||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 31 марта 1998 года

 

Дело N 82-Г98-1

 

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

 

    председательствующего                            Кнышева В.П.,

    судей                                            Зайцева В.Ю.,

                                                  Василевской В.П.

 

рассмотрела в судебном заседании от 31 марта 1998 г. кассационную жалобу Л. и кассационный протест прокурора Курганской области на решение Курганского областного суда от 11 февраля 1998 г. по делу по заявлениям Л. и прокурора области о признании частично недействительными Устава Курганской области и Закона Курганской области "О внесении дополнений в Закон Курганской области "О выборах главы администрации (губернатора) Курганской области".

Заслушав доклад судьи Василевской В.П. и заключение помощника Генерального прокурора Российской Федерации Корягиной Л.Л., не поддержавшей кассационный протест прокурора области и полагавшей решение суда оставить без изменения, Судебная коллегия

 

установила:

 

прокурор Курганской области и Л. обратились в суд с заявлением о признании недействительными ст. ст. 82 и 98 Устава Курганской области в части ограничения пассивного избирательного права продолжительностью проживания на территории области не менее года и достижением максимального возраста 60 лет.

Кроме того, Л. просил признать недействительными:

- ст. 1.4 Закона области "О внесении дополнений в Закон области "О выборах главы администрации (губернатора) Курганской области", предусматривающую возможность проведения повторного голосования при оставшемся одном кандидате в депутаты;

- ст. 80 Устава области, согласно которой законодательная власть в области, наряду с областной Думой, осуществляется населением непосредственно путем областного референдума;

- ч. 1 ст. 90 Устава области, предоставляющую председателю областной Думы права исполнять свои обязанности до первого пленарного заседания Думы нового созыва;

- п. "а" ст. 106 Устава области в части возложения на губернатора обязанности по обеспечению территориальной целостности области;

- п. "я" ст. 106 Устава области, наделяющий губернатора правом применения на территории области чрезвычайных мер до вынесения соответствующего на этот счет решения Президентом Российской Федерации;

- ст. 108 Устава области, устанавливающую, что исполнительно-распорядительные органы районов г. Кургана и г. Шадринска входят в систему исполнительных органов государственной власти;

- ч. ч. 6 и 7 ст. 154 Устава обл., согласно которым решения, принятые путем местного референдума, обязательны для исполнения органами государственной власти районов, городов Кургана и Шадринска и органов местного самоуправления; перечень вопросов, решения по которым принимаются только путем местного референдума, определяется органом государственной власти районов, городов Кургана и Шадринска и органом местного самоуправления;

- ч. 1 ст. 168 Устава области, предоставляющую губернатору право приостанавливать действие актов министерств и ведомств Российской Федерации, противоречащих законодательству Российской Федерации;

- ч. 1 ст. 101 Устава области о неприкосновенности главы администрации области.

Заявленные требования обоснованы несоответствием оспариваемых положений нормативных актов Конституции Российской Федерации и федеральному законодательству.

Решением Курганского областного суда от 11.02.98 требования прокурора удовлетворены полностью, Л. - частично, судом признаны недействительными:

- ст. ст. 82, 98 Устава области в части ограничения пассивного избирательного права продолжительностью и сроком проживания гражданина на территории Курганской области и максимальным возрастом - со дня вступления в силу Закона Российской Федерации "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации", т.е. с 30.09.97;

- ч. 7 ст. 154 Устава обл. в части полномочий государственных органов власти по определению перечня вопросов на местном референдуме и ч. 1 ст. 168 Устава области - со дня их издания.

В остальной части заявление Л. оставлено без удовлетворения.

С решением суда в части признания незаконными ч. 7 ст. 154 и ч. 1 ст. 168 Устава области прокурор области не согласен, считает, что в этой части судебное решение "не соответствует обстоятельствам дела" и просит в кассационном протесте его отменить с вынесением нового решения об отказе Л. и в этих требованиях.

В кассационной жалобе Л. также считает решение суда незаконным в неудовлетворенной части его требований, указывая на допущенные судом нарушения норм материального права: ст. ст. 4, 12, 71, 72, 76, 88, 91, 130, 131 Конституции Российской Федерации и ч. ч. 11, 12 ст. 32 Федерального закона "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме Российской Федерации".

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации, проверив материалы дела и доводы кассационных жалобы и протеста, находит решение суда подлежащим отмене в части по следующим основаниям.

Обсуждая вопрос о незаконности указанных прокурором и Л. положений Устава Курганской области и Закона области "О внесении дополнений в Закон области "О выборах главы администрации (губернатора) Курганской области", суд обоснованно на основе анализа этих нормативных актов, Конституции Российской Федерации и федерального законодательства пришел к выводу о том, что ст. ст. 82, 98 Устава области в части ограничения пассивного избирательного права продолжительностью и сроком проживания гражданина на территории области и максимальным возрастом, ч. 1 ст. 168, а также ч. 7 ст. 154 Устава области в части полномочий государственных органов власти по определению перечня вопросов на местном референдуме приняты областной Думой с превышением своих полномочий и вопреки требованиям закона.

