||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 15 марта 2002 г. N 48-о02-19

 

Председательствующий: Соловьев О.Б.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего - Свиридова Ю.А.

судей - Талдыкиной Т.Т. и Мезенцева А.К.

рассмотрела в судебном заседании от 15 марта 2002 г. дело по кассационным жалобам осужденных Г. и Б. на приговор Челябинского областного суда от 13 июля 2001 года, которым

Г, <...>, несудимый, -

осужден по ст. 317 УК РФ к 15 годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Б., <...>, судимый:

1) 25.10.97 г. по ст. 148 ч. 3 УК РСФСР к 2 годам лишения свободы, освобожден 21 октября 1998 г. по окончанию срока, -

осужден по ст. 317 УК РФ к 15 годам лишения свободы в исправительной колонии особого режима.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда РФ Мезенцева А.К., объяснения осужденного Б., поддержавшего доводы жалоб, заключение прокурора Филимоновой С.Р., полагавшей приговор оставить без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

Г. и Б. осуждены за посягательство на жизнь сотрудников правоохранительного органа - работников милиции Б.Н. и К. в целях воспрепятствования их законной деятельности по охране общественного порядке и обеспечению общественной безопасности.

Преступление совершено 23 декабря 2000 года в г. Копейске Челябинской области при обстоятельствах, изложенных в описательной части приговора.

В судебном заседании Г. свою вину признал частично, Б. виновным себя не признал.

В кассационных жалобах:

- Г. с осуждением его не согласен, просит об отмене приговора; он ссылается на нарушения уголовно-процессуального закона, полагает, что в показаниях потерпевших имеются противоречия, не получившие надлежащей оценки; по мнению Г., потерпевшие превысили свои служебные полномочия, применяли физическое и психологическое воздействие, К. произвел выстрел в его шапку еще до действий осужденных; Г. указывает на то, что шапка к делу не приобщена, не установлено направление выстрела, не допрошены дополнительные свидетели, не освидетельствован потерпевший на алкоголь; в жалобе утверждается, что действия осужденного являются превышением самообороны.

- осужденный Б. в кассационной жалобе и в дополнениях к ней с приговором не согласен, просит действия его переквалифицировать на ст. 319 УК РФ, приговор отменить, дело направить на новое судебное рассмотрение; Б. не отрицает, что, возможно, он и выражался нецензурной бранью, не оспаривает и того, что барменша была против их дальнейшего присутствия в баре; вместе с тем, он утверждает, что работник милиции "сам выдернул его руку с раскрытым ножом из кармана", после чего оба работника милиции стали его избивать; осужденный ссылается на противоречия в показаниях потерпевших на следствии и в суде, полагает, что его доводы о невиновности в суде не получили надлежащей оценки; по мнению осужденного, в ходе расследования были нарушены ст. ст. 343, 344, 345, 346 УПК РСФСР, допущены односторонность и неполнота следствия, выводы суда в приговоре не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, допущены существенные нарушения уголовно-процессуального закона, неправильно применен уголовный закон.

Потерпевшие Б.Н. и К. в возражениях на кассационные жалобы просят приговор оставить без изменения, жалобы отклонить.

Проверив материалы дела, обсудив доводы, изложенные в кассационных жалобах и в возражениях на них, судебная коллегия находит приговор суда законным и обоснованным.

Выводы суда о виновности Г. и Б. в содеянном являются обоснованными и подтверждаются совокупностью доказательств: анализом показаний осужденных на следствии и в суде, показаниями потерпевших и свидетелей, протоколами изъятия ножей и форменной одежды К., заключениями судебно-медицинских, физико-технической, судебно-психиатрических экспертиз и другими доказательствами, которые исследованы в суде и получили правильную оценку в их совокупности.

Все доводы осужденных о их невиновности судебная коллегия находит несостоятельными.

Эти доводы проверены и в судебном заседании, опровергнуты материалами дела, подробный анализ которых изложен в приговоре.

В частности, в судебном заседании Г. подтвердил, что в указанное время, когда они распивали спиртное в баре, у них кончились деньги, П. взял бутылку водки в долг, оставив в залог шапку.

Через некоторое время в бар зашли два работника милиции в форменной одежде, потребовали расплатиться за спиртное или уходить из бара. Когда они с Б. вышли из бара, К. спровоцировал конфликт, ударил его автоматом по голове, угрожал застрелить, выстрелил в шапку.

