||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ПРЕЗИДИУМ ВЕРХОВНОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 13 марта 2002 г. N 106п02пр

 

Президиум Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председателя - Лебедева В.М.,

членов Президиума - Верина В.П., Вячеславова В.К., Жуйкова В.М., Меркушова А.Е., Петухова Н.А., Попова Г.Н., Свиридова Ю.А., Сергеевой Н.Ю., Смакова Р.М.

рассмотрел дело по протесту заместителя Генерального прокурора Российской Федерации Колмогорова В.В. на приговор Санкт-Петербургского городского суда от 20 февраля 2001 года, по которому

С.А., <...>, судимый 10 февраля 1999 года по ст. 222 ч. 1 УК РФ к 1 году лишения свободы, наказание отбыл;

Л., <...>, судимый 2 февраля 1998 года по ст. ст. 158 ч. 2 п. п. "а", "б", "г", 166 ч. 2 п. "а" УК РФ к 3 годам 6 месяцам лишения свободы, условно, с испытательным сроком в 3 года, -

оправданы по ст. ст. 105 ч. 2 п. п. "д", "ж", "з", 162 ч. 3 п. "в" УК РФ за недоказанностью их участия в совершении преступлений.

Кроме того, определением суда Л. освобожден от уголовной ответственности за совершение преступления, предусмотренного ст. 116 УК РФ, уголовное дело в этой части прекращено на основании п. 3 ч. 1 ст. 5 УПК РСФСР.

Судебной коллегией по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации 16 июля 2001 года приговор оставлен без изменения, а кассационный протест об отмене оправдательного приговора - без удовлетворения.

По этому делу осужден также Щ., протест в отношении которого не принесен.

В протесте поставлен вопрос об отмене приговора и кассационного определения в части оправдания С.А. и Л. по ст. ст. 105 ч. 2 п. п. "д", "ж", "з", 162 ч. 3 п. "в" УК РФ и передаче дела на новое расследование. Обоснованность прекращения уголовного дела в отношении Л. по ст. 116 УК РФ в протесте не оспаривается.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Нестерова В.В. и выступление заместителя Генерального прокурора Российской Федерации Кехлерова С.Г., поддержавшего протест,

Президиум Верховного Суда Российской Федерации

 

установил:

 

по приговору суда С.А. и Л. оправданы по обвинению в умышленном убийстве с особой жестокостью С.К., сопряженном с разбойным нападением на него и совершенном группой лиц по предварительному сговору.

Органами предварительного следствия им предъявлено обвинение в совершении указанных преступлений при следующих обстоятельствах.

Не позднее 4 июня 1998 года С.А., Л. и лицо, материалы дела в отношении которого выделены в отдельное производство, вступили в сговор на открытое хищение имущества, принадлежащего С.К. Исполняя задуманное, они 4 июня 1998 года, около 6 часов, незаконно проникли в квартиру потерпевшего и с целью завладения имуществом напали на него. Действуя совместно с умыслом на лишение жизни С.К., С.А., Л. и лицо, материалы дела в отношении которого выделены в отдельное производство, специально приготовленным столовым ножом нанесли ему не менее 30 ударов в различные части тела, причинив множественные колото-резаные ранения, в том числе груди и живота с повреждением внутренних органов.

Затем С.А. вышел из квартиры на улицу и стал наблюдать за окружающей обстановкой, так как должен был предупредить соучастников об опасности.

Услышав шум, в квартиру С.К. позвонила его соседка К. Испугавшись, Л. и лицо, материалы дела в отношении которого выделены в отдельное производство, покинули квартиру С.К., выбежали на улицу и скрылись с места преступления. С.А. в 6 часов 40 минут у подъезда дома был задержан сотрудниками милиции. При досмотре из кармана его куртки изъят столовый нож с согнутым лезвием и следами крови. При задержании на С.А. как на лицо, принимавшее участие в преступлении, сотрудникам милиции указала свидетель К.

В процессе нападения был похищен сотовый телефон, принадлежавший потерпевшему, стоимостью 886 руб. 91 коп.

По заключению судебно-медицинского эксперта, смерть С.К. наступила в 5 часов 5 июня 1998 года от множественных колото-резаных ранений груди с повреждением сердца и легких.

Органами предварительного следствия С.А. и Л. было предъявлено обвинение в разбойном нападении на С.К. и его убийстве, сопряженном с разбоем и совершенном группой лиц, с особой жестокостью.

В ходе предварительного и судебного следствия с достоверностью установлено, что С.А. и Л. во время совершения нападения на С.К. находились в квартире потерпевшего.

