||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 12 марта 2002 г. N 49-о01-150

 

Судья: Абдуллин Р.Х.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации

в составе: председательствующего Ермилова В.М.,

судей Батхиева Р.Х., Лаврова Н.Г.

12 марта 2002 года рассмотрела в судебном заседании уголовное дело по кассационному протесту государственного обвинителя и кассационным жалобам осужденных К., К.А., Ш., А., З., З.М., Г., М. на приговор Верховного Суда Республики Башкортостан от 26 сентября 2001 года, которым

К., <...>, со средним образованием, ранее судимый 26 февраля 1998 года по ст. 228 ч. 1 УК РФ к одному году лишения свободы,

осужден к лишению свободы: по ст. ст. 33 п. 5 и 161 ч. 2 п. п. "а", "в", "г", "д" УК РФ на 4 года, по ст. 209 ч. 2 УК РФ на 8 лет с конфискацией имущества, по ст. 162 ч. 3 п. "а" УК РФ на 8 лет с конфискацией имущества, по совокупности преступлений на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ окончательно на 9 лет в исправительной колонии строгого режима, с конфискацией имущества;

Ш., <...>, с неполным средним образованием, ранее судимый 1 декабря 1994 года по ст. ст. 144 ч. 1, 96 ч. 1 УК РСФСР к одному году лишения свободы с отсрочкой исполнения приговора на два года, 9 января 1996 года по ст. ст. 148-1, 144 ч. 2 УК РСФСР к трем годам шести месяцам лишения свободы, а по совокупности приговоров в соответствии со ст. 41 УК РСФСР окончательно на 4 года лишения свободы, 19 апреля 2001 года по ст. 158 ч. 2 п. п. "б", "г" УК РФ на 2 года лишения свободы,

осужден к лишению свободы: по ст. 209 ч. 2 УК РФ на 8 лет с конфискацией имущества, по ст. 162 ч. 3 п. п. "а", "г" УК РФ на 8 лет с конфискацией имущества, по ст. 222 ч. 1 УК РФ на 2 года, по совокупности преступлений на основании ст. 69 ч. ч. 3, 5 УК РФ, путем частичного сложения наказаний, в том числе и по приговору от 19 апреля 2001 года, окончательно на 9 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима, с конфискацией имущества;

К.А., <...>, со средним образованием, не имеющий судимости,

осужден к лишению свободы: по ст. 162 ч. 3 п. "а" УК РФ на 8 лет с конфискацией имущества, по ст. 209 ч. 2 УК РФ на 8 лет с конфискацией имущества, по совокупности преступлений на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ, путем частичного сложения наказаний, окончательно на 9 лет в исправительной колонии строгого режима, с конфискацией имущества;

А., <...>, со средним образованием, ранее судимый 26 января 1995 года по совокупности ст. ст. 144 ч. 3, 15 и 144 ч. 3 УК РСФСР к 3 годам 6 месяцам лишения свободы,

осужден к лишению свободы: по ст. 158 ч. 3 п. "а" УК РФ на 7 лет, по ст. 222 ч. 3 УК РФ на 6 лет, по ст. 209 ч. 2 УК РФ на 9 лет с конфискацией имущества, по ст. 162 ч. 3 п. "а" УК РФ на 9 лет с конфискацией имущества, по совокупности преступлений на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ, путем частичного сложения наказаний, на 10 лет в исправительной колонии строгого режима, с конфискацией имущества;

З., <...>, со средним специальным образованием, не имеющий судимости,

осужден к лишению свободы: по ст. 209 ч. 1 УК РФ на 10 лет с конфискацией имущества, по ст. 162 ч. 3 п. "а" УК РФ на 9 лет с конфискацией имущества, по ст. 158 ч. 3 п. "а" УК РФ на 6 лет, по ст. 222 ч. 3 УК РФ на 6 лет, по ст. ст. 33 ч. 5 и 158 ч. 3 п. "а" УК РФ на 5 лет, по ст. 222 ч. 1 УК РФ на 3 года, по совокупности преступлений на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ, путем частичного сложения наказаний, на 12 лет в исправительной колонии строгого режима, с конфискацией имущества;

З.М., <...>, со средним образованием, не имеющий судимости,

осужден к лишению свободы: по ст. 209 ч. 1 УК РФ на 10 лет с конфискацией имущества, по ст. 162 ч. 3 п. "а" УК РФ на 9 лет с конфискацией имущества, по ст. 158 ч. 3 п. "а" УК РФ на 6 лет, по ст. 222 ч. 3 УК РФ на 6 лет, по совокупности преступлений на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ, путем частичного сложения наказаний, на 11 лет в исправительной колонии строгого режима, с конфискацией имущества;

