||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 13 марта 2002 г. N 33-О02-18

 

Председательствующий: Николенко О.В.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

Председательствующего - Лутова В.Н.

судей - Ворожцова С.А. и Степанова В.П.

рассмотрела в судебном заседании 13 марта 2002 года уголовное дело по кассационным жалобам осужденных В.М. и С. на приговор Ленинградского областного суда от 8 ноября 2001 года, которым -

В.М., родившийся 26 сентября 1982 года в пос. Маслово Выборгского района Ленинградской области, ранее не судимый, осужден -

по ст. 105 ч. 2 п. "ж", "з" УК РФ к 8 годам лишения свободы;

по ст. 162 ч. 3 п. "в" УК РФ к 8 годам лишения свободы.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений назначено 10 лет лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии общего режима.

С., родившийся 9 августа 1980 года в городе Выборге Ленинградской области, ранее не судимый, осужден -

по ст. 105 ч. 2 п. п. "ж", "з" УК РФ к 10 годам лишения свободы;

по ст. 162 ч. 3 п. "в" УК РФ к 8 годам лишения свободы с конфискацией имущества.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений назначено 12 лет лишения свободы с конфискацией имущества с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

Он же оправдан за отсутствием в его действиях состава преступления, предусмотренного ст. 325 ч. 2 УК РФ.

Постановлено взыскать с В.М. и С. в пользу потерпевшей К.С. в возмещение материального ущерба солидарно 290 рублей.

Постановлено взыскать компенсацию морального вреда в пользу К.С. с В.М. - 40 000 рублей, с С. - 60 000 рублей.

Этим же приговором В.А., родившийся 25 сентября 1977 года в пос. Бородинское Выборгского района Ленинградской области осужден по ст. ст. 30 ч. 3, 175 ч. 2 п. "б" УК РФ к одному году лишения свободы со штрафом в размере 25 минимальных размеров оплаты труда - в сумме 25000 рублей на основании ст. 73 УК РФ условно с испытательным сроком в 1 год.

Приговор в отношении В.А. не обжалован и не опротестован.

Заслушав доклад судьи Ворожцова С.А., заключение прокурора Титова В.П., полагавшего необходимым оставить приговор без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

В.М. и С. признаны виновными и осуждены за то, что 31 августа 2000 года в городе Выборге Ленинградской области группой лиц по предварительному сговору, с применением предмета используемого в качестве оружия с причинением тяжкого вреда здоровья потерпевшему К., совершили разбой в отношении последнего, а также совершили убийство К. по предварительному сговору группой лиц, сопряженное с разбоем.

Преступления осужденными совершены при обстоятельствах, подробно изложенных в приговоре.

Вину в совершении преступлений С. признал частично. В.М. вину в совершении преступлений не признал.

Оба осужденных подали на приговор кассационные жалобы.

Осужденный С. в кассационной жалобе пишет, что с приговором не согласен. В областном суде он изменил свои показания и давал не правдивые показания, так как был под воздействием В.М. Правдивые показания он давал в ходе предварительного следствия.

С. просит учесть все смягчающие его наказание обстоятельства и назначить наказание "меньше - меньшего".

Осужденный В.М. в кассационной жалобе просит изменить режим отбывания наказания на более строгий и назначить несколько меньший срок, чем определил суд.

Изучив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, судебная коллегия находит вину В.М. и С. установленной проверенными в судебном заседании и приведенными в приговоре доказательствами.

Суд, признавая достоверными показания С. в приговоре правильно указал, что, С. с момента своего задержания по подозрению в совершении преступления и до окончания предварительного следствия давал подробные и последовательные показания о том, что "вечером 31 августа 2000 года они вместе с В.М. употребляли спиртные напитки, потом поехали на поезде в Выборг, где В.М. предложил совершить нападение на таксиста, сказав, что ему нужна машина. Он (С.) сначала отказывался, но потом согласился. Договорились, что он возьмет дома нож, чтобы убить таксиста. У вокзала в Выборге В.М. сам выбрал машину "Жигули" белого цвета, он (С.) сел на переднее сиденье, а В.М. сзади, после чего поехали к нему (С.) домой за ножом. Дома он взял нож со сломанной ручкой, потом приехали на пустырь, где В.М. попросил таксиста остановиться. Затем В.М. схватил таксиста руками, стал держать его, одной рукой держал за руки, а второй, согнутой в локте, за шею, крикнув ему: "Бей его". Он (С.) стал наносить удары водителю ножом, а затем, полагая, что водитель мертв, вдвоем перетащили его на заднее сиденье машины. После этого В.М. сел за руль, и они поехали в п. Маслово, и, проезжая мимо кладбища, В.М предложил выбросить труп.

Там вытащили таксиста из машины, и хотя тот признаков жизни не подавал, он (С.) нанес ему еще один удар ножом в живот, после чего проверил карманы куртки, обнаружив кошелек, который затем посмотрел в машине, найдя документы таксиста. Сбросив труп в овраг, поехали на хутор в Маслово, где жил В.М., где машину и оставили. В.М. хотел продать машину, о чем он (С.) позднее сказал брату В.М. - В.А.

Аналогичные показания даны С. при выезде на место происшествия, когда он подробно и детально описал свои и соучастника действия, реконструируя на месте обстоятельства преступления, а также на очной ставке с В.М., изобличая последнего.

