||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 15 марта 2002 г. N 88-о01-37

 

Председательствующая: Трафимович Л.С.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего - Свиридова Ю.А.

судей - Хинкина В.С. и Яковлева В.К.

рассмотрела в судебном заседании от 15 марта 2002 года дело по кассационным жалобам осужденных на приговор Томского областного суда от 30 марта 2001 года, которым осуждены

А., <...>, не судим,

по ст. 33 ч. 5, 105 ч. 2 п. "з" УК РФ к 10 годам лишения свободы, по ст. 162 ч. 3 п. "в" УК РФ к 11 годам лишения свободы с конфискацией имущества, по ст. 222 ч. 2 УК РФ к 4 годам лишения свободы, по ст. 325 ч. 2 УК РФ к 8 месяцам исправительных работ с удержанием 15% заработка в доход государства; на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ к 15 годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с конфискацией имущества;

Р., <...>, ранее судим:

18.07.89 по ст. 212-1 ч. 2 УК РСФСР к 2 годам исправительных работ с удержанием 20% заработка в доход государства,

17.02.91 г. по ст. ст. 103, 218 ч. 2, 106 УК РСФСР к 8 годам 2 месяцам 26 дням лишения свободы;

04.11.94 по ст. ст. 206 ч. 2, 188 ч. 1 УК РСФСР к 6 годам лишения свободы,

по ст. 162 ч. 3 п. "в" УК РФ к 13 годам лишения свободы с конфискацией имущества, по ст. 222 ч. 2 УК РФ к 4 годам лишения свободы, по ст. 325 ч. 2 УК РФ к 1 году исправительных работ с удержанием 15% заработка в доход государства;

на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ к 20 годам лишения свободы с конфискацией имущества; а на основании ст. 70 УК РФ к 20 годам 6 месяцам лишения свободы в исправительной колонии особого режима с конфискацией имущества.

К., <...>, ранее судим:

07.12.94 по ст. 144 ч. 3 УК РСФСР к 3 годам лишения свободы с отсрочкой исполнения приговора на 2 года

17.06.96 по ст. 144 ч. 2 УК РСФСР к 3 годам 2 месяцам лишения свободы

по ст. 175 ч. 2 п. "в" УК РФ к 3 годам лишения свободы со штрафом в размере 15 минимальных размеров оплаты труда - 1500 рублей, по ст. 316 УК РФ к 1 году 6 месяцам лишения свободы, по ст. 111 ч. 1 УК РФ к 4 годам лишения свободы, а на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ к 6 годам лишения свободы со штрафом в 1500 рублей с отбыванием в исправительной колонии общего режима.

По ст. 126 ч. 3 п. "в" УК РФ Р., А. и К. оправданы.

На основании ст. ст. 97 ч. 1 п. "г" и 99 ч. 1 п. "а" УК РФ к осужденным применены принудительные меры медицинского характера.

Постановлено взыскать компенсацию за моральный вред в пользу Х.Г. с Р. 30.000 руб., с А. 20.000 руб. и в пользу Х.В. с Р. 60.000 рублей, с А. 40.000 руб.

Заслушав доклад судьи Хинкина В.С., объяснение осужденного А., и заключение прокурора Филимоновой С.Р. об оставлении приговора без изменения, а жалоб - без удовлетворения, Судебная коллегия

 

установила:

 

А. и Р. признаны виновными в разбойном нападении по предварительному сговору группой лиц на Х., а Р. - в убийстве последнего, сопряженном с разбоем при пособничестве А.; А., кроме того, - в незаконном хранении огнестрельного оружия и боеприпасов; он же и Р. - в их незаконном ношении и перевозке, и в похищении важного личного документа, К. признал виновным в укрывательстве особо тяжких преступлений, приобретении имущества, заведомо добытого преступным путем лицом, ранее судимым за хищение, и в умышленном причинении тяжкого вреда здоровью Н.

