||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 12 марта 2002 г. N 49-О01-152

 

Судья: Яруллин Р.Б.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе: председательствующего Ермилова В.М.,

судей Батхиева Р.Х., Лаврова Н.Г.

12 марта 2002 года рассмотрела в судебном заседании уголовное дело по кассационной жалобе осужденного Ш. на приговор Верховного Суда Республики Башкортостан от 10 сентября 2001 года, которым

Ш., <...>, со средним специальным образованием, судимый в 1994 году по ст. 103 УК РСФСР к 8 годам лишения свободы, освобожденного 10 августа 2000 года по амнистии на неотбытые 11 месяцев лишения свободы,

осужден по ст. 105 ч. 2 п. "н" УК РФ к 15 годам лишения свободы в исправительной колонии особого режима.

Постановлено взыскать с Ш. в пользу И. в возмещение материального ущерба 10 074 рубля 64 копейки и в счет компенсации морального вреда 30 000 рублей.

В приговоре разрешена и судьба вещественных доказательств.

Заслушав доклад судьи Батхиева Р.Х., объяснения осужденного Ш., поддержавшего доводы жалобы, заключение прокурора Аверкиевой В.А., полагавшей приговор оставить без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

ранее судимый за убийство Ш. признан виновным в лишении жизни М. на почве неприязненных отношений.

Преступление совершено в ночь с 9 на 10 января 2001 года в г. Уфе Республики Башкортостан при обстоятельствах, подробно изложенных в приговоре.

В судебном заседании осужденный Ш. виновным себя в предъявленном обвинении не признал.

В кассационной жалобе и дополнениях к ним осужденный Ш., излагая свое несогласие с приговором, считает дело полностью сфабрикованным и просит отменить приговор и дело возвратить на дополнительное расследование. Обращает внимание на то, что существенно нарушены требования закона при расследовании настоящего дела. Утверждает, что к нему применялись незаконные методы для получения явки с повинной и нужных следствию показаний. Ш., подробно описывая, чем занимался в день убийства М., ссылаясь на лиц, с которыми общался, утверждает, что явку с повинной написал после пыток целлофановым мешочком - "маской признания" и физического воздействия на него. Считает, что эти и другие нарушения, допущенные при производстве следственных действий, а также результаты медицинского освидетельствования его, заболевание туберкулезом обязывали суд первой инстанции критически отнестись к оценке его показаний, данных на предварительном следствии, и признать эти показания и другие доказательства, не имеющими юридической силы. Анализируя выводы суда, а также сведения, содержащиеся в протоколе осмотра места происшествия, в показаниях понятых (Ф. и Г.), потерпевшей И. и в других источниках доказательств, считает, что обвинительный приговор постановлен на предположениях, а факт нахождения его на месте преступления не является доказательством его вины в убийстве. Утверждает, что причины противоречий в показаниях допрошенных лиц остались невыясненными, что виновность его не установлена. Анализируя содержание актов судебно-медицинских экспертиз, показания Н. считает, что точное время наступления смерти потерпевшего не установлено. Утверждает, что с убитым М. они дружили с детства, что у него не было причин лишать его жизни. В дополнении к жалобе утверждает, что народный заседатель Галиева С.И. ранее участвовала в рассмотрении дела и это является основанием для отмены приговора. Указывает, что при последнем ознакомлении с материалами дела им не была просмотрена видеозапись следственного эксперимента (ранее им дважды просмотренная), свидетельствующая, о фабрикации против него уголовного дела.

В письменных возражениях потерпевшая И. излагает основания своего несогласия с доводами жалоб в защиту осужденного, указывает, что даже на первом судебном заседании Ш. признавал себя виновным. Считает, что дважды судимый за убийство осужденный заслуживает более строгое наказание. Просит приговор оставить без изменения.

Судебная коллегия, изучив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы и возражения на него, находит приговор в отношении Ш. законным и обоснованным по следующим основаниям.

Вывод суда первой инстанции о виновности Ш. в убийстве потерпевшего М., основан на доказательствах, имеющихся в материалах дела, всесторонне, полно и объективно исследованных в судебном заседании.

Как видно из материалов дела и приговора суда, осужденный ранее грозил потерпевшему убийством, а в ночь с 9 на 10 января убил потерпевшего М. из-за неприязненных отношений.

Вина осужденного Ш. подтверждается доказательствами, подробно и правильно приведенными в приговоре.

Как видно из протокола осмотра места происшествия и схемы к нему, в квартире обнаружен труп М. с признаками насильственной смерти, с ножевыми ранами на теле.

Фактические данные, содержащиеся в протоколе осмотра места происшествия, в актах экспертиз, в других источниках доказательств согласуются с показаниями осужденного Ш., данными им неоднократно на предварительном следствии.

В кассационной жалобе осужденный не оспаривает, что он на предварительном следствии давал показания о мотивах и обстоятельствах совершения убийства потерпевшего, признавал себя виновным.

