||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 13 марта 2002 г. N 5-О02-27

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего - Галиуллина З.Ф.

судей - Ламинцевой С.А. и Колышницына Л.С.

рассмотрела в судебном заседании от 13 марта 2002 года дело по кассационному протесту прокурора на приговор Московского городского суда от 26 декабря 2001 года, по которому

М.Е., <...>, не имеющий судимостей,

оправдан по ст. 105 ч. 2 п. п. "б", "д", "ж", "з" УК РФ, ст. ст. 162 ч. 3 п. п. "б", "в", 167 ч. 2, 213 ч. 3 УК РФ за недоказанностью его участия в совершении этих преступлений.

З.А., <...>, не имеющий судимости,

оправдан по ст. 105 ч. 2 п. п. "б", "д", "ж", "з" УК РФ, ст. ст. 162 ч. 3 п. п. "б", "в", 167 ч. 2 УК РФ за недоказанностью его участия в совершении этих преступлений.

Гражданский иск Р.Т. оставлен без удовлетворения.

Деньги в сумме 74.300 рублей, изъятые у З.А. при обыске, возвращены М.Е.

Заслушав доклад судьи Ламинцевой С., заключение прокурора Карасевой С.Н., поддержавшей протест государственного обвинителя, судебная коллегия

 

установила:

 

М.Е. и З.А. органами предварительного следствия обвиняются в совершении следующих преступлений: М.Е. - в убийстве Р.М.; З.А. - в соучастии в убийстве Р.М. в форме пособничества; М.Е. и З.А. - в совершении разбойного нападения на Р.М.; М.Е. и З.А. - в умышленном уничтожении чужого имущества путем поджога; М.Е. - в совершении хулиганства.

Преступления, как указывают органы следствия, совершены в мае 1999 года.

В судебном заседании М.Е. и З.А. виновными себя не признали.

В кассационном протесте прокурора ставится вопрос об отмене приговора и направлении дела на новое рассмотрение в тот же суд в ином составе судей. Прокурор считает, что суд без достаточных оснований оправдал М.Е. и З.А.

Проверив материалы дела, обсудив доводы протеста, судебная коллегия находит приговор подлежащим отмене по следующим основаниям.

Согласно требованиям ст. 71 УПК РСФСР суд, оценивая собранные по делу доказательства, должен оценить не только каждое отдельное доказательство, но и всю совокупность таковых.

Это требование закона по настоящему делу судом не выполнено.

Приводя доказательства, подтверждающие наличие преступления и виновность М.Е. и З.А. по эпизоду с потерпевшим Р.М., органы следствия, в частности, сослались на акт о пожаре от 24 мая 1999 года, когда которому пожар на складе магазина, принадлежащего ООО МПКП "Коммат" произошел ночью 23 мая 1999 года, а сообщение о пожаре поступило в 0 часов 57 минут 24 мая 1999 г. В результате пожара склад магазина и магазин сгорели полностью.

Согласно данным протокола осмотра места происшествия на месте пожара обнаружен труп сторожа Р.М. с признаками насильственной смерти, сейф без дверцы со следами распила, пустой.

Согласно протоколу обыска от 24.05.99 г., произведенного в период с 18 часов 35 минут до 19 часов 15 минут, в 23 отделении 17 наркологической больницы г. Москвы З.А. добровольно выдал вещи, находящиеся в черной спортивной сумке, а также деньги: 27 тысяч 300 рублей сторублевыми купюрами и 47.000 рублей купюрами по 500 рублей.

Записей, содержащихся в протоколе этого следственного действия, З.А. не оспаривал ни в судебном заседании, ни на предварительном следствии.

Добровольно выдав указанные денежные суммы, З.А. заявил, что эти деньги ему не принадлежат и получены им от М.Е. 23 мая 1999 г. между 23 и 24 часами на хранение.

В т. 1 на л.д. 168 имеется документ, именуемый чистосердечным признанием З.А., который З.А. написал собственноручно, и в котором З.А. указывает о том, что убийство сторожа Р.М. совершил его знакомый М.Е., а он, З.А., явился очевидцем этого убийства. Как далее указано в этом документе, после убийства Р.М. М.Е. вскрыл сейф, завладел деньгами, большую часть которых взял себе, а остальные передал ему, З.А., и просил сохранить их в 17-й наркологической больнице на 2 - 3 дня до его, М.Е., госпитализации в эту больницу.

По поводу этого чистосердечного признания З.А. в последующем был неоднократно допрошен и давал по нем свои пояснения.

