||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ПРЕЗИДИУМ ВЕРХОВНОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 13 марта 2002 г. N 107п02пр

 

Президиум Верховного Суда Российской Федерации в составе:

Председателя - Лебедева В.М.,

членов Президиума - Верина В.П., Вячеславова В.К., Жуйкова В.М., Меркушова А.Е., Петухова Н.А., Попова Г.Н., Свиридова Ю.А., Сергеевой Н.Ю., Смакова Р.М.

рассмотрел дело по протесту заместителя Генерального прокурора Российской Федерации Колмогорова В.В. на определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 10 октября 2001 года в отношении Ф. и Б.

Алтайским краевым судом 11 мая 2001 года осуждены к лишению свободы:

Ф., <...>, несудимый, -

по ст. 162 ч. 3 п. "в" УК РФ на 9 лет с конфискацией имущества;

по ст. 105 ч. 2 п. п. "ж", "з" УК РФ на 16 лет.

На основании ст. 69 ч. 3 и ч. 4 УК РФ по совокупности преступлений назначено 19 лет лишения свободы с конфискацией имущества, в исправительной колонии строгого режима;

Б., <...>, несудимый, -

по ст. 162 ч. 3 п. "в" УК РФ на 9 лет с конфискацией имущества;

по ст. 105 ч. 2 п. п. "ж", "з" УК РФ на 15 лет.

На основании ст. 69 ч. 3 и ч. 4 УК РФ по совокупности преступлений назначено 17 лет лишения свободы с конфискацией имущества, в исправительной колонии строгого режима.

Срок наказания каждому исчислен с 1 декабря 2000 года.

Взыскано с Б. и Ф. в счет возмещения материального ущерба в солидарном порядке в пользу потерпевшей Р.Н. 93996 руб. 60 коп. Кроме того, взыскано с каждого осужденного в счет возмещения морального вреда в пользу Р.Н., Р.В. и Р.Ю. по 250000 руб.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации 10 октября 2001 года приговор в отношении Ф. и Б. отменила и дело направила на новое судебное рассмотрение.

В протесте поставлен вопрос об отмене определения Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации и передаче дела на новое кассационное рассмотрение.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Нестерова В.В. и выступление заместителя Генерального прокурора Российской Федерации Кехлерова С.Г., поддержавшего протест,

Президиум Верховного Суда Российской Федерации

 

установил:

 

Ф. и Б. осуждены за разбойное нападение на Р.В. группой лиц по предварительному сговору, с применением предметов, используемых в качестве оружия, с причинением тяжкого вреда здоровью, с незаконным проникновением в жилище с целью хищения чужого имущества и последующее его убийство, совершенные при следующих обстоятельствах.

В октябре 2000 года осужденные договорились совершить разбойное нападение на знакомого Ф. - Р.В. и убить его с целью завладения имуществом семьи Р. В дальнейшем они неоднократно обсуждали обстоятельства предстоящего преступления, подготовили сумки, нож и твердый предмет в форме кастета.

Около 23 часов 27 ноября 2000 года они обманным путем проникли в квартиру, где находился потерпевший Р.В. Около 3 часов ночи 28 ноября 2000 года по сигналу Ф. Б. сзади внезапно напал на сидевшего за столом Р.В. и ножом нанес удар в область верхнего края правой подвздошной кости потерпевшего. После этого, действуя согласованно, подавляя сопротивление Р.В., Ф. сдавил руками его голову, повалил на пол и взятым у Б. ножом нанес множественные удары в голову, шею и грудь. Помимо этого, Ф. твердым предметом в форме кастета нанес не менее трех ударов по голове и взятым на кухне ножом - удар в заднюю часть грудной клетки.

В результате совместных действий осужденных Р.В. причинены телесные повреждения в виде раны в области верхнего края крыла правой подвздошной кости, проникающей в брюшную полость, с повреждением брыжейки толстого кишечника; раны задней поверхности грудной клетки справа, проникающей в грудную и брюшную полость с повреждением диафрагмы, правой доли печени, нижней доли правого легкого и правой почки; раны в поясничной области по срединной линии, проникающей в брюшную полость, без повреждения внутренних органов; раны в поясничной области слева, проникающей в брюшную полость, с повреждением брыжейки толстого кишечника; раны в области шеи справа без повреждения сосудисто-нервного пучка; сквозного ранения мягких тканей правого плеча; ссадин над левой бровной дугой, правой скуловой области и области спинки носа. От обильной кровопотери потерпевший скончался на месте происшествия.

