||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 12 марта 2002 г. N 41-кпо01-156

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Шурыгина А.П.,

судей Верховного Суда Зырянова А.К., Иванова Г.П.,

рассмотрела в судебном заседании 12 марта 2002 года уголовное дело по кассационному протесту государственного обвинителя Кашубиной С.А. и кассационным жалобам осужденного Б., А. и адвоката Ермашова С.В. на приговор Ростовского областного суда от 18 сентября 2001 года, которым

Б.,

<...>, ранее судимый:

1) 27 февраля 1996 года по ст. ст. 103, 212-1 ч. 2 УК РСФСР к 10 годам лишения свободы, освобожденный условно-досрочно 28 августа 2000 года, на не отбытый срок 2 года 4 месяца 14 дней,

осужден к лишению свободы: по ст. ст. 105 ч. 2 п. п. "а", "ж", "з", "н" на 20 лет; 162 ч. 3 п. п. "б", "в" на 14 лет с конфискацией имущества; 245 ч. 2 на 2 года; 222 ч. 2 УК РФ на 3 года. По совокупности преступлений, на основании ст. 69 УК РФ назначено 25 лет лишения свободы с конфискацией имущества. На основании ст. 70 УК РФ по совокупности приговоров полностью присоединена неотбытая часть наказания по предыдущему приговору и окончательное наказание ему определено в виде лишения свободы сроком на 27 лет 4 месяца 14 дней в исправительной колонии особого режима, с конфискацией имущества.

А.,

<...>, ранее не судимый,

осужден к лишению свободы: по ст. ст. 105 ч. 2 п. п. "ж", "з" на 15 лет; 162 ч. 3 п. п. "б", "в" УК РФ на 12 лет с конфискацией имущества. По совокупности преступлений, на основании ст. 69 УК РФ окончательное наказание ему определено в виде лишения свободы сроком на 17 лет в исправительной колонии строгого режима, с конфискацией имущества.

Постановлено оправдать А. по ст. ст. 245 ч. 2 и 167 ч. 1 УК РФ.

По делу разрешены гражданские иски в пределах, установленных в приговоре, а также решен вопрос о вещественных доказательствах.

Заслушав доклад судьи Зырянова А.И., объяснения осужденного А., по доводам кассационных жалоб, а также заключение прокурора Сафонова Г.П., поддержавшего доводы протеста, а в остальном, полагавшего приговор суда оставить без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

Б. при обстоятельствах, изложенных в приговоре, признан виновным в том, что 22 марта 2001 года, около 21 часа, совместно и по предварительному сговору с лицами, дело в отношении которых выделено в отдельное производство ввиду их розыска, незаконно проник в дом N 20 по улице Советской в поселке Октябрьском, Аксайского района, Ростовской области, где совершил вооруженное разбойное нападение на семью Д. и завладел их имуществом на общую сумму 9 445 рублей.

Он же, 5 апреля 2001 года, совместно и по предварительному сговору с лицом, дело в отношении которых выделено в отдельное производство, в порядке подготовки к совершению нового вооруженного нападения, во дворе дома N 7 по улице Садовой в поселке Рассвет Аксайского района Ростовской области, отравил немецкую овчарку, принадлежавшую А.В., причинив потерпевшей ущерб на сумму 5 000 рублей.

При этом Б., а также и А. признаны виновными в том, что в ночь на 7 апреля 2001 года, совместно и по предварительному сговору между собой и лицом, дело, в отношении которого выделено в отдельное производство, незаконно проникли в дом N 9 по улице Садовой в поселке Рассвет Аксайского района Ростовской области, где совершили вооруженное разбойное нападение и убийство К., 1942 года рождения, а затем Б. и скрывшееся лицо умышленно убили сына этого потерпевшего - К.А., 1983 года рождения и завладели личным имуществом потерпевших на общую сумму 700 500 рублей.

Кроме того, Б. признан виновным и в том, что в марте 2001 года при неустановленных обстоятельствах в поселке Октябрьском Аксайского района Ростовской области незаконно приобрел и хранил у себя дома взрывчатое вещество - взрыв-пакет, а при совершении разбойных нападений незаконно носил при себе огнестрельное оружие и боеприпасы к нему.

В судебном заседании Б. и А. виновным себя признали частично.

В кассационном протесте государственный обвинитель просит приговор суда в отношении Б. изменить, переквалифицировать его действия со ст. 245 ч. 2 УК РФ на ст. 167 ч. 1 УК РФ и назначить ему наказание по этой статье в виде 2 лет лишения свободы, поскольку, по мнению автора протеста, у Б. отсутствовал умысел на жестокое обращение с животными и собака была отравлена именно с целью устранения препятствий при совершении разбойного нападения на семью К., К.А.