Преступление совершено в мае - июле 2000 года в Томской области при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

Р. и К. вину признали частично, А. по ст. 222 ч. 2 УК РФ вину признал, в остальном - не признал.

В кассационных жалобах: осужденный А. указывает, что в разбойном нападении и убийстве потерпевшего, хищении у него документов не участвовал, признательные показания дал под воздействием недозволенных методов, что органами следствия нарушено его право на защиту, что суд рассмотрел дело односторонне неполно, исходя при признании вины из противоречивых показаний К. и Р. и свидетелей; просит об отмене приговора по ст. ст. 105 ч. 2, 162 ч. 3, 325 ч. 2 УК РФ и смягчении наказания по ст. 222 ч. 2 УК РФ;

осужденный Р. просит о переквалификации его действий со ст. ст. 105 ч. 2 и 162 ч. 3 УК РФ соответственно на ст. ст. 109 ч. 1 и 166 ч. 2 УК РФ со смягчением наказания, утверждает, что совершил убийство по неосторожности, так как произошел непроизвольный выстрел из неисправного ружья при падении и угон автомобиля без цели хищения; по ст. ст. 222 ч. 2 и 325 ч. 2 УК РФ просит об отмене приговора и прекращении дела; утверждает, что явку с повинной и признательные показания дал под воздействием недозволенных методов, указывает, что А. и К. договорились и оговорили его; что органами следствия нарушено его право на защиту непредоставлением ему адвоката;

осужденный К. просит об отмене приговора в части осуждения по ст. ст. 175 ч. 2 и 316 УК РФ, так как вещи потерпевшего одел, чтобы согреться, а не с целью обращения их в свою собственность; укрывательства преступления не совершал, так как не знал, что потерпевший убит; просит о переквалификации действий со ст. 111 на 115 УК РФ со смягчением наказания.

Проверив материалы дела и обсудив доводы жалоб и возражения потерпевших Х.В. и Х.Г., полагающих отказать в удовлетворении жалоб осужденных, а приговор оставить без изменения, Судебная коллегия не находит оснований к отмене или изменению приговора.

Суд в соответствии с требованиями ст. 20 УПК РСФСР всесторонне, полно и объективно исследовал обстоятельства дела, проверил доводы осужденных о невиновности по части обвинения, подробно проанализировал все исследованные доказательства, в том числе все показания, данные осужденными как на предварительном следствии, так и в судебном заседании, оценил их в совокупности с другими доказательствами и пришел к законному и обоснованному выводу о виновности осужденных в преступлении при указанных в приговоре обстоятельствах.

Как правильно установил суд Р. и А. вступили в сговор на завладение автомобилем, с последующей продажей его в г. Новосибирске и с этой целью остановили автомобиль под управлением Х., заехали к дому, где проживала бабушка А., и последний взял там ружье, под угрозой которого А. и Р. посадили потерпевшего в багажник, завладев таким образом автомобилем, после чего с К. приехали на берег реки Обь, где А., достав и собрав ружье, передал его Р., и последний под угрозой ружья заставил потерпевшего снять всю одежду, после чего Р. и А. повели потерпевшего в лес, и Р. после крика А. "Стреляй" выстрелом в голову потерпевшему убил его, а осужденные Р. и А. окончательно завладели машиной, имуществом и документами потерпевшего. К., зная об убийстве, одел на себя вещи потерпевшего.

Данные обстоятельства нашли полно подтверждение, как и вина осужденных, в судебном заседании.

Так, уже в явке с повинной Р. собственноручно изложил об обстоятельствах завладения автомашиной и убийства водителя из ружья принесенного А. и заряженного им же. При этом Р. указал на добровольность написания "явки" без какого-либо морального или физического давления.

Об аналогичных обстоятельствах преступления он дал показания при допросе в качестве подозреваемого, при выходе на место преступления с видеозаписью этого выхода.

При допросе в качестве обвиняемого с участием адвоката Р. дал такие же показания, отрицая лишь наличие намерения о продаже машины.