Г., <...>, со средним образованием, ранее судимый 31 января 2001 года по ч. 1 ст. 228 УК РФ к одному году лишения свободы,

осужден по ст. 161 ч. 2 п. п. "а", "в", "г", "д" УК РФ к лишению свободы на 3 года, на основании ст. 69 ч. 5 УК РФ к этому сроку из не отбытого по приговору Калининского районного суда г. Уфы от 31 января 2001 года наказания присоединено 6 месяцев лишения свободы и окончательно назначено 3 года 6 месяцев лишения свободы в исправительной колонии общего режима;

М., <...>, со средним образованием, ранее судимая 6 августа 2001 года по ст. 228 ч. 1 УК РФ к одному году шести месяцам лишения свободы условно, с годичным испытательным сроком,

осуждена к лишению свободы: по ст. 222 ч. 3 УК РФ на 5 лет, по ст. 209 ч. 2 УК РФ на 8 лет с конфискацией имущества, по ст. 162 ч. 3 п. "а" УК РФ на 8 лет с конфискацией имущества, по ст. 33 ч. 5 и 158 ч. 3 п. "а" УК РФ на 5 лет, по совокупности этих преступлений на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ, путем частичного сложения наказаний, окончательно на 8 лет 6 месяцев в исправительной колонии общего режима, с конфискацией имущества. На основании ст. 69 ч. 5 УК РФ постановлено, наказание, назначенное по приговору Орджоникидзевского районного суда г. Уфы от 6 августа 2001 года, в виде 1 года 6 месяцам лишения свободы условно с испытательным сроком на один год, исполнять самостоятельно.

В соответствии со ст. ст. 99 ч. 2, 97 ч. 1 п. "г" УК РФ К., К.А., А., М., Ш., Г. назначена принудительная мера медицинского характера в виде амбулаторного принудительного наблюдения и лечения от наркомании у психиатра.

Постановлено взыскать солидарно:

с А., З. и З.М. в счет возмещения материального ущерба, *** пользу В. 23.710 рублей, в пользу Н. 15.253 рубля и в пользу С. 2000 рублей;

С А., К., З., З.М., Ш. и М. в пользу Ч. в счет возмещения материального ущерба 39.780 рублей;

с А., З., З.М. и Ш. в пользу Я. в счет возмещения материального ущерба 2200 рублей (О взыскании морального вреда в сумме 10.000 рублей отказано);

с А., З., З.М. и М. в пользу Ш.Г. в счет возмещения материального ущерба 7000 рублей, а в пользу Х.Л. 9000 рублей;

с А., К.А., З. и Х. в счет возмещения материального ущерба в пользу Л. 35.040 рублей (о взыскании морального вреда в сумме 10.000 рублей отказано);

с А., К.А., З., З.М. и М. в счет возмещения материального ущерба в пользу Г.В. 8600 рублей (о взыскании морального вреда в сумме 10.000 рублей отказано);

с К. и Г. в пользу С.С. в счет возмещения материального ущерба 16.000 рублей.

Разрешена и судьба вещественных доказательств.

Заслушав доклад судьи Батхиева Р.Х., объяснение осужденных К., К.А., З., Г., поддержавших доводы жалоб в свою защиту, заключение прокурора Козусевой Н.А., поддержавшей кассационный протест об отмене приговора в отношении Ш., полагавшей зачесть Г. отбытое наказание, а в остальном приговор оставить без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

осужденные признаны виновными:

Г. - в совершении 12 сентября 2000 года, примерно в 14 часов, группой лиц и по предварительному сговору с неустановленным лицом, с незаконным проникновением в квартиру, с применением насилия и угрозой применения насилия, не опасного для жизни или здоровья, С.П. и С.Л., причинив значительный материальный ущерб потерпевшей С.С. на 25.000 рублей, а К. в пособничестве в совершении грабежа, выразившемся в том, что согласно договоренности с Г. и неустановленным лицом унес похищаемое имущество;

А. и З.М. - в совершении 12 декабря 2000 года, примерно в 3 часа, организованной группой тайного хищения имущества (кражи) В., незаконно проник в квартиру через балкон, причинив потерпевшему значительный материальный ущерб на 26.710 рублей, а при пособничестве и помощи З. они скрылись с похищенным имуществом;

