||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 13 марта 2002 года

 

Дело N 67-о02-17

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

 

    председательствующего                           Самарина Б.М.,

    судей                                            Коннова В.С.,

                                                   Хлебникова Н.Л.

 

рассмотрела в судебном заседании от 13 марта 2002 года дело по частному протесту прокурора Бокарева Л.Д. и частной жалобе потерпевшей К.О. на определение Новосибирского областного суда от 28 декабря 2001 года, которым уголовное дело по обвинению

Х., <...>, русского, со среднетехническим образованием, не работавшего, судимого 15 ноября 2001 года по п. "в" ч. 3 ст. 162 УК РФ к десяти годам лишения свободы с конфискацией имущества, -

и

Д., <...>, русского, со средним образованием, не работавшего, судимого 15 ноября 2001 года по п. "в" ч. 3 ст. 162 УК РФ к десяти годам лишения свободы с конфискацией имущества, -

обоих в совершении преступлений, предусмотренных п. "в" ч. 3 ст. 162 и п. п. "д", "ж", "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ;

направлено прокурору Новосибирской области для производства дополнительного расследования.

Х. и Д. обвиняются в разбойном нападении на К., совершенном группой лиц по предварительному сговору, с применением предмета, используемого в качестве оружия, с причинением тяжкого вреда его здоровью, и в убийстве К., совершенном группой лиц по предварительному сговору, с особой жестокостью, из корыстных побуждений и сопряженном с разбоем.

Преступления, вменяемые в вину Х. и Д., совершены при обстоятельствах, изложенных в постановлениях о привлечении их в качестве обвиняемых и в обвинительном заключении.

В судебном заседании подсудимые Х. и Д. виновными признали себя частично.

Направляя дело для производства дополнительного расследования, суд в определении сослался на возможность иного мотива убийства К. - не сопряженного с разбоем, а с целью сокрытия разбойного нападения.

В частном протесте государственный обвинитель прокурор Бокарев Л.Д. просит отменить определение суда и направить дело на новое судебное рассмотрение, ссылаясь на необоснованность определения, на подтверждение доказательствами того, что действия подсудимых по завладению имуществом К. не были закончены, а к К. было применено насилие, опасное для его жизни и здоровья, и он был лишен жизни. По мнению прокурора, вывод об убийстве К. с целью сокрытия другого преступления является ошибочным. Как считает прокурор, ходатайство адвоката Шилина о направлении дела на доследование в целях изменения мотива убийства и переквалификации действий подсудимых нарушает их право на защиту.

В частной жалобе потерпевшая К.О. указывает на свое несогласие с решением суда о "приостановлении слушания по делу" и просит направить дело, "для дальнейшего судебного разбирательства", не приводя никаких мотивов своего несогласия с определением суда.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Коннова В.С., объяснения и заключение прокурора Костюченко В.В., поддержавшего протест по изложенным в нем основаниям и просившего об отмене определения суда, проверив материалы дела и обсудив доводы частных протеста и жалобы, Судебная коллегия находит определение суда подлежащим отмене, а дело - направлению на новое рассмотрение в суд, по следующим основаниям.

Обосновывая возможность иного мотива убийства К. - с целью сокрытия разбойного нападения, суд в определении сослался на показания Х., П. и Д. При этом суд в определении показания П. и Д. не привел, а показания Х. привел лишь выборочно, частично.

Между тем, как следует из материалов дела, в своем заявлении, именуемом "явкой с повинной", Д. указывал, что Х. ударил водителя по голове и стал удерживать его за шею "удушающим предметом". После этого Х. потребовал, чтобы водитель ехал в поле. У лесополосы Х. вытащил водителя, оторвал провод от рации и стал душить водителя. Когда Х. душил водителя, он (Д.) вытащил из машины магнитолу. Водитель лежал без движения. Х. вскрыл багажник, взял молоток и пошел "добивать" водителя. Он (Д.) в это время вытащил из багажника еще одну магнитолу, Х. в это время несколько раз ударил водителя молотком по голове (л.д. 22 т. 1).