После этого Ф. и Б. завладели имуществом Р. общей стоимостью 60000 руб. и скрылись.

В протесте указано, что суд первой инстанции принял обоснованное решение об исключении из обвинения Ф. квалифицирующего признака - совершение преступления с особой жестокостью, в приговоре привел мотивы, по которым не признал в данном случае множественность телесных повреждений достаточной для квалификации убийства как совершенного с особой жестокостью. Выводы суда кассационной инстанции о необходимости иной оценки доказательств противоречат требованиям ст. 352 УПК РСФСР. Наказание виновным назначено в соответствии с требованиями ст. 60 УК РФ и не является чрезмерно мягким, вывод о мягкости назначенного наказания в определении кассационной инстанции отсутствует.

Президиум Верховного Суда Российской Федерации считает, что протест подлежит удовлетворению по следующим основаниям.

Отменяя приговор, кассационная инстанция указала в определении, что, исключая из обвинения Ф. квалифицирующий признак - совершение убийства с особой жестокостью, суд не учел множественность (19) причиненных потерпевшему телесных повреждений, их тяжесть, локализацию и характер.

Между тем по смыслу закона при квалификации убийства по п. "д" ч. 2 ст. 105 УК РФ надлежит исходить из того, что понятие особой жестокости связывается как со способом убийства, так и с другими обстоятельствами, свидетельствующими о проявлении виновным особой жестокости. При этом для признания убийства совершенным с особой жестокостью необходимо установить, что умыслом виновного охватывалось совершение убийства с особой жестокостью.

Признак особой жестокости наличествует, в частности, в случаях, когда убийство совершено способом, который заведомо для виновного связан с причинением потерпевшему особых страданий (нанесение большого количества телесных повреждений, использование мучительно действующего яда, сожжение заживо, длительное лишение пищи, воды и т.д.). При этом само по себе нанесение множества телесных повреждений не всегда является основанием для квалификации действий виновного лица по п. "д" ч. 2 ст. 105 УК РФ. Необходимо также установить, сознавал ли виновный, что, нанося множественные телесные повреждения потерпевшему, причиняет ему особые мучения и страдания.

Принимая решение об исключении из обвинения Ф. п. "д" ч. 2 ст. 105 УК РФ, суд указал в приговоре, что "поскольку множественность причиненных ранений сама по себе не является условием, которое свидетельствует об особой жестокости совершенного убийства, судебная коллегия, не установив, что Ф. при лишении жизни Р.В. предвидел, желал или сознательно допускал, что своими действиями причиняет потерпевшему мучения и страдания, и с достоверностью установив, что им, при корыстном мотиве, преследовалась лишь цель лишить жизни потерпевшего, чтобы беспрепятственно завладеть вещами семьи Р.", и исключил вышеуказанное обвинение.

При этом суд исследовал заключение судебно-медицинского эксперта и указал, что из причиненных потерпевшему телесных повреждений шесть были проникающими во внутреннюю полость. Они явились причиной смерти и могли образоваться незадолго до ее наступления, в короткий промежуток времени. Как каждое в отдельности, так и вместе взятые, они причинили тяжкий вред здоровью по признаку опасности для жизни (т. 2 л.д. 50).

Таким образом, суд первой инстанции с надлежащей полнотой исследовал обстоятельства дела, связанные с обвинением Ф. в совершении убийства Р.В. с особой жестокостью, и дал им оценку в приговоре.

В соответствии с ч. 3 ст. 351 УПК РСФСР при отмене приговора суда первой инстанции в определении должно быть указано, требование каких статей закона нарушены и в чем заключаются нарушения или в чем состоит необоснованность приговора.

Однако, как видно из кассационного определения, в нем не указано. требования каких статей закона нарушены судом первой инстанции, и в чем состоит необоснованность приговора. Поэтому в протесте правильно указано, что выводы суда кассационной инстанции о необходимости иной оценки доказательств противоречат требованиям ст. 352 УПК РСФСР.

Исходя из изложенного и руководствуясь п. 3 ст. 378 УПК РСФСР, Президиум Верховного Суда Российской Федерации

 

постановил:

 

определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 10 октября 2001 года в отношении Ф. и Б. отменить и дело передать на новое кассационное рассмотрение.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"