З. и А. в том, что 21 декабря 2000 года, примерно в 3 часа, в составе организованной группы с участием З., который остался на улице для оказания им содействия в тайном хищении имущества Н. на общую сумму 15.253 рубля, путем незаконного проникновения в квартиру, а З.М. и А. кроме того из общего коридора похитили сапоги С., стоимостью 2000 рублей, обеим потерпевшим был причинен значительный материальный ущерб;

З., З.М. - в создании в период с 21 по 27 декабря 2000 года в г. Уфе устойчивой вооруженной группы (банды) в целях разбойных нападения на граждан, в вовлечении в банду А., Ш., М., К., К.А., посвятив их в свои преступные намерения, а равно и в руководстве этой бандой;

А., К.А., К., Ш. и М. - в участии в устойчивой вооруженной группе (банде) и в совершаемых преступлениях;

З., З.М. - в незаконном приобретении у неустановленного лица двух револьверов марки "Страж" и неустановленного количества боеприпасов в периоды с 21 по 24 декабря 2000 года и с 11 по 20 января 2001 года, ношении и хранении. А., М. и З. в ношении и хранении их, а М. и З. еще и в передаче этого оружия Ц.;

З.М., З., М. и Ш. - в незаконном приобретении в декабре 2000 года и январе 2001 года, в ношении и хранении совместно другими членами банды трех револьверов марки "Страж" и неустановленного количества боеприпасов к ним, а Ш. еще и в незаконной передаче этого оружия другому лицу;

А., З., З.А., К., К.А., М. и ранее два раза судимый за хищение чужого имущества Ш. - в разбойном нападении на Я., совершенном 27 декабря 2000 года, примерно в 14 часов, с незаконным проникновением в квартиру, с применением насилия и угрозой применения насилия, опасного для жизни или здоровья, с угрозой применения пистолета. Потерпевшей был причинен ущерб на 2200 рублей;

А., М., З., З.А., К. и Ш. - в разбойном нападении на Ч.В. и на членов его семьи - С.Т., С.Ю., совершенном 28 декабря 2000 года, примерно в 03 часа, с применением насилия и угрозой применения насилия, опасного для жизни или здоровья, с угрозой применением пистолета. Потерпевшим был причинен ущерб на 49.780 рублей;

А., З., З.А. и М. - в тайном хищении имущества Ш.Г. на общую сумму 21.000 рублей, совершенном 6 января 2001 года, примерно в 2 часа, причинив потерпевшей значительный ущерб;

они же - в тайном хищении имущества Х.Л. на общую сумму 9000 рублей, совершенном 11 января 2001 года, примерно в 2 часа, с незаконным проникновением в квартиру через двери балкона, причинив потерпевшей значительный ущерб;

А., К. и К.А. - в разбойном нападении на Г.Ш., совершенном 20 января 2001 года, примерно в 7 часов утра, с незаконным проникновением в квартиру, с применением насилия к потерпевшим и угрозой применения насилия, опасного для жизни или здоровья, с угрозой применения пистолета в отношении его жены и детей, с причинением потерпевшим ущерба на 2090 рублей;

А., З.М. и К.А. - в разбойном нападении на семью Л. и его родственников, совершенном примерно в полночь 26 января 2001 года, с незаконным проникновением в квартиру, с применением пистолета (З.М. ножа) и насилия к потерпевшим и угрозой применения насилия, опасного для жизни или здоровья, в завладении имуществом и деньгами на общую сумму 35.040 рублей;

они и М. - в разбойном нападении на семью Г.А., совершенном 27 января 2001 года, примерно в 3 часа, с незаконным проникновением в квартиру, с применением насилия к потерпевшим и угрозой применения насилия, опасного для жизни или здоровья, с угрозой применения пистолета в отношении Г.А. и Г.В., с хищением имущества и денег на общую сумму 8600 рублей;

З. - в незаконном приобретении с января 2000 года по январь 2001 года у неустановленного лица самодельного устройства, являющегося огнестрельным оружием, и 16 патронов калибра 5,6 мм, в их ношении и хранении;

Ш. - в незаконно приобретении в январе 2001 года у Ц. пистолета "Страж", в его ношении и хранении и в незаконном его передаче 2 февраля 2001 года Г.О.

Преступления совершены в г. Уфе при обстоятельствах, подробно изложенных в приговоре.

Осужденные А., К., Ш., М., К.А., З., З.М. и Г. виновными себя в предъявленном обвинении признали частично.