Исходя из положений п. "н" ст. 72, ч. 2 ст. 76 Конституции Российской Федерации о разграничении компетенции Российской Федерации и ее субъектов по вопросам установления общих принципов организации системы органов государственной власти и местного самоуправления и приоритете федерального законодательства над законами и иными нормативными актами субъекта Российской Федерации принимаемые последними нормативные правовые акты по вопросам организации системы органов государственной власти и местного самоуправления не должны противоречить федеральному законодательству.

Предусматривающими общие принципы организации системы органов государственной власти и местного самоуправления статьями 12, 130 (ч. 2), 131 (ч. 1) Конституции Российской Федерации и ст. 2 Федерального закона "Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации" в Российской Федерации признается и гарантируется местное самоуправление, органы местного самоуправления не входят в систему государственной власти, местное самоуправление в пределах своих полномочий самостоятельно и осуществляется гражданами путем референдума, выборов, других форм прямого волеизъявления через выборные и другие органы местного самоуправления, структура органов местного самоуправления определяется населением самостоятельно, самостоятельно оно решает и вопросы местного значения. Народ осуществляет свою власть непосредственно, а также через органы государственной власти и органы местного самоуправления (ст. 3 Конституции Российской Федерации).

Предусмотренные п. 7 ст. 154 и ч. 1 ст. 168 Устава области положения в части предоставления полномочий соответственно государственным органам власти по определению перечня вопросов на местном референдуме и главе администрации области - по приостановлению действия актов министерств и ведомств Российской Федерации, не соответствующих российскому законодательству, противоречат изложенным конституционным нормам и федеральным законам и не могут быть признаны действительными, на чем настаивает прокурор области в кассационном протесте.

В то же время Судебная коллегия Верховного Суда Российской Федерации не может согласиться с доводами суда о законности ч. 1 ст. 101 и п. "л" ст. 106 Устава области, соответственно гарантирующих право губернатора на неприкосновенность на всей территории области и наделяющих его полномочиями по применению на территории области чрезвычайных мер временно, до вынесения решения Президентом Российской Федерации о введении чрезвычайного положения.

Согласно ст. 22 Конституции Российской Федерации каждый имеет право на свободу и личную неприкосновенность. Поэтому наделение губернатора Курганской области особым статусом неприкосновенности предполагает, как правильно указано в кассационной жалобе, обеспечение его дополнительными, в отличие от других граждан, мерами правовой неприкосновенности вплоть до освобождения от уголовной и административной ответственности, тогда как решение этих вопросов находится в ведении федеральных органов власти (п. "о" ст. 71 Конституции Российской Федерации).

В силу ст. 88 Конституции Российской Федерации введение на территории Российской Федерации чрезвычайного положения относится к компетенции Президента Российской Федерации.

Условия и порядок введения чрезвычайного положения должны быть определены только федеральным конституционным законом.

Действующим Законом Российской Федерации от 17.05.91 "О чрезвычайном положении" прав субъектам Российской Федерации на введение чрезвычайного положения или принятие чрезвычайных мер, в том числе и временно, не предоставлено, поскольку это связано с ограничением прав и свобод граждан.

После введения чрезвычайного положения Президентом Российской Федерации субъект Федерации вправе на основании п. "з" ст. 72 Конституции Российской Федерации (о разграничении компетенции Российской Федерации и ее субъектов) по вопросам осуществления мер по борьбе с катастрофами, стихийными бедствиями, эпидемиями и ликвидации их последствий ввести свое правовое регулирование, не противоречащее Конституции Российской Федерации и федеральному законодательству.

Таким образом, ч. 1 ст. 101 и п. "л" ст. 106 Устава Курганской области являются также незаконными и подлежат отмене со дня их издания.

В связи с этим Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации считает необходимым решение суда в этой части отменить и вынести новое, не передавая дело на новое рассмотрение, поскольку дополнительного производства по делу не требуется.

В остальной части судебное решение является законным и обоснованным, доводы Л. о недействительности ст. 1.4 Закона Курганской области "О внесении дополнений в Закон Курганской области "О выборах главы администрации (губернатора) Курганской области"", ст. 80, ч. 1 ст. 90, п. "а" ст. 106, ст. 108, ч. 6 ст. 154 Устава области ошибочны, о чем в судебном решении содержатся основанные на законе мотивы признания их таковыми.

На основании изложенного и руководствуясь ст. 311, п. 4 ст. 305 Гражданского процессуального кодекса РСФСР, Судебная коллегия

 

определила:

 

решение Курганского областного суда от 11 февраля 1998 г. в части отказа Л. в удовлетворении заявления о признании ч. 1 ст. 101 и п. "л" ст. 106 Устава Курганской области недействительными отменить.

Признать ч. 1 ст. 101 и п. "л" ст. 106 Устава Курганской области недействительными со дня их издания.

В остальной части решение суда оставить без изменения, кассационную жалобу Л. и кассационный протест прокурора области - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"