыталась заступиться за сына. Во время своих действий Ф. и Б. удерживали потерпевшего за руки и ноги, а Т. сдавил ему шею руками. Так как П.В. обратилась за помощью к соседям, то осужденные вытащили потерпевшего на улицу, где вновь нанесли ему удары ногами по голове и телу.

От причиненных телесных повреждений наступила смерть потерпевшего.

Доводы жалоб о необоснованности осуждения Ф., Б. и Т. нельзя признать состоятельными.

То обстоятельство, что осужденные с применением насилия напали на потерпевшего и обыскали его карманы, свидетельствует об их намерении похитить его имущество.

Поэтому их действия обоснованно были квалифицированы судом как покушение на открытое хищение чужого имущества.

Потерпевшая П.В. подтвердила свои показания в ходе предварительного следствия, из которых следует, что ворвавшиеся в квартиру трое парней потребовали у сына деньги, после чего стали его избивать. Один душил сына, второй держал за руки, а третий - за ноги. Один из парней ее оттолкнул, после чего ей стали наносить удары ногами. Пока она бегала к соседям за помощью, сын оказался на улице, где и скончался к приезду машины "скорой помощи".

Каких-либо оснований не доверять показаниям потерпевшей не имеется, поскольку они подтверждаются другими исследованными в судебном заседании и изложенными в приговоре доказательствами.

В частности из показаний потерпевшей П.Н. следует, что сразу после случившегося она от матери узнала о том, что П. избили на улице и забрали ключи от квартиры. Утром эти же лица ворвались в квартиру, избили ее и брата и увели его на улицу.

Свидетель Т.А. пояснила, что около 7 часов утра к ним дважды обращалась соседка П.В. с просьбой вызвать милицию, так к ним в квартиру ворвались трое неизвестных, избивают их, увели сына на улицу убивать.

Согласно заключениям судебно-медицинских экспертиз:

- смерть П. наступила в результате механической асфиксии, развившейся вследствие удавления руками, сопровождавшейся переломом подъязычной кости, кровоизлияниями в мышцы шеи и ткань слюнной железы.

Кроме того, были причинены кровоизлияния под мягкую мозговую оболочку, в мягкие ткани головы, в мышцы передней и правой боковой поверхности грудной клетки, перелом костей носа;

- П.В. причинены перелом 3 - 4 ребра слева, кровоподтеки на веках левого глаза, вызвавшие вред средней тяжести.

О том, что Т. душил потерпевшего за шею, пояснил в ходе предварительного следствия и осужденный Ф.

При таких обстоятельствах осужденные обоснованно признаны виновными в содеянном, а их действиям дана правильная юридическая оценка.

Доводы жалобы адвоката о том, что по показаниям эксперта смерть потерпевшего могла наступить от сдавления шеи ногой, не соответствует показаниям эксперта в судебном заседании, изложенным в протоколе.

То обстоятельство, что по предыдущему приговору Ф. был осужден на четыре года лишения свободы, не влияет на обоснованность настоящего приговора, поскольку в соответствии со ст. 88 УК РФ наказание несовершеннолетнему лицу, в том числе и окончательное наказание по правилам ст. 69 ч. 3 и ч. 5 УК РФ не может превышать десяти лет.

Наказание осужденным назначено с учетом характера и степени общественной опасности преступлений, обстоятельств дела, данных о личности.

Оснований для его смягчения не имеется.

Вместе с тем, суд в нарушение требований ст. 16 и ст. 63 ч. 2 УК РФ признал неоднократность преступлений у осужденных Ф. и Б. обстоятельством, отягчающим наказание.

Поэтому указание об этом подлежит исключению из приговора.

Руководствуясь ст. 332, ст. 339 УПК РСФСР, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Пермского областного суда от 7 мая 2001 года в отношении Ф. и Б. изменить.

Исключить указание о признании неоднократности преступлений обстоятельством, отягчающим наказание.

В остальной части приговор о них, а также в отношении Т. оставить без изменения, кассационные жалобы - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"