В кассационных жалобах:

осужденный Б. ссылается на существенные нарушения требований уголовно-процессуального закона, выразившиеся, по его мнению, в односторонности и неполноте предварительного и судебного следствия. При этом Б. приводит доводы о том, что никакого предварительного сговора о разбойном нападении, как на семью Д., так и на семью К., К.А. не было и, что он явился невольным свидетелем данных преступлений, которые были организованы Л. К тому же Б. утверждает, что, находясь в материальной зависимости от Л. и, опасаясь расправы с его стороны вынужден был выполнять его указания, в частности запереть в ванной комнате жену и детей Д., но при этом никакого физического воздействия на потерпевших он лично не оказывал, поэтому считает, что к его действиям неправильно применен уголовный закон.

Далее Б. указывает, что у него с Л. была лишь предварительная договоренность о хищении из гаража и машины К., К.А. и, что он не располагал сведениями о том, что его семья и семья К., К.А., находится в дальней родственной связи и тем более, не знал, что в доме К., К.А. хранится крупная сумма денег. Кроме того, Б. указывает, что, опасаясь угроз со стороны Л., вынужден был имитировать нанесение ножевого удара К.А. Исходя из этого, осужденный Б., утверждает о своей непричастности к убийству К. и К.А. и просит об отмене приговора в отношении его и направлении дела на дополнительное расследование.

Осужденный А., ссылается на то, что суд необоснованно положил в основу приговора его показания, данные в ходе предварительного следствия, поскольку к нему применялись незаконные методы ведения следствия. Далее А., не отрицая факта нанесения ударов рукояткой пистолета по голове потерпевшего К., в то же время утверждает о том, что никакого предварительного сговора на разбойное нападение и убийство потерпевших К., К.А. не было и, что он лично в момент убийства К. и К.А. находился на улице, поэтому считает, что его вина в инкриминируемых ему деяниях судом не доказана и настаивает на отмене приговора и направлении дела на новое судебное рассмотрение.

Адвокат Ермашов С.В., применительно к доводам осужденного А., подвергает сомнению доказательства, положенные в основу приговора о виновности осужденного в совершении разбойного нападения и убийства потерпевшего К. и считает, что суд необоснованно в приговоре ссылается на первоначальные показания Б., так как он оговорил А. в причастности к содеянному, а какие-либо другие доказательства его виновности в совершении преступления в ходе судебного разбирательства не были найдены, поэтому защита настаивает на отмене приговора и направлении дела на новое рассмотрение.

Проверив материалы дела и, обсудив доводы кассационных жалоб, судебная коллегия находит, что выводы суда о виновности осужденных в совершении преступлений соответствуют фактическим обстоятельствам дела и основаны на проверенных в судебном заседании доказательствах и, в частности подтверждаются:

данными протоколов осмотра мест происшествия о следах преступлений;

заключением судебно-медицинской экспертизы о характере, количестве и тяжести телесных повреждений, обнаруженных у потерпевшего Д. в виде 5 ран в левой теменной части головы и ушибов мягких тканей лица, характерных при воздействии тупого твердого предмета, возможно рукояткой пистолета, прикладом обреза;

показаниями потерпевших Д. и Д.Л., применительно к обстоятельствам, изложенным в приговоре, где они полностью изобличают Б. в совершении разбойного нападения;

заключением судебно-медицинской экспертизы о характере, количестве и тяжести телесных повреждений, обнаруженных на трупе К. и, причине наступления смерти последнего в результате дробового ранения груди и живота с ранением сердца, аорты, легких, печени, желудка, сопровождавшихся внутренним и наружным кровотечением. Выстрел произведен с расстояния 30 - 50 см;

заключением судебно-медицинской экспертизы о характере, количестве и тяжести телесных повреждений, обнаруженных на трупе К.А. и, причине наступления смерти последнего в результате комбинированной травмы тела с пересечением органов шеи, проникающим колото-резаным ранением грудной и брюшной полости. Огнестрельным ранением левого бедра, повлекших малокровие тканей и органов;

заключением судебно-биологической экспертизы, что на правой туфле Б. и на левой туфле А. обнаружена кровь человека, происхождение которой от потерпевших К., К.А. не исключается;

заключением судебно-баллистической экспертизы, что обрез, извлеченный из пруда, пригоден для стрельбы из обоих стволов, изготовлен самодельным способом из охотничьего ружья ИЖ-58 16-го калибра. При этом дробь, обнаруженная в доме К., К.А. и дробины, изъятые при исследовании трупов К., К.А, являются частями патронов 16-го калибра, снаряженных дробью N 00;

заключением криминалистической экспертизы, что взрыв-пакет является взрывным устройством малой мощности, содержит заряд взрывчатого вещества метательного типа дымного пороха;

показаниями самих осужденных Б. и А., данными в ходе предварительного следствия, в той части, которой суд признал их достоверными и обоснованно положил в основу приговора, где каждый из них в отдельности полностью изобличает друг друга в инкриминируемых деяниях.

