||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 12 марта 2002 г. N 32-кпо01-95

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Шурыгина А.П.,

судей Верховного Суда РФ Зырянова А.И., Иванова Г.П.,

рассмотрела в судебном заседании 12 марта 2002 года уголовное дело по кассационным жалобам осужденного З.С., адвокатов Глухова В.Н., Аксенова Ю.Е. и потерпевших Л., Е. на приговор Саратовского областного суда от 29 августа 2001 года, которым

З.С., <...>, не судимый,

осужден к лишению свободы: по ст. ст. 105 ч. 2 п. "к", "н" на 15 лет; 158 ч. 2 п. "а", "в", "г" УК РФ на 4 года 6 месяцев. По совокупности преступлений, на основании ст. ст. 69 ч. 3 УК РФ, путем частичного сложения наказаний, окончательное наказание ему определено в виде лишения свободы сроком на 19 (девятнадцать) лет в исправительной колонии строгого режима.

Б.С., <...>, ранее не судимый,

осужден по ст. 158 ч. 2 п. "а", "в", "г" УК РФ на 4 (четыре) года лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Постановлено назначить Б.С., в соответствии со ст. ст. 97 ч. 1 п. "г" и 99 ч. 2 УК РФ, принудительную меру медицинского характера в виде амбулаторного принудительного наблюдения и лечения у психиатра от наркомании.

По делу разрешены гражданские иски в пределах, установленных в приговоре, а также решен вопрос о вещественных доказательствах.

Заслушав доклад судьи Зырянова А.И. и объяснения осужденного З.С., по доводам кассационных жалоб, а также заключение прокурора Панфиловой М.В., полагавшей приговор оставить без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

З.С., при обстоятельствах, изложенных в приговоре, признан виновным в том, что 17 мая 2001 года, около 24 часов, в доме <...>, на почве личных неприязненных отношений совершил убийство Л., а затем с целью сокрытия этого преступления совершил убийство и К.И., посредством нанесения обоим потерпевшим ножевых ранений в живот, шею, грудную клетку и другие части тела.

Кроме того, З.С. и Б.С. признаны виновными и в тайном хищении имущества потерпевших, а именно потерпевшего Л. на общую сумму 39 060 рублей и потерпевшей К.И. на общую сумму 21 900 рублей.

В судебном заседании Б.С. виновным себя признал полностью, а З.С. виновным себя признал частично.

В кассационных жалобах:

Осужденный З.С. ссылается односторонность и неполноту судебного следствия, выразившуюся в том, что в судебном заседании не был допрошен свидетель К.Р. и необоснованно были оглашены показания свидетеля П., не явившегося в судебное заседание. Далее З.С. указывает на то, что приговор суда не соответствует фактическим обстоятельствам дела и утверждает о неправомерных действиях самого Л., который явился инициатором происшедшего. При этом З.С., приводит доводы о том, что Л. первым взял нож, поэтому он, З.С., опасаясь за свою жизнь, причинил ему ножевые ранения. Исходя из этого, З.С., просит разобраться в правильности его осуждения и переквалифицировать его действия со ст. 105 ч. 2 УК РФ на ст. 107 УК РФ и смягчить ему наказание до возможных пределов, с учетом заболевания туберкулезом.

Адвокат Глухов В.Н., не оспаривая правильности квалификации действий З.С. по ст. 158 ч. 2 п. "а", "в", "г" УК РФ, в то же время применительно к доводам осужденного З.С. ставит вопрос о переквалификации его действий на ст. 107 УК РФ, поскольку считает, что убийство Л. было совершено в состоянии сильного душевного волнения, вызванного неправомерными действиями со стороны самого потерпевшего, который напал на З.С. с ножом и пытался нанести ему удар. Исходя из этого, защита просит об изменении приговора и квалификации действий З.С. по ст. ст. 107 и 158 ч. 2 п. п. "а", "в", "г" УК РФ, либо об отмене приговора и направлении дела на дополнительное судебное рассмотрение с назначением в отношении З.С. психиатрической экспертизы с учетом новых обстоятельств дела.

Адвокат Аксенов Ю.Е. также, не оспаривая правильности квалификации действий Б.С. по ст. 158 ч. 2 п. "а", "в", "г" УК РФ, в то же время утверждает, что приговор не соответствует требованиям закона в части назначения наказания осужденному Б.С., а также в части возмещения вреда потерпевшим. В частности, адвокат Аксенов Ю.Е. приводит выводы о том, что необходимо исключить из обвинения Б.С. хищение имущества потерпевшего Л. на сумму 2 150 рублей и хищение имущества потерпевшей К.И. на сумму 2 000 рублей и соответственно снизить на указанные суммы размер гражданских исков Л. и Е.