Судом проверялись утверждение подсудимого в судебном заседании о якобы оказанном на него физическом воздействии со стороны оперативных сотрудников милиции и в приговоре обоснованно опровергнуто не только материалами дела, поскольку в ходе предварительного следствия, будучи допрошенным с участием защиты, он никогда не упоминал о незаконных методах ведения следствия, но и исследованными в судебном заседании медицинскими документами С., согласно которым телесные повреждения он получил при обстоятельствах, не связанных с его задержанием сотрудниками милиции, что также подтверждено и свидетельскими показаниями.

Признавая показания С. в ходе предварительного следствия допустимым доказательством, суд также обоснованно исходил и из выводов судебно-медицинского эксперта о механизме образования, степени тяжести выявленных у него телесных повреждений, принимая во внимание отсутствие каких-либо данных о болевом шоке после полученной травмы, что исключало бы производство следственных действий, отсутствие каких-либо жалоб по состоянию на 29.09.2000 г., самовольном снятии лангеты.

Судом также проверены показания осужденного В.М., как на предварительном следствии, так и в судебном заседании и сделан правильный вывод о достоверности их в той части, в которой они не противоречат другим доказательствам, приведенным в приговоре.

В частности обоснованно признаны достоверными показания В.М. об обстоятельствах содеянного, где он, не оспаривая факт предварительной с С. договоренности о нападении на таксиста с целью завладения транспортным средством, утверждая однако, что договаривались не убивать таксиста, а только оглушить его металлической дубинкой; указывая, что в тот момент, когда С. стал наносить удары ножом, он держал водителя, а затем отвезли труп к кладбищу.

Кроме того, В.М., будучи допрошен заместителем прокурора города Выборга, указал, что ранее при допросе рассказал всю правду, его никто не заставлял давать показания, никто не бил и не угрожал.

В приговоре правильно отмечено, что В.М. был задержан ранее С. и первый дал показания об обстоятельствах преступления, а также своей и С. роли, он же первый указал место, где они сели в машину такси, место, где водитель был убит, сослался на другие детали, которые в дальнейшем нашли объективное подтверждение.

Телесные повреждения, зафиксированные у В.М. при задержании, получены им в результате дорожно-транспортного происшествия, его физическое и психическое состояние исследовалось экспертами в области психиатрии, которые, располагая сведениями об имевшей место аварии, данных о состоянии здоровья, дали соответствующее заключение о его способности отдавать отчет своим действиям и руководить ими.

Таким образом, показания обоих осужденных в ходе предварительного следствия, как добытые с соблюдением закона, суд обоснованно признал достоверными.

Данные показания подтверждаются и другими доказательствами.

Так, то обстоятельство, что в машину потерпевшего К. вечером сели двое молодых парней, объективно подтвердил свидетель И., а также свидетель П., которая видела не только водителя, приметы и описание одежды которого совпадает с приметами К., но и В.М., которого она хорошо знала, и который разговаривал с водителем о деньгах.

Наличие крови на одежде подсудимых, часть из которых является следами брызг, и могла образоваться в результате взмаха окровавленным предметом в непосредственной близости от лицевой поверхности ткани, объективно свидетельствует о нахождении С. и В.М. в салоне машины, то есть в ограниченном пространстве в непосредственной близости от жертвы в момент причинения повреждений.

Обстоятельства нанесения С. потерпевшему ударов ножом в салоне машины в тот момент, когда В.М. удерживал последнего, не противоречат и выводам судебно-медицинского эксперта о локализации и механизме образования телесных повреждений, положении жертвы (передняя часть тела обращена к клинку травмирующего орудия) в момент преступного посягательства, а наличие резаных ран предплечий и пальцев рук свидетельствует о самообороне потерпевшего при захвате клинка руками, что имело место с учетом физического состояния К.

Наличие на трупе телесных повреждений, образовавшихся по механизму тупой травмы, с учетом их локализации на различных частях тела, подтверждают показания обоих подсудимых о перемещении тела в салоне автомашины, а затем и на улице при сбрасывании в овраг.

Описание ножа, который использовался в качестве орудия убийства, и которое (описание) дали оба осужденных, последовательно утверждавших, что был нож с отломанной ручкой, соответствует показаниями свидетеля П. в этой части, а также подтверждается выводами медико-криминалистической экспертизы о морфологических особенностях травмирующего орудия - колюще-режущего предмета.

О том, что к убийству таксиста причастны как С., так и В.М., также последовательно утверждали потерпевший К., осужденный В.А., допрошенные в суде свидетели, включая близких обоих осужденных, которые обоснованно, по мнению суда не имеют никаких оснований к их оговору.

Юридическая оценка содеянного осужденными судом определена правильно.

Наказание обоим осужденным назначено с учетом тяжести содеянного каждым из них, данных характеризующих личность каждого.

При этом судом учтены и все смягчающие наказание осужденных обстоятельства, в том числе и те на которые имеются ссылки в их кассационных жалобах.

Вид исправительного учреждения, где надлежит отбывать наказание каждому из осужденных, судом определен правильно.

Оснований для смягчения наказания никому из осужденных судебная коллегия не усматривает.

Каких-либо нарушений норм УПК РСФСР, которые могли бы повлечь за собой отмену приговора, по делу не допущено.

Учитывая изложенное, руководствуясь ст. ст. 332, 339 УПК РСФСР, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Ленинградского областного суда от 8 ноября 2001 года в отношении В.М. и С. оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"