||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 14 марта 2002 г. N 5-О02-29

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего - Галиуллина З.Ф.

судей - Борисова В.П. и Валюшкина В.А.

рассмотрела 14 марта 2002 года уголовное дело по кассационной жалобе осужденного И. на приговор Московского городского суда от 30 января 2002 года, по которому

И. <...>, судимый 11 сентября 1997 г. по ст. ст. 30, 158 ч. 2 п. п. "а", "б", "в", 161 ч. 2 п. п. "а", "б", "в", "д" УК РФ к 4 годам лишения свободы, освобожден 15.02.2000 г. по отбытии срока наказания,

осужден по ст. 105 ч. 1 УК РФ на 11 лет 6 месяцев лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии особого режима.

На основании ст. ст. 97 ч. 1 п. "г", 99 ч. 2 УК РФ И. назначены принудительные меры медицинского характера в виде амбулаторного принудительного наблюдения и лечения от алкоголизма у психиатра.

Данным приговором осужден также Б.В., приговор в отношении которого не обжалован и не опротестован.

Заслушав доклад судьи Борисова В.П., выслушав заключение прокурора Карасевой С.Н., полагавшей приговор оставить без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

И. признан виновным в умышленном причинении смерти Б.Л.

Преступление совершено 22 января 2001 года в городе Москве при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В судебном заседании И. вину не признал.

В кассационной жалобе осужденный И. считает приговор слишком суровым. Утверждает, что не совершал убийство потерпевшего, а только помог скрыть следы преступления, что убийство совершил Б.В., а его оговорил с целью самому уйти от ответственности. Считает, что суд поверил противоречивым показаниям Б.В., и не поверил его И. показаниям, потому, что он ранее был судим. Полагает, что свидетель С. была введена в заблуждение следователем и дала неверные показания. Просит приговор суда изменить, снизить ему наказание, или переквалифицировать его действия на укрывательство преступления.

Проверив материалы дела и обсудив доводы, изложенные в кассационных жалобах, судебная коллегия находит, что вина И. в совершенном преступлении подтверждается показаниями осужденного Б.В., показаниями свидетелей и другими материалами дела.

Так, из показаний Б.В. видно, что 22 января 2001 года он вместе с И. и его матерью распивал спиртное в квартире последних. Затем в квартиру пришел их общий знакомый Б.Л. и предложил совместно распить спиртные напитки. И. не стал с ним общаться, и ушел в другую комнату. Во время распития спиртных напитков между ним, Б.В., и Б.Л. возникла ссора, в ходе которой он толкнул Б.Л. и тот упал, ударился головой об косяк двери. Видя, что Б.Л. лежит на полу, он позвал И. И. зашел в комнату, в это время Б.Л. поднялся с пола, но И. внезапно начал наносить ему множественные удары руками в область головы и лица, затем И. стал наносить Б.Л. удары топором и кухонным ножом. Для него, Б.В., происходившее явилось неожиданностью, в связи, с чем он попытался остановить И. Увидел, как И. опасной бритвой перерезает горло Б.Л., отчего у того разошлась кожа на горле, и хлынула кровь. Дальнейшие события он помнит плохо, так как "отключился" на некоторое время. В дальнейшем помнит, как вместе с И. нес тело Б.Л. к мусорным контейнерам, при этом не может сказать, было ли тело выкинуто с балкона квартиры, либо вынесено по лестнице дома. Когда донесли тело до мусорных контейнеров, И. облил тело какой-то жидкостью, и поджег. После этого он, Б.В. возвратился в квартиру, а И. направился к своей сожительнице С. Пока И. отсутствовал он, Б.В., отыскал в квартире и спрятал в разные места предметы, которыми И. наносил удары потерпевшему. Затем И. и С. пришли в квартиру, И. в присутствии его сообщил С., что он, И., убил Б.Л.

Из показаний свидетеля С. усматривается, что она сожительствовала с И. Вечером 22 января 2001 года она находилась у себя дома, когда к ней пришел И. и сообщил, что убил "дядю Лешу" (под этим именем она знала Б.Л.), а также попросил ее подтвердить, в случае необходимости то, что ночь с 22 на 23 января 2001 года она провела с ним.

Из показаний свидетеля Ю. видно, что он является сотрудником ОВД "Нагорный" УВД ЮАО г. Москвы и утром 23 января 2001 года вместе с другими сотрудниками ОВД выезжал на место обнаружения обезглавленного трупа неизвестного мужчины у дома <...>. Когда он и другие сотрудники милиции осмотрели место обнаружения трупа, то по следу крови поняли, что труп, скорее всего, был выброшен с балкона одной из квартир вышеуказанного дома. Поднявшись в квартиру <...>, с балкона которой, предположительно был сброшен труп, они обнаружили в квартире множественные следы крови, после чего задержали находившихся в квартире в состоянии алкогольного опьянения Б.В., И. и С.

Суд первой инстанции тщательно проверил данные показания и дал им надлежащую оценку.

Судебная коллегия такую оценку, данную судом этим показаниям, находит правильной, поскольку они последовательны и согласуются с другими имеющимися в материалах дела доказательствами, в том числе:

с протоколом осмотра места происшествия;

с актом судебно-медицинской экспертизы о том, что смерть Б.Л. наступила от острой кровопотери, развившейся вследствие кровотечения из пресеченных сонных артерий;

с актами биологической экспертизы о том, что на пиле, хоккейной клюшке, топоре и соскобах изъятых из квартиры <...> обнаружена кровь, которая могла произойти от потерпевшего Б.Л.

Доводы осужденного И. о том, что он не совершал вмененного ему преступления, что убийство потерпевшего совершил Б.В., являются несостоятельными, поскольку суд, всесторонне, полно и объективно исследовал обстоятельства дела, дав имеющимся доказательствам в их совокупности надлежащую оценку, проверив все версии, в защиту осужденного и отвергнув их, обоснованно пришел к выводу о виновности И. в инкриминируемом ему деянии.

Не состоятельны и утверждения И. о том, что Б.В. дал в отношении него ложные показания, а свидетель С. дала неверные показания. Как установлено судом показания осужденного Б.В. совпадают с заключением эксперта о причинах смерти Б.Л., эти же показания совпадают с показаниями свидетеля С., которая с И. в хороших отношениях, является его сожительницей. Данных о том, что она была введена в заблуждение следователем, как указывает И. в своей жалобе, в материалах дела нет.

При таких обстоятельствах судебная коллегия считает, что суд первой инстанции правильно установил фактические обстоятельства дела и обоснованно пришел к выводу о виновности И. в инкриминируемом ему преступлении.

Его действия квалифицированы правильно.

При назначении наказания И. суд учел общественную опасность содеянного, обстоятельства дела, а также данные, характеризующие его личность. Назначенное ему наказание нельзя признать несправедливым вследствие суровости, поэтому судебная коллегия не может согласиться с доводами жалобы осужденного о смягчении ему наказания.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 339 УПК РСФСР, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Московского городского суда от 30 января 2002 года в отношении И. оставить без изменения, а кассационную жалобу - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"