Судебная коллегия его доводы о том, что последовательность и подробность его показаний при допросах и проведении следственного эксперимента, данных на предварительном следствии, не могут свидетельствовать об их правдивости, что эти показания ему навязали с применением недозволенных законом методов, находит несостоятельными.

При допросах в качестве подозреваемого и обвиняемого, после разъяснения права на защиту и положений ст. 51 Конституции РФ, в присутствии адвоката, а также на следственном эксперименте Ш. рассказывал об обстоятельствах убийства потерпевшего и показывал на месте совершения преступлений, как это изложено в приговоре.

Допрошенный в качестве и подсудимого Ш. 28 мая 2001 года в судебном заседании также признавал себя виновным в убийстве М. частично. В последующем, чтобы облегчить свое положение, стал вопреки материалам дела утверждать, что оговорил себя в убийстве потерпевшего в связи с применением к нему незаконных методов производства следственных действий.

В соответствии со ст. 281 УПК РСФСР в судебном заседании были тщательно исследованы все показания, данные Ш., и суд основал свои выводы о виновности его на той части его показаний, которые согласуются с проверенными в судебном заседании другими фактическими данными.

Как указано выше, Ш. давал показания, касающиеся совершенного убийства, неоднократно на предварительном следствии, а также в судебном заседании, в присутствии адвоката и участников судебного процесса. Ему неоднократно разъяснялись права подозреваемого, обвиняемого и подсудимого, при этом какие-либо жалобы о применении к нему незаконных методов ведения следствия он и его защитник не представляли.

Более того, он стал изменять свои показания после возвращения дела для производства дополнительного расследования еще на предварительном следствии, что свидетельствует об отсутствии давления, которое могло бы заставить его давать определенные показания.

Из материалов дела усматривается, что впоследствии, когда такие заявления осужденным были сделаны, они тщательно проверялись как на предварительном следствии, так и в судебном заседании и не подтвердились.

Обстоятельствам получения объяснений и показаний у осужденного, неоднократному изменению их, дана соответствующая оценка в приговоре.

Аналогичные доводы кассационных жалоб о применении к осужденному незаконных методов ведения следствия, связанных с угрозами, пытками, которые якобы склонили его к даче определенных показаний и фальсификации доказательств о характере убийства потерпевшего, нельзя признать обоснованными. На теле Ш. какие-либо телесные повреждения, которые свидетельствовали бы о применении к нему насилия перед написанием явки с повинной, не обнаружены (л.д. 159 т. 1).

В приговоре в обоснование правильности осуждения Ш. приведен еще ряд доказательств, исследованных в судебном заседании надлежащим образом.

Согласно акту судебно-медицинской экспертизы, на трупе М. обнаружены колото-резаные ранения с повреждением сердца, правого легкого, причиненные ударами значительной силы, повлекшие смерть. Эксперт подтвердил выводы экспертизы и указал, что наступление смерти возможно в промежутке между 23 часов 9 января до 6 часов 10 января 2001 года.

Доводы кассационной жалобы о том, что суд вынес обвинительный приговор на противоречивых, сомнительных доказательствах, выводы обосновал на предположениях, нельзя признать состоятельными, поскольку они опровергаются имеющимися в материалах дела и приведенными выше сведениями.

Ш. проведена психолого-психиатрическая экспертиза, согласно которой каким-либо психическим расстройством здоровья он не страдает, мог в момент совершения преступления, и может в настоящее время осознавать общественную опасность своих действий и руководить своими поступками.

С учетом материалов дела и выводов указанной экспертизы судебная коллегия находит, что осужденный обоснованно признан вменяемым за содеянное. Убийство Ш. совершил в состоянии алкогольного опьянения, являясь хроническим алкоголиком, к которому по состоянию здоровья не может быть применено принудительное лечение.

При расследовании и рассмотрении дела каких-либо нарушений норм уголовно-процессуального закона, влекущих отмену приговора, не допущено, дело рассмотрено в соответствии требованиями о всестороннем, полном и объективном исследовании обстоятельств дела. Довод об участии при постановлении приговора народного заседателя Галиевой является необоснованным, поскольку указанного заседателя в составе суда не было.

Таким образом, суд правильно установил фактические обстоятельства дела, касающиеся осужденного Ш., совершенного им убийства, и обоснованно квалифицировал действия его по ст. 105 ч. 2 п. "н" УК РФ.

Мера наказания осужденному назначена судом с учетом общественной опасности содеянного, всех обстоятельств дела и данных, характеризующих Ш., отсутствия отягчающих обстоятельств. Явку Ш. с повинной суд не признал обстоятельством, смягчающим наказание, в связи с отказом его от сведений, сообщенных в ней о признании себя виновным частично.

Наказание, назначенное осужденному Ш., является справедливым и оснований для его смягчения судебная коллегия не находит.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 339 УПК РСФСР, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Верховного Суда Республики Башкортостан от 10 сентября 2001 года в отношении Ш. оставить без изменения, а кассационную жалобу - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"