Однако, эти показания З.А. не проверены судом с помощью других доказательств и не получили всесторонней оценки в приговоре.

Суд указал в приговоре, что "ставит под сомнение", что указанные в протоколах допросов показания даны именно З.А.

Вместе с тем, суд не выяснил, были ли детали и подробности преступления, воспроизведенные З.А., известны органам следствия на момент его допросов, и подтверждены ли эти детали в последующем.

В подтверждение виновности М.Е. и З.А. органы следствия согласились на чистосердечное признание М.Е. от 24.05.99 г. (т. 1 л.д. 200). В этом документе М.Е. указал о том, что именно он убил сторожа Р.М., после чего "болгаркой" распилил кабинет директора и сейф, откуда взял деньги и сложил их в черную сумку, не считая. После этого залил все краской и поджег при помощи свечи.

Этот документ и последующие показания М.Е. также не получили всесторонней оценки в приговоре.

Оправдывая М.Е. и З.А. за недоказанностью их участия в совершении преступлений, суд указал в приговоре что "не находит оснований полагать, что к М.Е. и З.А. в период предварительного следствия не применялись незаконные методы воздействия".

Однако, в приговоре суда не приведены доказательства, на основании которых суд пришел к этому выводу.

В обвинительном заключении имеется ссылки на следующие протоколы следственных действий:

- протокол выемки от 24.05.99 г., согласно которому с участием М.Е. была произведена выемка сумки черного цвета, в которую он, по его словам, положил похищенные деньги после убийства Р.М. (т. 1 л.д. 131);

- протокол осмотра этой сумки (т. 1 л.д. 132);

- протокол опознания этой сумки исполнительным директором магазина, о котором идет речь по делу, - М. как похищенной из магазина (т. 1 л.д. 253).

Суд указал, что считает протокол выемки недопустимым доказательством, составленным с нарушением уголовно-процессуального закона.

Однако, указав об этом, суд не привел предусмотренных законом оснований для такой оценки.

Два других протокола также не получили всесторонней оценки в приговоре - суд указал, что лишен возможности дать правовую оценку этим документам.

Обосновывая доказанность вины М.Е. и З.А., органы следствия сослались на протокол предъявления для опознания от 08.09.99 г., согласно которому кассир магазина ООО МПКП "Коммат" О. опознала канцелярские резинки желтого цвета, изъятые при обыске 24 мая 1999 г., как те, которыми были перетянуты денежные купюры, положенные 23 мая 1999 г. в сейф директора магазина (т. 2 л.д. 88).

Этот и ряд других протоколов, в том числе протокол осмотра двух пачек денег, выданных З.А. 24 мая 1999 г. при обыске (т. 2 л.д. 59), протокол осмотра обгоревшего сейфового ящика и других предметов, изъятых с места происшествия (т. 2 л.д. 61 - 62) суд признал недопустимыми, указав о том, что понятыми при производстве этих следственных действий (в разных сочетаниях) являлись С., М. и С., при этом С. и М. являлись студентами ВУЗа и проходили практику в Савеловской прокуратуре, а С. с 01.06.99 г. являлась общественным помощником следователей.

Изложив в приговоре эти данные, суд указал в приговоре "что не может прийти к выводу об отсутствии определенной заинтересованности" у этих лиц в данном деле.

Однако, в приговоре суда не приведено доказательств, которые могли бы свидетельствовать о том, что указанные лица заинтересованы в исходе дела.

Иным путем указанные протоколы следственных действий не были проверены.

При такой оценке названных протоколов следственных действий вызывает сомнение и оценка, данная судом показаниям свидетелей М., О. и К. о размерах денежных сумм и достоинстве денежных купюр оставленных, согласно их показаниям, в сейфе магазина с 23 на 24 мая 1999 г.

Согласно ст. 314 УПК РСФСР в описательной части оправдательного приговора должны быть изложены обстоятельства дела, установленные судом.

В описательной части настоящего приговора не указано четких выводов относительно источника и принадлежности денег, выданных З.А. 24 мая 1999 г. в наркологической больнице.

Между тем, выяснение этих обстоятельств имеет существенное значение для дела.

Выводы суда по этому вопросу, изложенные на 29-м листе приговора, противоречивы: там суд пришел к выводу о том, "что не находит каких-либо оснований сомневаться, что переданные З.А. М.Е. деньги в сумме 74.300 рублей (которые впоследствии были изъяты у З.А. органами следствия) не принадлежали М.Е. (с учетом его показаний), что они не были накоплены им за период работы в магазине, и являются деньгами, якобы изъятыми из магазина ООО МПКП "Коммат" в ночь 23 на 24 мая 1999 г. ".