При следующих допросах в ходе предварительного следствия Д. пояснял, что когда Х. в машине нанес два удара кулаком в лицо водителя и потребовал ехать в лесополосу, он (Д.) также нанес удара 2 кулаком в лицо водителя и они требовали у водителя деньги. В лесополосе Х. вытащил водителя из-за руля и стал его обыскивать, а он (Д.) в это время из панели салона машины вытащил автомагнитолу и вылез из машины. Водитель уже лежал, Х. удерживал его ногой, а рукой оторвал шнур от рации и стал душить водителя шнуром. Он (Д.) в это время подошел к багажнику, туда же подошел Х. Водитель лежал без признаков жизни и он (Д.) считал, что тот мертв. Он и Х. открыли багажник, он взял из него автомагнитолу, а Х. - сумку и молоток. Затем Х. подошел к водителю и несколько раз ударил его молотком по голове. Он (Д.) забрал магнитолы и они ушли (л.д. 25 - 29 т. 1); - что когда он и Х. стали избивать водителя, вытащив его из салона, он (Д.) достал из машины шнур от рации, а Х., взяв шнур, стал душить им водителя. Он (Д.) стал в это время собирать вещи из машины, осматривал салон и багажник машины. Он (Д.) взял две автомагнитолы. В ходе нападения он и Х. забрали из машины две автомагнитолы (л.д. 246 т. 1).

В судебном заседании подсудимый Д. пояснял, что когда проехали в лесополосу, по его просьбе водитель остановил машину. Х. обхватил водителя за шею, а он (Д.) нанес водителю 4 удара кулаком в лицо. Одновременно с ним и Х., не отпуская шеи водителя, нанес ему удары кулаком в лицо. Водитель говорил, что денег у него нет. Они потребовали, чтобы водитель ехал дальше в лес, тот поехал. Потом Х. вышел из машины, заставил выйти водителя и обыскал его. Он (Д.) в это время вытаскивал из салона машины автомагнитолу. Когда он (Д.) вышел из машины, то Х. бил водителя кулаками, тот падал и вставал. Х. хотел знать, что есть ценного у водителя. Водитель просил не убивать его, говорил, что у него трое детей, что он сделает все, что они хотят. Он (Д.) оторвал шнур от рации, а шнуром водителя душил Х. В багажнике машины были магнитола и сумка. Он (Д.) вытащил их, а также - молоток и передал молоток Х., а тот молотком стал бить по голове лежавшего водителя. С собой, уходя они взяли магнитолы (т. 2 л.д. 22 - 24).

Х. в своем заявлении, именуемом "явкой с повинной", указывал, что он и Д. ударили кулаками водителя в лицо, по голове, после чего он (Х.) достал из багажника молоток и ударил им водителя по голове. Они взяли магнитолу и ушли (т. 1 л.д. 32).

При последующих допросах в ходе предварительного следствия Х. пояснял, что согласно ранее обговоренному плану он обхватил рукой шею водителя, а Д. ударил водителя в лицо. Он и Д. стали бить водителя в лицо и требовать у него деньги. Водитель сообщил, что денег у него нет. По требованию Д. водитель заехал в лесополосу. Он (Х.) вытащил водителя из-за руля и осмотрел его карманы. Д. в это время из панели салона выдернул автомагнитолу. Он (Х.) понял, что водитель может сообщить в милицию и решил убить его. Он и Д. стали наносить водителю удары ногами, лежавший водитель хрипел. Он (Х.) взял шнур от радиостанции и стал им душить водителя, тот стал сопротивляться. Д. открыл багажник, что-то искал там, достал сумку. Он позвал Д. и они вдвоем стали душить водителя, тот перестал подавать признаки жизни, они поняли, что убили его. Он и Д. подошли к багажнику, осмотрели сумку. Д. нашел еще одну магнитолу и вытащил ее. В это время водитель захрипел. Он (Х.) решил "добить" его, взял у багажника молоток и нанес им несколько ударов водителю. Д. тем же молотком ударил водителя по голове. Они убедились, что убили водителя. Он взял молоток, а Д. - две магнитолы и они ушли (т. 1 л.д. 38 - 43, 71 - 73).