Факт причинения С.К. ранений ножом, изъятым у С.А., подтверждается выводами судебно-медицинской (т. 1 л.д. 83) и судебно-биологической (т. 1 л.д. 109) экспертиз.

С.А. не отрицал своего нахождения в квартире С.К. 4 июня 1998 года, но, периодически меняя свои показания, указывал, что был в квартире то с О. и парнем по имени Сергей, то со Щ. и Л.

Допрошенный в качестве обвиняемого 11 июня 1998 года с участием адвоката, он пояснил, что утром 4 июня 1998 года встретился с О. и парнем по имени Сергей около подъезда дома потерпевшего. О. и Сергей поднялись в квартиру С.К., а он остался около подъезда. Подождав 5 минут, поднялся на пятый этаж, заметил, что двери одной из квартир приоткрыты. Когда вошел в квартиру, увидел, что О. и Сергей бьют С.К. О. наносил потерпевшему удары столовым ножом. При выходе из квартиры С.А. встретился с соседкой С.К. - К. С.А. пояснил также: "О. и Сергей, по всей видимости, тоже услышали, что женщина собирается звонить в милицию, и выбежали вслед за мной, нагнав меня у выхода из парадной. Когда мы вышли из подъезда, Саша (О.) сунул в карманы моей куртки свои очки и сотовый телефон. Сотовый телефон я почти сразу же выбросил (куда я его выбросил, уже не помню)" (т. 1 л.д. 66 - 69).

При допросе в качестве обвиняемого 25 сентября 1998 года С.А. подтвердил свои показания (т. 1 л.д. 138 - 140).

Допрошенный 29 апреля 1999 года с участием адвоката, С.А. изменил показания и пояснил, что в квартире С.К. был вместе с Л. и Щ. Рассказывая о своих действиях, он пояснил: "Затем я достал из куртки брелок - нож, длина клинка - 4,5 см, ширина примерно 1 см, и этим ножом я ударил С.К. в плечо, точнее, я ткнул его. В ответ на это С.К. ударил меня ногой и напоролся на мой ножик. После этого я пошел на выход, чтобы позвать Л. на помощь, чтобы он помог разнять их. Подходя к входным дверям, я услышал звонок и открыл дверь... В дверях я встретил К., соседку с квартиры, расположенной ниже квартиры С.К.". К. пообещала вызвать милицию (т. 1 л.д. 270 - 272).

При допросе в качестве обвиняемого 15 октября 1999 года С.А., вновь изменив показания, утверждал, что в квартире был с О. и парнем по имени Сергей, видел, как удар ножом С.К. нанес Сергей. Уходя из квартиры, столкнулся с К., которая "пригрозила вызвать милицию". На лестничной площадке О. положил в карман его куртки солнцезащитные очки и нож, а также передал сотовый телефон, который он, С.А., сразу выбросил. С.А. подробно описал одежду потерпевшего (т. 3 л.д. 90 - 94).

В судебном заседании С.А. также утверждал, что преступления совершили О. и парень по имени Сергей.

Судебно-медицинской экспертизой вещественных доказательств на джинсах, обуви и кожаной куртке С.А. обнаружена кровь, которая могла принадлежать потерпевшему С.К. (т. 1 л.д. 120 - 125).

Однако механизм образования пятен крови на одежде С.А. не устанавливался. Органами следствия перед экспертами не ставился вопрос о возможности образования следов крови при обстоятельствах, указанных С.А.

О причастности Л. к совершению преступлений показала свидетель К. Л.А., которая в ходе следствия опознала его как лицо, находившееся в квартире С.К. 4 июня 1998 года. В судебном заседании К. в полном объеме подтвердила показания о том, что в квартире погибшего она видела именно Л. Это указано и в приговоре суда. Показания К. суд признал правдивыми и достоверными.

Из показаний Щ. на следствии усматривается, что С.А. и Л. 4 июня 1998 года пришли к нему домой в 6 часов утра, были сильно взволнованы, говорили, что случилось непоправимое, на их одежде была кровь (т. 2 л.д. 105 - 107).

Вышеуказанным доказательствам судом дана оценка в приговоре, однако ее следует признать односторонней, поскольку остались невыясненными такие обстоятельства, установление которых могло иметь существенное значение при постановлении приговора. В соответствии со ст. ст. 379, 342, 343 УПК РСФСР односторонность предварительного или судебного следствия является основанием к отмене приговора.

На основании изложенного и руководствуясь п. 2 ст. 378 УПК РСФСР,

Президиум Верховного Суда Российской Федерации

 

постановил:

 

приговор Санкт-Петербургского городского суда от 20 февраля 2001 года и определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 16 июля 2001 года в отношении С.А. и Л. отменить, дело передать на новое расследование.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"