||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 15 марта 2002 г. N 88-о01-39

 

Председательствующий: Шмаленюк С.И.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Свиридова Ю.А.,

судей Яковлева В.К., Хинкина В.С.

рассмотрела в судебном заседании от 15 марта 2002 года дело по кассационной жалобе осужденного С. на приговор Томского областного суда от 17 мая 2001 года, которым

С., <...>, не судимый:

осужден: по ст. 105 ч. 2 п. "и" УК РФ - на 12 лет к лишению свободы, по ст. 115 УК РФ - на 6 месяцев исправительных работ с удержанием 20% заработка в доход государства; по ст. 119 УК РФ - на 1 год лишения свободы; по ст. 245 ч. 1 УК РФ - на 6 месяцев исправительных работ с удержанием 20% заработка в доход государства;

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частично сложения наказаний, с применением ст. 71 УК РФ, назначено 12 лет и 2 месяца лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Яковлева В.К., объяснения осужденного С., поддержавшего доводы своих жалоб, заключение прокурора Филимоновой С.Р., полагавшей о приговор оставить без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

С. признан виновным в жестоком обращении с животным из хулиганских побуждений, повлекшим его гибель, причинении телесных повреждений, повлекших легкий вред здоровью К., умышленном причинение смерти С.С. из хулиганских побуждений, также в совершении угрозы убийством Ч.

Преступления совершены им 4 ноября 2000 года в пос. Геологическом Каргасокского района Томской области при изложенных в приговоре обстоятельствах.

В судебном заседании С. вину признал частично.

В кассационных жалобах (основной и дополнительной) осужденный С. указывает, что не согласен с приговором, при этом ссылается на то, что суд в основу приговора положил его первоначальные показания, полученные на предварительном следствии с нарушением процессуальных норм, также показания оговоривших его потерпевших. В судебном заседании никто из потерпевших не присутствовал. Утверждает, что у него никаких оснований для убийства С.С. не было и он полагает, что убил его Ч., поэтому, испугавшись ответственности, не явился в суд. Считает, что вывод экспертизы о том, что обнаруженная на его обуви и куртке кровь принадлежит потерпевшему С.С., носит предположительный характер. Приговор в части осуждения его по ст. ст. 115, 119 УК РФ просит отменить и дело прекратить, ссылаясь на то, что К. не избивал и Ч. убийством не угрожал. Кроме того указывает, что суд назначил ему наказание без учета того, что на его иждивении находится малолетний ребенок, он является участником боевых действиях в Чечне, где получил контузию, а при проведении судебно-психиатрической экспертизы не учтено его состояние здоровья.

В письменных возражениях потерпевший Ч. указывают о своем несогласии с доводами жалоб осужденного и просит приговор оставить без изменения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб и возражений на них, судебная коллегия находит, что С. обоснованно осужден за умышленное убийство С.С., угрозу убийством Ч., нанесение телесных повреждений К., также за жестокое обращение с животным из хулиганских побуждений, повлекшим его смерть.

Вина его в содеянном установлена совокупностью доказательств, исследованных в судебном заседании, которым дана судом в приговоре правильная оценка.

Доводы жалоб С. о том, что он не убивал С.С. и не наносил К. телесных повреждений, также о том, что он не угрожал убийством Ч. и вина его в совершении указанных преступлений не доказана, являются несостоятельными, поскольку опровергаются показаниями потерпевших К., Ч., протоколом осмотра места происшествия, заключениями судебно-медицинских экспертиз.

Так, из показаний потерпевших К. и Ч. усматривается, что осужденный беспричинно стал душить котенка, а когда увидел, что котенок еще жив, ножом распорол ему живот, отчего котенок скончался. После этого С. подошел к спавшему в зале К. и беспричинно стал избивать его, нанося множественные удары руками и ногами по голове и телу. После этого осужденный беспричинно пристал к вернувшемуся в квартиру С.С., сбил его на пол и нанес удары руками и ногами, также пустыми стеклянными бутылками по голове и телу, затем взял на кухне нож и этим ножом нанес несколько ударов в живот и убил его. После чего С. стал угрожать убийством Ч. требуя, чтобы он взял у него нож и также нанес им удары потерпевшему С.С.

Высказанные осужденным угрозы убийством, как видно из показаний Ч., он воспринял реально, поскольку перед этим осужденный убил котенка избил К. и убил С.С., поэтому у него имелись все основания опасаться осуществления С. этих угроз. Лишь воспользовавшись моментом, когда осужденный отвлекся, Ч. удалось убежать из этой квартиры.

Доводы осужденного о том, что потерпевшие оговорили его, как видно из материалов дела, проверены судом, оценены в совокупности со всеми материалами дела и обоснованно признаны несостоятельными, поскольку показания К. и Ч. соответствуют установленным по делу обстоятельствам и подтверждены материалами дела, в том числе протоколом осмотра места происшествия, заключениями проведенных по делу экспертиз.

Из протокола осмотра места происшествия видно, что в квартире потерпевшего С.С. обнаружены на кухне труп убитого котенка, а в зале - труп потерпевшего С.С. с признаками насильственной смерти, также обнаружены осколки разбитых бутылок, нож, и следы крови.