В судебном заседании подсудимый Х. пояснял, что когда он у машины бил водителя, Д. обыскивал машину. Из машины они забрали две магнитолы (л.д. 26, 33 т. 2).

Свидетель П. в ходе предварительного следствия поясняла, что в машине Х. сзади набросился на водителя и Х. и Д. стали бить водителя кулаками и требовать деньги, а водитель говорил, что денег у него нет. По их требованию водитель поехал к лесополосе, где Х. и Д. вытащили водителя из машины и снова стали бить его руками и ногами, Д. залез в салон машины и стал искать, как она поняла, деньги, "копался" в салоне, открывал "бардачок". Д. вырвал шнур от рации и вместе с Х. этим шнуром душили водителя. Д. также осматривал багажник машины, вытащил сумку с инструментами. Затем Х., а потом - и Д., стали бить лежавшего водителя молотком. Водитель не шевелился, она считала, что он мертв. После этого они ушли, Д. нес 2 автомагнитолы, одну из которых он вытащил из салона машины (т. 1 л.д. 63 - 67).

В судебном заседании свидетель П. поясняла, что в салоне машины водителя Х. бил по лицу, голове руками, рукой обхватил его шею и требовал деньги, а водитель говорил об отсутствии у него денег. Д., по ее мнению, также требовал деньги. Д. оторвал рацию, а потом водителя душил шнуром от рации Х., а Д. в машине искал деньги, выдернул магнитолу. Д. в багажнике нашел вторую магнитолу, сумку, инструменты. По ее мнению, Д. отдал молоток Х. и тот бил водителя и требовал деньги. Затем Х. сказал, что водитель мертв и нужно уходить. Магнитолы были в руках у Д. и они ушли (л.д. 37 - 41 т. 2).

Обвинение Д. и Х. в совершении разбойного нападения на водителя К. по предварительному сговору группой лиц, с применением предмета, используемого в качестве оружия, и с причинением тяжкого вреда здоровью К., а также - в совершении убийства К. группой лиц по предварительному сговору и с особой жестокостью, в определении суда не оспаривается.

С учетом этого обстоятельства, а также - без оценки приведенных показаний Д., Х. и П. о том, какие действия по убийству К. имели место и совершались ли в это время (во время убийства К.) либо после него действия по похищению чужого имущества (его изъятию и завладению им) вывод суда в определении о сомнительности вмененного мотива убийства К. как сопряженного с разбоем является преждевременным и фактически ничем не обоснованным.

Ссылка в определении на то, что в нарушение требований ст. 144 УПК РСФСР органы предварительного расследования не обосновали свой вывод о совершении убийства К. в ходе разбойного нападения, не основана на законе, поскольку ст. 144 УПК РСФСР не предусматривает возможности мотивировки выводов в постановлении о привлечении в качестве обвиняемого. Не содержит таких требований и ст. 205 УПК РСФСР.

При таких обстоятельствах определение суда не может быть признано законным и обоснованным, а потому подлежит отмене.

В связи с тяжестью предъявленного Х. и Д. обвинения и с учетом данных об их личности, Судебная коллегия не находит оснований к изменению избранной в отношении них меры пресечения.

На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 332, 339 УПК РСФСР, Судебная коллегия

 

определила:

 

определение Новосибирского областного суда от 28 декабря 2001 года в отношении Х. и Д. отменить и дело в отношении них направить в тот же суд на новое судебное рассмотрение со стадии судебного разбирательства.

Меру пресечения Д. и Х. оставить прежнюю - содержание под стражей.

 

Председательствующий

Б.М.САМАРИН

 

Судьи

В.С.КОННОВ

Н.Л.ХЛЕБНИКОВ

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"