||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 14 марта 2002 г. N 66-О01-134

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Вячеславова В.К.

судей Русакова В.В. и Гусева А.Ф.

рассмотрела в открытом судебном заседании 14 марта 2002 года уголовное дело по кассационным жалобам осужденных Ж., К. и Р. на приговор Иркутского областного суда от 24 апреля 2001 года, по которому

Ж., <...>, ранее судим: 1). 6 июля 1992 года по ч. 3 ст. 89 УК РСФСР к трем годам лишения свободы условно с испытательным сроком три года; 2). 15 декабря 1993 года по ч. 3 ст. 144 УК РСФСР к шести годам лишения свободы, освобожден 3 февраля 1999 года по отбытии срока наказания; 3). 5 ноября 1999 года по п. "в" ч. 3 ст. 158 УК РФ с применением ст. 64 УК РФ к трем годам лишения свободы условно с испытательным сроком два года

осужден по п. "г" ч. 3 ст. 162 УК РФ к двенадцати годам лишения свободы с конфискацией имущества; по ч. 4 ст. 111 УК РФ к пятнадцати годам лишения свободы.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний назначено шестнадцать лет шесть месяцев лишения свободы с конфискацией имущества.

В соответствии со ст. 70 УК РФ к назначенному наказанию частично в виде шести месяцев лишения свободы присоединено не отбытое наказание по предыдущему приговору от 5 ноября 1999 года и окончательно назначено семнадцать лет лишения свободы с конфискацией имущества в исправительной колонии особого режима.

К., <...>, ранее судим 21 декабря 1994 года по ст. 103; ч. 2 ст. 144; ч. 2 ст. 149; ст. ст. 15 - 144 ч. 2; ч. 3 ст. 195; ч. 3 ст. 212 УК РСФСР к десяти годам лишения свободы, освобожден 10 августа 1999 года по отбытии срока наказания

осужден по п. п. "а", "б" ч. 2 ст. 162 УК РФ к девяти годам лишения свободы с конфискацией имущества в исправительной колонии особого режима.

По п. п. "а", "б", "ж", "з", "н" ч. 2 ст. 105 УК РФ оправдан за недоказанностью вины.

Р., <...>, ранее судим: 21 декабря 1994 года по ст. 103; ч. 2 ст. 114; ч. 2 ст. 144; ст. ст. 15 - 144 ч. 2; ч. 1 ст. 114; ч. 2 ст. 149; ч. 3 ст. 195 УК РСФСР к десяти годам лишения свободы, освобожден 17 июня 1997 года условно-досрочно на два года один месяц двадцать семь дней

осужден по ч. 5 ст. 33 - п. п. "а", "б", "г" ч. 2 ст. 161 УК РФ к пяти годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

По данному делу осуждена Р., приговор в отношении которой не обжалован и не опротестован.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Русакова В.В., судебная коллегия

 

установила:

 

Ж. признан виновным и осужден за умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшее по неосторожности смерть Я.В. и Я.А.; за разбойное нападение в целях хищения чужого имущества, совершенное лицом, ранее два раза судимым за хищение чужого имущества, группой лиц по предварительному сговору, с применением насилия, опасного для жизни и здоровья.

К. признан виновным и осужден за разбойное нападение, совершенное неоднократно, группой лиц по предварительному сговору.

Р. признан виновным и осужден за соучастие в форме пособничества открытого похищения чужого имущества, совершенного неоднократно, группой лиц по предварительному сговору, с применением насилия, не опасного для жизни и здоровья потерпевших.

Преступления совершены 10 января 2000 года в г. Братске Иркутской области при обстоятельствах, изложенных в приговоре суда.

В судебном заседании Ж. вину признал частично, К. и Р. вину не признали.

В кассационных жалобах (основных и дополнительных):

- осужденный Р. просит тщательно и объективно разобраться в материалах дела, указывая на то, что он не совершал преступления и не оказывал пособничества в совершении преступления Ж. и К.; ссылается на неправильную оценку доказательств, считает, что выводы суда, изложенные в приговоре, не соответствуют фактическим обстоятельствам;

- осужденный К. просит об отмене приговора и направлении дела на новое рассмотрение; оспаривает обоснованность осуждения за разбой, ссылаясь на то, что на протяжении всего предварительного следствия ему вменялась ст. 161 УК РФ, а по окончании следствия без каких-либо доказательств было предъявлено обвинение по ст. 105; ст. 162 УК РФ; судом же он был оправдан по обвинению в убийстве, следовательно, осуждение за разбой не основано на законе; считает, что Ж., который по своему психическому состоянию здоровья является неполноценным, оговорил его в совершении преступления; на предварительном следствии было нарушено право Ж. на защиту, а его показания на предварительном следствии об обстоятельствах происшедшего являются противоречивыми, добытыми с нарушениями закона, а поэтому не имеют юридической силы;

- осужденный Ж. просит приговор отменить и дело направить либо на новое рассмотрение, либо на новое расследование, ссылаясь на неполноту и односторонность предварительного и судебного следствий; указывает, что умысла на причинение тяжкого вреда здоровью потерпевшим у него не было; вещи из дома он взял с согласия самих потерпевших, с которыми был хорошо знаком; его показания в судебном заседании о том, что не было сговора на совершение преступления, не были опровергнуты.

Проверив материалы дела, выслушав объяснения осужденного Ж., поддержавшего доводы кассационных жалоб, заслушав заключение прокурора Шляевой И.Ю., просившей приговор суда оставить без изменения, обсудив доводы кассационных жалоб, судебная коллегия находит приговор суда законным и обоснованным.