В какой момент нанес потерпевшему удар не помнит, умысла на убийство потерпевшего не имел. Нож действительно Г. имел при себе в раскрытом положении в кармане рубашки.

Б. подтвердил, что в ходе распития спиртного у них кончились деньги и П. уговорил барменшу дать еще бутылку водки, оставив в залог шапку. Осужденный не исключает, что они могли вести себя шумно и выражаться нецензурно.

После того, как в бар зашли работники милиции - стали выяснять - оплатили ли осужденные заказ, предложили выйти на улицу.

Б. не отрицал, что действительно он в кармане сжимал в кулаке складной нож. Когда Б.Н. "дернул его за руки, рука, в которой он держал нож, выскочила из кармана, лезвие ножа, зацепилось за ткань куртки и раскрылось, в руке у него оказался нож с раскрытым лезвием".

Осужденный утверждал, что на потерпевшего он не замахивался и ударить не пытался. Б.Н. сразу же завернул ему руки за спину, свалил и надел наручники, нанес несколько ударов по голове и телу.

Вместе с тем, вина осужденных в полном объеме подтверждена совокупностью следующих доказательств.

В частности, из показаний потерпевших Б.Н. и К. следует, что в ночь на 23 декабря 2000 года они в составе патрульного экипажа находились на дежурстве по охране подведомственных объектов.

Они заехали в бар "Кардинал", поскольку ранее туда вызывался наряд и сработала тревожная сигнализация.

Барменша сообщила, что группа парней отказывается оплатить заказ, ведет себя вызывающе. Когда потерпевшие подошли к указанной компании, парни были в сильной степени опьянения, выражались нецензурной бранью.

Б. стал вести себя вызывающе, оскорблял потерпевших нецензурной бранью, угрожал им, хватал Б.Н. за одежду.

На улице, куда вышли потерпевшие и осужденные, Б. продолжал оскорблять работников милиции.

Когда Б.Н. заявил Б., что тот задержан, последний выхватил нож и нанес потерпевшему удар в грудь.

Б.Н. сумел перехватить руку, свалил осужденного на снег и обезоружил, забрав нож, надел на Б. наручники.

Как показал К., в этот момент Г., который стоял спокойно и только просил их не задерживать Б., схватил потерпевшего за шею, потянул на себя и ударил ножом в живот.

Подбежавший Б.Н. оттащил Г. и свалил его в снег, а К. произвел из автомата один выстрел в воздух и по рации вызвал помощь. Из бара выбежали посетители и охранник. Сняв бронежилет, потерпевший обнаружил ранение в области живота.

Б.Н. подтвердил, что когда он стал поднимать Б., чтобы посадить в автомобиль, услышал крик К., увидел, что Г. обхватил шею последнего рукой. Полагая, что осужденный намеревается завладеть автоматом, Б.Н. подбежал, оттащил Г., повалил осужденного на снег, после чего заметил, что у К. в районе живота торчит нож. К. произвел из автомата выстрел в воздух и по рации вызвал помощь. Нож, которым был ранен К. и нож, изъятый у Б., приобщены к уголовному делу.

Суд, в соответствии со ст. 314 УПК РСФСР правильно положил показания потерпевших в основу приговора, поскольку они последовательны, согласуются между собой и с фактическими обстоятельствами по делу, подтверждаются всей совокупностью доказательств.

В приговоре приведены надлежащие доводы и мотивы, почему указанные показания потерпевших признаны достоверными и отклонены как несостоятельные, утверждения осужденных о их невиновности.

Из показаний свидетеля С.С. следует, что он в составе патрульного экипажа в указанное время дважды выезжал в бар "Кардинал". Первый раз, когда сработала тревожная сигнализация, барменша объяснила им, что четверо парней отказались платить за заказ.

Вторично, когда они подъехали к бару "Кардинал", потерпевшие удерживали лежащих на снегу осужденных, которые вырывались, высказывали угрозы, пытались ударить работников милиции ногой. Со слов Б.Н., Г. ударил ножом К., у последнего была на животе кровь.

Аналогичные показания даны свидетелем Н.А.