На основании этих, а также других указанных в приговоре доказательств, которым дана надлежащая оценка, суд правильно квалифицировал действия осужденных Б. по ст. ст. 105 ч. 2 п. п. "а", "ж", "з", "н"; 162 ч. 3 п. п. "б", "в"; 222 ч. 2 УК РФ, А. по ст. ст. 105 ч. 2 п. п. "ж", "з" и 162 ч. 3 п. п. "б", "в" УК РФ.

Вместе с тем, как правильно указано в протесте, судебная коллегия находит, что суд ошибочно квалифицировал действия Б. по ст. 245 ч. 2 УК РФ, как жестокое обращение с животными, повлекшее их гибель, поскольку судом было установлено, что собака была отравлена именно с целью устранения препятствий при совершении разбойного нападения на семью К., К.А. и, следовательно, у Б. отсутствовал умысел на жестокое обращение с животными. Поэтому действия Б. необходимо переквалифицировать на ст. 167 ч. 1 УК РФ.

С учетом изложенного, с доводами кассационных жалоб осужденных Б., А. и адвоката Ермашова С.В. о необоснованности приговора и, в частности, о неправильном применении закона к действиям осужденных, согласиться нельзя, поскольку они опровергаются исследованными судом доказательствами.

Судом установлено, что разбойные нападения, как на потерпевших Д. и Д.Л., так и К., К.А., было совершено группой лиц по предварительному сговору.

В частности, А. в процессе разбойного нападения принял непосредственное участие в убийстве К., посредством нанесения ему сильных ударов рукояткой пневматического пистолета по голове, одновременно с этим Б. нанес потерпевшему К. два ножевых ранения в грудь, а скрывшееся лицо произвел выстрел из обреза в грудь потерпевшему и, в результате этих совместных и согласованных действий наступила смерть потерпевшего К.

Кроме того, судом также обоснованно установлено, что Б. с целью убийства второго потерпевшего - К.А., нанес последнему удары ножом в грудь, в брюшную полость и в шею с пересечением органов шеи, а скрывшееся лицо произвел выстрел из обреза в область бедра, результате этих совместных действий наступила смерть потерпевшего К.А. После чего А. по указанию скрывшегося лица сложил в сумку от видеокамеры, стоимостью 500 рублей, деньги и валюту на общую сумму 700 000 рублей и, нападавшие с похищенным имуществом с места преступления скрылись.

Доводы в жалобах осужденного Б. об односторонности и неполноте предварительного и судебного следствия, судебная коллегия находит несостоятельными, поскольку из материалов дела следует, что при окончании предварительного следствия ходатайство защиты было разрешено следователем в установленном законом порядке (т. 2 л.д. 238 - 239).

Из протокола судебного заседания следует, что в судебном заседании было обеспечено равенство прав сторон, которым суд, сохраняя объективность и беспристрастие, создал необходимые условия для всестороннего и полного исследования обстоятельств дела. Все представленные суду доказательства были исследованы, все заявленные ходатайства рассмотрены в установленном законом порядке. Все участники процесса, в том числе осужденный Б. и его адвокат, были согласны закончить судебное следствие и не заявили каких-либо ходатайств о дополнении, выяснении обстоятельств, имеющих значение для дела (т. 3 л.д. 46 - 47).

Каких-либо данных о применении незаконных методов ведения следствия и об оговоре, судом не установлено, поэтому и в этой части доводы жалоб осужденных Б., А. и адвоката Ермашова С.В. являются также несостоятельными.

Наказание осужденным Б. и А. назначено в соответствии с требованиями ст. 60 УК РФ, с учетом степени общественной опасности содеянного, а также совокупности обстоятельств смягчающих и отягчающих их наказание.

Оснований для отмены приговора по доводам, изложенным в кассационных жалобах, судебная коллегия не усматривает.

Нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену приговора, по делу не имеется. Материалы дела исследованы полно, всесторонне и объективно.

Руководствуясь ст. ст. 332, 339, 351 УПК РСФСР, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Ростовского областного суда от 18 сентября 2001 года в отношении Б. изменить, переквалифицировать его действия со ст. 245 ч. 2 УК РФ на ст. 167 ч. 1 УК РФ, назначив по этой статье лишение свободы сроком на 2 (два) года. На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных ст. ст. 105 ч. 2 п. п. "а", "ж", "з", "н"; 162 ч. 3 п. "б", "в"; 167 ч. 1; 222 ч. 2 УК РФ, путем частичного сложения наказаний, назначить Б. 25 (двадцать пять) лет лишения свободы с конфискацией имущества. На основании ст. 70 УК РФ по совокупности приговоров полностью присоединить неотбытую часть наказания по предыдущему приговору от 27 февраля 1996 года и окончательно назначить Б. к отбытию 27 (двадцать семь) лет 4 (четыре) месяца 14 дней в исправительной колонии особого режима, с конфискацией имущества.

В остальном приговор в отношении Б., а также в отношении А. оставить без изменения, а кассационные жалобы без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"