Вина осужденных Ж., К. и Р. в совершении преступлений материалами дела установлена и подтверждается собранными в ходе предварительного следствия и исследованными в судебном заседании доказательствами, которым дана надлежащая оценка.

Так, в период предварительного расследования Ж. в категорической форме пояснял о том, что вместе с К. и Р. пошли к Я., где между ним и Я.В. произошла ссора, которая переросла в драку. Сын Я.В. - Я.А. стал заступаться за отца, поэтому он стал и того избивать руками и ногами, а К. в это время собирал вещи.

На предварительном следствии К. не отрицал того обстоятельства, что по дороге к Я. Ж. намеревался забрать у потерпевших палас. В доме он видел как Ж. наносил потерпевшему удары электрической плиткой, после чего спустил потерпевших в подпол, а он - К. взял сверток и вышел. Ж. и Р. несли палас и два кресла.

Суд первой инстанции обоснованно признал указанные показания Ж. и К. в ходе предварительного следствия достоверными, так как они подтверждаются другими доказательствами.

Из показаний свидетеля Ш. явствует, что 10 января 2000 года она купила у К. два кресла, которые были принесены ей К. и Р. Эти кресла впоследствии у нее были изъяты.

В материалах дела имеется протокол осмотра места происшествия, из которого следует, что в подполье дома были обнаружены трупы потерпевших Я. с признаками насильственной смерти.

Согласно заключению судебно-медицинской экспертизы смерть Я.В. наступила в результате тупой сочетанной травмы головы, шеи, грудной клетки, живота, осложнившихся острой потерей крови.

По заключению судебно-медицинской экспертизы смерть Я.А. последовала в результате тупой травмы головы, осложнившейся отеком головного мозга.

Выводы судебно-биологической экспертизы свидетельствуют о том, что обнаруженная на пальто Ж., на полушубке и на правом унте К. кровь, которая по своей групповой принадлежности от потерпевшего Я.А. не исключается.

Заключением дактилоскопической экспертизы подтверждается то, что след пальцев рук, изъятого с места происшествия, оставлен пальцем руки Ж.

Виновность К., Ж. и Р. в совершении преступлений подтверждается и другими, имеющимися в деле и приведенными в приговоре доказательствами.

Тщательно исследовав обстоятельства дела и правильно оценив все доказательства по делу, суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу о доказанности вины Ж. и К. в разбое, совершенном группой лиц по предварительному сговору, верно квалифицировав их действия в этой части обвинения по п. "г" ч. 3 ст. 162; п. п. "а", "б" ч. 2 ст. 162 УК РФ соответственно. Действия Р., выразившееся в пособничестве Ж. и К. открытого похищения чужого имущества правильно квалифицированы по ч. 5 ст. 33 - п. п. "а", "б", "г" ч. 2 ст. 162 УК РФ.

Выводы суда о наличии у Ж. предварительного сговора с К. на совершение разбоя надлежащим образом мотивированы в приговоре и подтверждается приведенными показаниями Ж. и К. в ходе предварительного следствия, правильно признанными соответствующими действительности, поскольку соответствуют согласованным и совместным действиям Ж. и К. при совершении разбоя.

Приведенные в приговоре доказательства, а также согласованные и совместные действия Ж., К. и Р. при изъятии похищенного, подтверждают правильность выводов суда первой инстанции о совершении данного преступления указанными лицами в составе группы лиц.

Поскольку Ж., К. и Р. участвовали в данном преступлении в составе группы, то независимо от того, какие при этом кто из них совершал действия в процессе подготовки и совершения преступления, они обоснованно признаны за исключением Р. (пособник) соисполнителями совершения преступления.

Судом первой инстанции тщательно проверялись доводы осужденных об оговоре их со стороны друг друга, однако эти доводы оказались несостоятельными и суд правильно отверг их.

Изложенные в кассационных жалобах доводы в защиту осужденных, в том числе об отсутствии умысла на совершение преступлений, тщательно исследованы судом первой инстанции и получили надлежащую оценку в приговоре с указанием мотивов их несостоятельности.

Выводы суда по всем этим доводам основаны на конкретных доказательствах по делу, которым дана оценка в соответствии с требованиями ст. 71 УПК РСФСР, поэтому у судебной коллегии правильность выводов не вызывает сомнений.

Доводы кассационных жалоб о недоказанности вины осужденных в совершении преступлений, установленных судом первой инстанции, противоречат приведенным в приговоре доказательствам и на материалах дела не основаны. Обстоятельства по делу исследованы в соответствии с требованиями ст. 20 УПК РСФСР. Допустимость приведенных доказательств сомнений не вызывает, поскольку они добыты в установленном законом порядке.

Доказанность вины Ж. в умышленном причинении тяжкого вреда здоровью, повлекшее по неосторожности смерть Я.В. и Я.А. и обоснованность квалификации его действий по ч. 4 ст. 111 УК РФ сомнений не вызывает.

Наказание назначено Ж., К. и Р. в соответствии с требованиями, ст. ст. 60, 69 УК РФ, соразмерно содеянному ими и с учетом всех конкретных обстоятельств дела. Оснований для смягчения наказания, о чем содержится просьба в кассационных жалобах, судебная коллегия не усматривает.

Нарушений норм УПК РСФСР, влекущих отмену приговора, по данному делу не допущено.

Исходя из изложенного, руководствуясь ст. ст. 332, 339 УПК РСФСР, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Иркутского областного суда от 24 апреля 2001 года в отношении Ж., К., Р. оставить без изменения, кассационные жалобы - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"