Свидетель З.Н. - начальник ОВО УВД г. Копейска подтвердил, что в указанное время из бара "Кардинал" дважды поступала тревожная сигнализация, Б.Н. и К. были обязаны проверить обстановку там повторно. Свидетелю известно, что при задержании осужденных последний совершили нападение на потерпевших, Г. нанес удар ножом К., а Б. пытался ударить ножом в грудь Б.Н.

Из показаний бармена бара "Кардинал" - И. следует, что осужденные в указанное время в баре вели себя вызывающе, не расплатились за спиртное, она была вынуждена вызвать вневедомственную охрану. В руках у темноволосого парня она видела нож.

Когда первый раз работники милиции уехали, парни стали вести себя еще агрессивнее, выражались в ее адрес нецензурной бранью, оскорбляли.

По приезду Б.Н. и К., после того, как осужденным было предложено расплатиться, темноволосый стал выражаться в адрес Б.Н. нецензурной бранью, потерпевший предложил ему выйти на улицу, предупредил, что задержит его. Несколько позднее вышел К. со светловолосым парнем, а спустя 5 минут на улице прозвучал выстрел.

Она с охранником вышла из бара, увидела раненого К., на руках кровь.

Осужденные лежали на снегу, одного из них удерживал Б.Н., парень вырывался, пытался встать, выкрикивал угрозы и оскорбления в адрес потерпевших. К. сообщил, что один из осужденных ударил его ножом в живот.

Свидетель П.Е. пояснила, что ее сожитель Г. вечером 22.12.2000 года после совместного распития спиртного ушел, забрав с собой бутылку водки, утром ей сообщили, что осужденный задержан за удар ножом работника милиции.

Орудия преступления - ножи изъяты у потерпевшего Б.Н., клинок ножа, принадлежащего Г., имеет длину 10,1 см.

Форменная одежда К. осмотрена - установлено повреждение на одежде и бронежилете, следы крови.

Повреждения на одежде и бронежилете потерпевшего могли быть причинены ножом, принадлежавшим Г.

Установлено, что К. было причинено ранение грудной клетки и живота, повреждено легкое, диафрагма, печень - тяжкий вред здоровью.

У Б. каких-либо повреждений не установлено.

Согласно протокола осмотра журнала учета сработок ОВО при УВД г. Копейска, в бар "Кардинал" в указанное время действительно дважды вызывался наряд милиции.

Из заключений по материалам служебной проверки следует, что действия Б.Н. и К. при указанной ситуации были правомерными.

Нарушений норм уголовно-процессуального закона, влекущих отмену или изменение приговора, органами следствия и судом не допущено, адвокатами на следствии и в суде осужденные были обеспечены, положения ст. 51 Конституции РФ им разъяснялись, данных о применении недозволенных методов следствия из материалов дела не усматривается.

Психическое состояние осужденных исследовалось, они признаны вменяемыми.

Ссылки Г. о том, что К. "ударил его автоматом, произвел выстрел в шапку", являются несостоятельными.

Эти доводы судом проверены и признаны надуманными, опровергаются совокупностью доказательств, противоречат собственным показаниям Г. на следствии.

Показания осужденных о применении в отношении них со стороны потерпевших какого-либо неправомерного насилия судебная коллегия находит беспочвенными, они не согласуются между собой, опровергнуты потерпевшими и свидетелями, противоречат фактическим обстоятельствам по делу.

Надуманными являются ссылки Б. на то, что Б.Н. "выдернул его руку из кармана с ножом, у которого случайно раскрылось лезвие". Оснований полагать, что потерпевшие осужденных оговорили у суда не имелось.

Действия Г. и Б. по ст. 317 УК РФ квалифицированы правильно, их юридическая оценка в приговоре надлежащим образом мотивирована.

Суд привел бесспорные доводы о том, что Г. и Б. совершили посягательство на жизнь работников милиции.

Наказание осужденным назначено с учетом общественной опасности содеянного, обстоятельств дела и данных о их личности.

Оснований для смягчения наказания не имеется.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 332, 339 УПК РСФСР, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Челябинского областного суда от 13 июля 2001 года в отношении Г. и Б. оставить без изменения, кассационные жалобы - без удовлетворения.

 

Председательствующий

СВИРИДОВ Ю.А.

 

Судьи

ТАЛДЫКИНА Т.Т.

МЕЗЕНЦЕВ А.К.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"