Доказывая виновность М.Е. и З.А., органы следствия сослались на показания свидетеля З.И., данные им 24 и 25 мая 1999 года о том, что 23 мая 1999 г. он позвонил в магазин, где дежурил Р.М., и последний сказал, что все нормально, только в магазин пришел гость - рабочий по имени Евгений (М.Е.) (л.д. 89, 109 - 113 т. 1).

Эти показания З.И. подтвердил в судебном заседании.

В обвинительном заключении есть ссылка и на показания свидетеля Е.Е. о том, что 23 мая 1999 г., после работы, опоздав на автобус в 20 часов 59 минут, она ждала следующий автобус и в 21 час. 15 минут находилась на остановке через Дмитровское шоссе, напротив магазина. Именно в это время она увидела, как из перехода, у магазина, на противоположной стороне дороги вышел кладовщик магазина М.Е. с каким-то высоким парнем, которого она видела впервые, и которые пошли в сторону левых ворот магазина.

В судебном заседании свидетель Е.Е. подтвердила эти показания, пояснив, что видела при этих обстоятельствах именно М.Е., которого знала по совместной работе.

Показания этих 2-х свидетелей оценены судом без учета других доказательств по делу.

Органы следствия сослались и на показания Л., которая, в частности, в объяснении от 24 мая 1999 г. указала, что М.Е. в ее присутствии по телефону дозвонился до Анатолия и договорился с ним о встрече на 21 час или между 21 - 22 часами, после чего сразу ушел. Вернулся он утром в 3 часа 50 минут в сильной степени опьянения, при этом сказал: "Если что, пришел в 21.00" (т. 1 л.д. 88).

В дальнейшем Л. изменяла свои показания, но причины этого остались без проверки и оценки со стороны суда.

Обвиняя М.Е. и З.А. в совершении поджога в магазине "Строительные материалы", органы следствия сослались на заключение пожарно-технической экспертизы, согласно выводам которой криминалистические следы, обнаруженные на месте происшествия по своей совокупности могут представлять собой группу признаков, отображающих последовательное развитие горения, возникшее после создания специальных условий, указанных в постановлении следователя (т. 1 л.д. 100 - 101); на заключение дополнительной пожарно-технической экспертизы, согласно которому оплавление овальной формы, имеющееся на проводнике длиной 105 мм могло образоваться как в результате короткого замыкания, так и в результате локального огневого воздействия пожара (т. 2 л.д. 95 - 96).

Суд должен был исследовать эти акты экспертиз и дать им оценку в совокупности со всеми материалами дела.

В случае недостаточной ясности или полноты заключения, суд, в соответствии с требованиями ст. 290 УПК РСФСР, мог назначить дополнительную или повторную экспертизы. Эти требования закона судом не выполнены. Оправдав М.Е. и З.А. по ст. 167 ч. 2 УК РФ, суд не дал оценки заключениям пожарно-технической экспертиз и оставил невыясненным вопрос о причинах пожара в магазине "Строительные материалы", хотя это имеет существенное значение для настоящего дела.

В подтверждение виновности М.Е. в совершении хулиганства органы следствия сослались на показания потерпевшего Ш., свидетелей К. и Е.

Однако, и этим доказательствам суд не дал оценки в совокупности с другими материалами дела.

Выводы суда об основаниях оправдания М.Е. по ст. 213 ч. 3 УК РФ противоречивы.

При таких условиях судебная коллегия соглашается с доводами кассационного протеста прокурора о том, что приговор подлежит отмене, а дело - направлению на новое судебное рассмотрение.

При новом рассмотрении дела надлежит всесторонне, полно и объективно исследовать обстоятельства дела и в зависимости от добытых данных решить вопрос о виновности или невиновности М.Е. и З.А. по предъявленному обвинению.

Указанные выше неполнота судебного следствия и нарушение судом требований ст. 71 УПК РСФСР должны быть устранены при новом рассмотрении.

Без оценки всей совокупности доказательств суд лишен возможности решить вопрос о том, приводят ли они к достоверному выводу о всех обстоятельствах, предусмотренных ст. 68 УПК РСФСР.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 339 УПК РСФСР, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Московского городского суда от 26 декабря 2001 года в отношении М.Е. и З.А. отменить и дело направить на новое судебное рассмотрение в тот же суд, но в ином составе судей.

 

Председательствующий

ГАЛИУЛЛИН З.Ф.

 

Судьи

ЛАМИНЦЕВА С.А.

КОЛЫШНИЦЫН А.С.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"