Кроме того, адвокат Аксенов Ю.Е. считает наказание, назначенное Б.С. чрезмерно суровым, и настаивает на его смягчении, с учетом данных положительно характеризующих его личность, второстепенной роли при совершении кражи, а также того, что он впервые привлекается к уголовной ответственности.

Потерпевшие Л. и Е. в кассационных жалобах настаивают на отмене приговора в отношении осужденных З.С. и Б.С., ввиду неправильного применения уголовного закона к их действиям, а также чрезмерной мягкости и несоответствия назначенного судом наказания тяжести преступления и личности осужденных.

При этом потерпевший Л. приводит доводы о том, что действия З.С. органами предварительного следствия необходимо было квалифицировать как убийство двух и более лиц с особой жестокостью, поскольку убийство потерпевших происходило не просто одновременно, но и попеременно и, следовательно, охватывалось единым умыслом З.С. Исходя из этого, потерпевший Л. настаивает на отмене приговора и направлении дела на новое расследование. А потерпевшая Е. высказывает свои сомнения относительно того, что при убийстве потерпевших З.С. был один в квартире и просит об отмене приговора и назначении З.С. и Б.С. более сурового наказания, а также о взыскании с виновных материального вреда в сумме 15 895 рублей 30 копеек, морального вреда в сумме 100 000 рублей и стоимости похищенного имущества ее погибшей дочери К.И. в сумме 8 700 рублей.

Осужденный З.С. в возражениях на кассационные жалобы потерпевших Л. и Е. указывает о своем несогласии с ними.

Проверив материалы дела и, обсудив доводы кассационных жалоб, судебная коллегия находит, что выводы суда о виновности осужденных в инкриминируемых им деяниях, соответствуют фактическим обстоятельствам дела и основаны на проверенных в судебном заседании доказательствах и, в частности подтверждаются:

данными протокола осмотра места происшествия о следах преступления; протоколами обнаружения и изъятия части похищенного имущества;

заключением судебно-медицинской экспертизы о характере, количестве и тяжести телесных повреждений, обнаруженных на трупе Л. и, причине наступления смерти последнего в результате множественных колото-резаных ранений задней поверхности грудной клетки и брюшной стенки;

заключением судебно-медицинской экспертизы о характере, количестве и тяжести телесных повреждений, обнаруженных на трупе К.И. и, причине наступления ее смерти в результате множественных колото-резаных ранений грудной клетки, живота и резаной раны шеи с повреждением сосудисто-нервного пучка шеи слева и мягких тканей, осложнившихся массивной кровопотерей.

Показаниями свидетеля Ч., применительно к обстоятельствам, изложенным в приговоре, который изобличает З.С. в том, что последний находился на месте совершения преступления;

показаниями свидетелей: Б.М., В., З.А., М., Р.Н., Р.Д., Ф., Х., Ш.В., Ш.Ю., Ю.П., Ю.С. и показаниями потерпевших Е. и Л., изобличающих осужденных З.С. и Б.С. в краже имущества, применительно к обстоятельствам, изложенным в приговоре;

показаниями самих осужденных З.С. и Б.С. в той части, в которой суд признал их достоверными и обоснованно положил в основу приговора, где З.С., в частности подробно рассказывал, как об обстоятельствах убийства им потерпевших Л. и К.И., так и о последующей краже имущества, подтверждал факт кражи и Б.С.

На основании этих, а также других указанных в приговоре доказательств, которым дана надлежащая оценка, суд правильно квалифицировал действия осужденных З.С. - по ст. ст. 105 ч. 2 п. "к", "н" и 158 ч. 2 п. "а", "в", "г" УК РФ и Б.С. - по ст. 158 ч. 2 п. "а", "в", "г" УК РФ.

Судом, в частности установлено, что, убийство Л. было совершено З.С. на почве личных неприязненных отношений возникших в результате предшествующей ссоры, а убийство К.И., с целью сокрытия убийства Л. При этом, как следует из материалов дела и правильно установлено судом, избранный осужденным З.С. способ убийства - нанесение потерпевшим множественных ударов ножом в жизненно важные органы, свидетельствует о его прямом умысле на лишение жизни обоих потерпевших.

Ссылка осужденного З.С. и адвоката Глухова В.Н. о том, что З.С. не мог контролировать свои действия и находился в состоянии внезапно возникшего сильного душевного волнения, равно как и в состоянии необходимой обороны, были предметом тщательного исследования в судебном заседании, которым суд дал надлежащую оценку, признав их несостоятельными. Что касается, доводов осужденного З.С. и адвоката Глухова В.Н. о неправомерных действиях потерпевшего Л., то они являются несостоятельными и не вытекают из материалов дела.

