||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 13 марта 2002 г. N 50-О01-79

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего - Самарина Б.М.,

судей - Глазуновой Л.И. и Шадрина И.П.

рассмотрела в судебном заседании от 13 марта 2002 года дело по кассационной жалобе потерпевшего К.А. на приговор Омского областного суда от 7 августа 2001 года, которым

Ш., <...>, русский, ранее судимый,

- 18 января 1995 года по ст. 144 ч. 2 УК РСФСР к 4 годам лишения свободы, освобожден 1 июня 1998 года по отбытии наказания,

осужден по ст. 105 ч. 2 п. "з" УК РФ к 14 годам лишения свободы,

по ст. 162 ч. 3 п. "в" УК РФ к 10 годам лишения свободы с конфискацией имущества,

по ст. 226 ч. 3 п. "г" УК РФ к 6 годам лишения свободы.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения окончательно назначено 15 лет лишения свободы с конфискацией имущества с отбыванием основного наказания в исправительной колонии строгого режима.

По ст. 222 ч. 2 УК РФ оправдан.

К.Ю., <...>, русский, ранее не судимый,

осужден по ст. 161 ч. 2 п. "а", "в", "г" УК РФ к 5 годам лишения свободы,

по ст. 222 ч. 1 УК РФ к 1 году лишения свободы,

по ст. 226 ч. 3 п. "г" УК РФ к 5 годам 6 месяцам лишения свободы.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения окончательно назначено 6 лет лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

В соответствии со ст. ст. 97 ч. 1 п. "г", 99 ч. 2 УК РФ к обоим осужденным применены принудительные меры медицинского характера в виде амбулаторного наблюдения и лечения от алкоголизма.

Постановлено взыскать с обоих солидарно в пользу К.А. компенсацию морального вреда в сумме 70 тыс. руб.

Заслушав доклад судьи Глазуновой Л.И., заключение прокурора Шаруевой М.В., полагавшей приговор оставить без изменения, Судебная коллегия,

 

установила:

 

Ш. осужден за убийство К.Е. 1932 года рождения, совершенное при разбое, похищение огнестрельного оружия с применением насилия, не опасного для жизни и здоровья потерпевшей.

К.Ю. осужден за открытое похищение чужого имущества и огнестрельного оружия, совершенное с проникновением в жилище по предварительному сговору группой лиц, и незаконные действия с огнестрельным оружием.

Преступление совершены около 23 часов 30 минут 20 февраля 2001 года в с. Алексеевка Любинского района Омской области при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В судебном заседании Ш. свою вину признал частично и пояснил, что к потерпевшей пришли с целью занять денег на приобретение спиртного, намерения убивать ее у него не было. После произведенного потерпевшей выстрела, он отобрал у нее ружье и стал наносить ей удары ножом.

К.Ю. свою вину признал частично и дал показания, аналогичные показаниям Ш.

В кассационной жалобе потерпевший К.А., не приводя каких-либо доводов, считает, что за убийство матери виновные должны понести более суровое наказание, кроме того, указывает, что не проверена версия об ее изнасиловании, просит пересмотреть дело.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, судебная коллегия находит вину осужденных в совершении преступления при изложенных в приговоре обстоятельствах доказанной.

Сами они не отрицают, что проникли в дом К.Е. с целью одолжить денег. Когда она выстрелила, Ш. отобрал ружье и потребовал деньги. Она передала им 200 руб., Ш. потребовал еще, но она отказала. Тогда он стал наносить ей удары ножом.

Труп потерпевшей с признаками насильственной смерти был обнаружен в доме, где она проживала.

Согласно выводам судебно-медицинского эксперта смерть К.Е. наступила от множественных колото-резаных ранений шеи с повреждением органов шеи. Кроме того, на трупе обнаружены колото-резаные ранения грудной клетки с повреждением внутренних органов.

В результате физико-технического исследования установлено, что имевшиеся на трупе потерпевшей колото-резаные ранения причинены колюще-режущим предметом типа ножа.

При осмотре места происшествия на оконной раме дома потерпевшей обнаружены отпечатки пальцев рук, оставленные Ш. и К.Ю.

На одежде К.Ю. обнаружена кровь человека, происхождение которой от К.Е. не исключается.

В доме Ш. было обнаружено и изъято ружье 12 калибра, которое опознано потерпевшим, как ранее принадлежавшее его родителям.

Оценив добытые доказательства, суд обоснованно пришел к выводу, что осужденные совершили инкриминируемые им деяния, и их действиям дал правильную юридическую оценку.

Причастность К.Ю. к лишению жизни потерпевшей органами следствия и судом тщательно проверялась, однако, своего подтверждения не нашла.

Не может согласиться судебная коллегия с доводами, изложенными потерпевшим К.А. в той части, что следствием и судом "были скрыты факты изнасилования матери".

Как видно из материалов дела, данная версия органами следствия была проверена, однако, своего подтверждения не нашла. Кроме показаний осужденных, данных в период расследования дела о том, что они угрожали потерпевшей в случае отказа передачи денег изнасилованием, каких-либо данных не добыто.

От своих показаний в этой части они впоследствии отказались.

Проведенным судебно-медицинским исследованием установлено, что биологических следов, либо телесных повреждений, характерных для изнасилования, у потерпевшей не обнаружено.

Органами следствия принято решение о прекращении в этой части уголовного преследования.

Судебная коллегия находит данное решение правильным, поскольку ни на предварительном следствии, ни в судебном заседании данных об изнасиловании потерпевшей не добыто, не приводит их в своей жалобе и потерпевший.

Нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену приговора, Судебная коллегия не усматривает.

Наказание назначено с учетом характера и степени общественной опасности содеянного каждым и данных о личности каждого осужденного, оснований к отмене приговора из-за мягкости назначенного наказания, как об этом просит в кассационной жалобе потерпевший, Судебная коллегия не находит.

Вместе с тем, приговор в части принятого решения о взыскании компенсации морального вреда подлежит отмене.

В соответствии с действующим законодательством компенсация морального вреда предусмотрена для случаев причинения гражданину морального вреда действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающие на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага.

При принятии решения о взыскании с осужденных компенсации морального вреда судом данное требование закона не соблюдено.

Согласно приговору за убийство потерпевшей осужден Ш., К.Ю. к лишению ее жизни не причастен.

К.Ю. осужден за действия, нарушающие материальные права потерпевшей.

Следовательно, он не может нести ответственность по возмещению компенсации морального вреда.

По этим основаниям приговор в этой части подлежит отмене, а дело - направлению на новое судебное рассмотрение.

Руководствуясь ст. ст. 332, 339 УПК РСФСР, Судебная коллегия,

 

определила:

 

приговор Омского областного суда от 7 августа 2001 года в отношении Ш. и К.Ю. в части взыскания в пользу К.А. компенсации морального вреда в сумме 70 тысяч рублей отменить, и дело в этой части направить на новое судебное рассмотрение в тот же суд в порядке гражданского судопроизводства.

В остальной части приговор в отношении Ш. и К.Ю. оставить без изменения, а кассационную жалобу потерпевшего - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"