Подтвердил Р. свои показания и на очной ставке с А.

А. в явке с повинной также показал, что машиной завладел Р. с помощью принесенного А. ружья. Р. же предложил и убить водителя и сделал это. А. указал, что явку с повинной написал без какого-либо воздействия со стороны сотрудников милиции.

При допросе в качестве подозреваемого А., кроме того, показал, что после предложения Р. убить водителя, что слышал и К., они решили, что сделать это лучше в лесу, после чего они заехали в лес. Патроны из кармана достал и передал Р. он, А. Р. сказал водителю раздеться, после чего Р. повел его в лес. Услышав выстрел, он понял, что Р. убил водителя.

Об аналогичных обстоятельствах по завладению машиной А. пояснил и при допросе в качестве обвиняемого с участием адвоката, подтвердив, что явку с повинной писал добровольно. Он же пояснил при допросе, что Р. до совершения преступления говорил, что может в Новосибирске "сдать" любую машину.

Показания свидетелей Р.А., А.М., Ж., М., К.А. и других, результаты осмотра места происшествия, выводы проведенных по делу судебно-медицинской, биологической, медико-криминалистической и других экспертиз, вещественные доказательства: одежда потерпевшего и осужденных, документы потерпевшего, пыжи, гильза, дробь и другие доказательства, исследованные судом находятся в полном соответствии с первоначальными показаниями Р. и с фактическими обстоятельствами.

Суд обоснованно отверг доводы осужденных о непричастности к преступлению, об иных обстоятельствах и иной роли их в совершении преступления, о применении в отношении них недозволенных методов при их допросе и другие доводы, приведя подробные, конкретные и убедительные ответы на эти доводы.

Судебная коллегия также не находит оснований для удовлетворения аналогичных доводов, указанных в жалобах.

Обоснованным является приговор и в части осуждения К. за укрывательство совершенных Р. и А. преступлений и приобретении им имущества заведомо добытого преступным путем, поскольку суд правильно установил, что К., садясь в машину зная, что водитель находится в багажнике, он же в дальнейшем видел, как раздетого водителя повели в лес, а узнав о том, что водитель убит, К. одел на себя одежду убитого.

Не вызывает сомнения и доказанность вины К. в причинении тяжкого вреда здоровью Н. путем нанесения ножевого ранения, что подтверждается показаниями потерпевшего, свидетелей К.А., М.У. и других, протоколом осмотра места происшествия, выводами проведенных по делу экспертиз, вещественными доказательствами.

Так, свидетель Е. подтвердила, что видела при ссоре Н. с К. в руках последнего нож-бабочку. Позднее К. рассказал ей, что проткнул потерпевшему легкое.

Согласно судебно-биологической экспертизе на ноже и на одежде К. обнаружена кровь, происхождение которой от Н. не исключается.

Таким образом, вина осужденных установлена исследованными судом доказательствами.

Их действиям дана правильная юридическая оценка, и оснований для переквалификации действий, о чем просит К. в жалобе, не имеется.

Назначенное осужденным наказание соответствует требованиям ст. 60 УК РФ и является справедливым. Достаточных оснований для его смягчения не имеется.

Дело рассмотрено с соблюдением норм уголовно-процессуального законодательства, в том числе с соблюдением права на защиту. Как видно из протоколом задержания осужденных, протоколом допроса в качестве подозреваемых, протоколом других следственных действий каждому из них разъяснялись все права, в том числе, право иметь защитника, но они отказались от услуг адвоката.

При предъявлении обвинения каждому из них в соответствии с требованиями ст. 47 УПК РСФСР был предоставлен адвокат, и право обвиняемых на защиту не нарушено.

Правильно судом разрешены гражданские иски.

В соответствии с заключением врачебной комиссии и материалами дела в отношении осужденных обоснованно применены принудительные меры медицинского характера. Руководствуясь ст. 339 УПК РСФСР, Судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Томского областного суда от 30 марта 2001 года в отношении Р., А. и К. оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"