Не свидетельствует об этом как предшествующее, так и последующее поведение самого осужденного З.С., который сразу же в ходе возникшей ссоры стал наносить ножом удары Л., а затем и К.И., с целью сокрытия ранее совершенного убийства потерпевшего.

Исходя из этого, суд обоснованно пришел к выводу о том, что З.С. не находился в состоянии внезапно возникшего сильного душевного волнения, равно как и в пределах необходимой обороны, поскольку действовал целенаправленно, удары ножом наносил потерпевшему в жизненно важные органы, с целью лишения жизни Л., совершение указанных действий З.С., при создавшейся ситуации, не вызывалось необходимостью.

С учетом изложенного, с доводами кассационных жалоб осужденного З.С. о неправильной квалификации его действий, равно как и доводы жалоб, потерпевших Л. и Е. о необоснованности приговора и, в частности, о неправильном применении закона к действиям осужденных З.С. и Б.С. и о причастности к убийству потерпевших и иных лиц, согласиться нельзя, поскольку они опровергаются исследованными судом доказательствами.

Доводы в жалобах З.С. об односторонности и неполноте судебного следствия, судебная коллегия находит несостоятельными, поскольку из протокола судебного заседания следует, что в судебном заседании было обеспечено равенство прав сторон, которым суд, сохраняя объективность и беспристрастие, создал необходимые условия для всестороннего и полного исследования обстоятельств дела. Все представленные суду доказательства были исследованы, все заявленные ходатайства рассмотрены в установленном законом порядке. Все участники процесса, в том числе осужденный З.С. и его адвокат, были согласны закончить судебное следствие и не заявили каких-либо ходатайств о дополнении, выяснении обстоятельств, имеющих значение для дела, в том числе и о допросе дополнительных свидетелей (т. 3 л.д. 70 - 72).

Вопреки доводам осужденного З.С., показания свидетеля П. (т. 1 л.д. 209 - 211), данные в ходе предварительного следствия, были обоснованно в соответствии со ст. 286 ч. 1 п. 2 УПК РСФСР оглашены в судебном заседании по причинам, исключающим возможность его явки в суд, к тому же заявлений о несогласии с этими показаниями от осужденных З.С. не поступило (т. 3 л.д. 70).

Психическое состояние осужденного З.С. судом проверено. По заключению комплексной судебной психолого-психиатрической экспертизы, З.С. психическим заболеванием не страдал и не страдает, в полной мере осознавал фактический характер и общественную опасность своих действий и руководил ими. При таких обстоятельствах суд правильно, признал осужденного З.С. вменяемым.

Ссылка адвоката Глухова В.Н. на необоснованность выводов комплексной судебной психолого-психиатрической экспертизы относительно вменяемости З.С. является несостоятельной, поскольку психическое состояние осужденного З.С. судом тщательно проверено По заключению амбулаторной судебной психолого-психиатрической экспертизы З.С. психическим заболеванием не страдал и не страдает. В момент, относящийся к совершению преступления, он какого-либо временного расстройства психической деятельности не обнаруживал. Он мог в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими (т. 2 л.д. 85). При таких обстоятельствах, суд правильно, признал осужденного З.С. вменяемым, и у судебной коллегии нет оснований, подвергать сомнению выводы данной экспертизы.

Наказание осужденным З.С. и Б.С. назначено в соответствии со ст. 60 УК РФ, с учетом степени общественной опасности содеянного, совокупности обстоятельств смягчающих и отягчающих их наказание, а также данных о личности, в том числе и тех, которые перечислены в кассационных жалобах, поэтому, и в этой части доводы жалоб осужденного З.С. и адвоката Аксенова Ю.Е., в защиту интересов осужденного Б.С. о чрезмерно строгом наказании, равно как и доводы потерпевших Л. и Е. о чрезмерно мягком наказании, определенном З.С. и Б.С. за содеянное, являются несостоятельными.

Оснований для отмены и изменения приговора по доводам, изложенным в кассационных жалобах, судебная коллегия не усматривает.

Судебная коллегия также считает, что гражданские иски потерпевших Л. и Е. разрешены судом в соответствии с требованиями закона и оснований для изменения приговора в этой части, как это просит адвокат Аксенов Ю.Е. в жалобе, не имеется.

Нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену приговора, по делу также не имеется. Материалы дела исследованы полно, всесторонне и объективно.

Руководствуясь ст. ст. 332, 339, 351 УПК РСФСР, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Саратовского областного суда от 29 августа 2001 года в отношении З.С., и Б.С. оставить без изменения, а кассационные жалобы без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"