Заключением судебно-медицинской экспертизы установлено, что смерть С.С. наступила от проникающего колото-резаного ранения живота с двойным сквозным повреждением брыжейки тонкого кишечника. Кроме того, на его трупе обнаружены и другие телесные повреждения, в том числе в области головы, ссадины и кровоподтеки, также повреждения шеи - разрыв-перелом межпозвоночного диска 5 - 6 шейных позвонков.

Причинение колото-резаных ранений ножом, изъятым на месте преступления, не исключается.

Выдвинутые осужденным в своей жалобе доводы о том, что потерпевшего мог убить Ч., поэтому он, испугавшись ответственности не явился в суд, несостоятельны.

Судом проверены причины неявки потерпевших Ч. и К. в суд и признав, что они не явились в суд по уважительной причине, обоснованно были оглашены их показания, данные на предварительном следствии. Также проверены судом доводы о причастности к причинению смерти С.С. других лиц и признаны они несостоятельными, поскольку материалами дела установлено, что преступления совершил С. один.

Из показаний самого осужденного в процессе предварительного следствия, обоснованно признанных судом правдивыми, также усматривается, что он не отрицал совершение указанных преступлений.

Утверждения осужденного о том, что в процессе предварительного следствия были получены у него показания с нарушением процессуальных норм, проверены судом и отклонены, поскольку показания давал он в присутствии адвоката, с соблюдением процессуальных норм.

С учетом характера действий осужденного и локализаций ран, причиненных им потерпевшему С.С., суд обоснованно сделал вывод о том, что он, нанося удары ножом в жизненно важные органы потерпевшему, сознавал общественную опасность своих действий, предвидел возможность наступления этих последствий и желал наступления их - смерти потерпевшего.

При установленных обстоятельствах суд, оценив все доказательства по делу в их совокупности, обоснованно пришел к выводу о виновности осужденного в умышленном причинении смерти потерпевшему С.С. из хулиганских побуждений и правильно квалифицировал действия его по ст. 105 ч. 2 п. "и" УК РФ, как умышленное причинение смерти потерпевшему из хулиганских побуждений.

Доводы осужденного о том, что он не причинял телесные повреждения К., также о том, что он не угрожал убийством Ч., несостоятельны и опровергаются показаниями потерпевших и другими доказательствами.

Из заключения судебно-медицинской экспертизы видно, что потерпевшему К. были причинены осужденным множественные ушибы, кровоподтеки, ссадины в области лица, грудной клетки, кистях рук, которые относятся к категории легкого вреда здоровья. Причинены они воздействием твердых тупых предметов с ограниченной поверхностью.

Из показаний потерпевших следует, что К. спрятался от осужденного в другой комнате под кроватью, а Ч., после высказанных ему осужденным угроз убийством, воспользовавшись моментом, убежал из квартиры.

Как видно из материалов дела, между осужденным и потерпевшими *** лишь из хулиганских побуждений, поскольку ранее между ними никаких неприязненных отношений не было. Все свои преступные действия, как установлено судом и следует из материалов дела, осужденный совершил беспричинно, лишь из хулиганских побуждений, проявляя явное неуважение к обществу.

При таких обстоятельствах суд обоснованно пришел к выводу о доказанности вины осужденного в причинении К. легкого вреда здоровью, также в угрозе убийством Ч. и правильно квалифицировал его действия по ст. ст. 115, 119 УК РФ.

Вина С. в жестоком обращении с котенком и причинении ему смерти из хулиганских побуждений также установлена тщательно исследованными материалами дела, в том числе показаниями Ч., протоколом осмотра места происшествия и другими доказательствами. Эти действия его правильно квалифицированы судом по ч. 1 ст. 245 УК РФ, что осужденным в своей жалобе и не оспаривается.

Выводы суда мотивированы и основаны на всесторонне, полно и объективно исследованных в судебном заседании доказательствах, собранных с соблюдением требований процессуального закона и не вызывающих у суда сомнений.

Из материалов дела видно, что судом выяснялись причины изменения осужденным своих показаний и в приговоре приведены мотивы, почему одни доказательства суд признал правдивыми и положил в основу приговора, а другие отверг как недостоверные.

Судом также обоснованно установлено, что между осужденным и потерпевшими никаких неприязненных отношений не было и осужденный совершил все указанные преступления беспричинно, лишь из хулиганских побуждений, проявляя явное неуважение и пренебрежительное отношение к обществу.

Психическое состояние осужденного проверено надлежащим образом и проведенной стационарной судебно-психиатрической экспертизой установлено, что преступления совершены им во вменяемом состоянии.

При проведении указанной экспертизы были учтены все сведения о состоянии здоровья С., в том числе и сведения об участии в боевых действиях в Чечне, что опровергает доводы жалобы осужденного о том, что при проведении психиатрической экспертизы не учтены данные о том, что он участвовал в боевых действиях в Чечне.

Нарушений процессуальных норм, влекущих отмену или изменение приговора, следственными органами и судом не допущено, защитником он был обеспечен в соответствии с требованиями ст. ст. 47, 49 УПК РСФСР своевременно, ст. 51 Конституции РФ ему была разъяснена.

Наказание С. назначена в соответствии с требованиями закона, соразмерно тяжести и общественной опасности содеянного, с учетом обстоятельств, смягчающих и отягчающих наказание, также данных о его личности, в том числе и указанных в его кассационной жалобе. Оснований для ее смягчения не имеется.

На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 332, 339 УПК РСФСР,

судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Томского областного суда от 17 мая 2001 года в отношении С. оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"