В кассационном протесте государственный обвинитель предлагает приговор в отношении Ш. в части назначения ему наказания по совокупности преступлений отменить из-за неправильного применения уголовного закона, а в остальном оставить без изменения. Считает, что наказание ему следовало назначить отдельно и по основаниям ст. 69 ч. 3 УК РФ, и по основаниям ст. 69 ч. 5 УК РФ, а суд незаконно назначил Ш. наказание одновременно по обеим частям указанной статьи.

В кассационных жалобах и дополнениях к ним:

осужденные Ш., З.М., К., К.А., З., М., А., излагая свое несогласие с приговором в части осуждения по ст. 209 УК РФ, утверждают, что вывод о создании банды и участии в ней и совершаемых преступлениях, основан на предположениях. Ссылаются на то, что не все лица, участвовавшие в хищениях чужого имущества, были знакомы между собой, многих объединяло только пристрастие к наркотикам. Утверждают также, что по всем эпизодам разбойного нападения не было предварительного сговора. Считают, что потерпевшие своим обманом при сбыте им наркотиков спровоцировали их на хищение имущества. В обоснование доводов о незаконности обвинительного приговора по ст. 209 УК РФ в жалобах содержатся ссылки на то, что предварительное следствие и судебное разбирательство проведены с обвинительным уклоном;

З.М., кроме того, утверждает, что все осужденные, исключая его и З. употребляли наркотики и были знакомы между собой, что в каждом эпизоде принимали участие только часть осужденных и других неустановленных лиц. Ссылается на то, что устойчивой связи между осужденными не было, что из-за короткого времени существования их группы не был среди них выявлен даже лидер, что преступления они планировали, предварительно роли не распределяли. Утверждает также, что после первой кражи револьверы они купили не на общие деньги, как записано в их первых показаниях, данных под давлением следователя;

З. не оспаривает свое участие в кражах и разбойных нападениях, что был знаком со З.М. и А. Признавая себя виновным в содеянном, осуждение по ст. 209 ч. 1 УК РФ считает "чистейшей фальсификацией для создания показателя РУБОП РБ" и просит разобраться только с этим обвинением. Просит также смягчить наказание;

А. утверждает, что преступления он совершил в связи с полной зависимостью от наркотиков, которые употреблял из-за неизлечимых заболеваний (открытая форма туберкулеза и синдрома иммунодефицита). Наказание просит смягчить с учетом состояния здоровья, семейного положения, что он раскаялся и с самого начала правдиво рассказал о совершенных преступлениях;

К. оспаривает свою вину в эпизодах хищения имущества С.С., участия в банде и ношения оружия. Утверждает, что о существовании банды и оружия не знал. Считает, что при нападении на Ч. его жену и сына С.Ю. использовался макет, а не боевое оружие. Утверждает, что думал, что забирают у торговца наркотиками Ч. вещи, принадлежавшие М. и Ш., что к потерпевшей С.С. приехал для приобретения наркотиков, что поверил Г., что они у потерпевшей забрали его личные вещи. Считает, что не образует состава преступления оказанная им Г. помощь в реализации этих вещей. Ссылается на то, что он об этом сообщил С.С. позднее, когда узнал, что в отношении нее было совершено ограбление. Просит приговор по ст. ст. 209 ч. 2, 33 ч. 5 и 161 ч. 2 п. п. "а", "в", "г" УК РФ в отношении него отменить и дело производством прекратить. Признавая свою вину в нападении на Г.Ш., утверждает, что цели завладеть его имуществом у него не было. Не оспаривая приговор по остальным эпизодам обвинения, просит переквалифицировать его действия со ст. 162 ч. 3 УК РФ на ст. 162 ч. 2 УК РФ смягчить наказание с применением ст. 64 УК РФ;

Ш., подробно излагая свои взаимоотношения с М., утверждает, что Ч. сбывал наркотики и завладел имуществом М. и других больных людей. Просит по этому эпизоду переквалифицировать их действия со ст. 162 УК РФ на 330 УК РФ, так как они забирали имущество М. и других. Просит с учетом состояния здоровья и раскаяния в совершенных преступлениях, что они с М. обратились в ЗАГС для заключения брака, смягчить им наказание;

М. свое осуждение по ст. 209 ч. 2 и 222 ч. 3 УК РФ считает необоснованным, а ее участие в остальных преступлениях, совершенных в местах сбыта наркотиков, было лишь "косвенным". Свои показания об участии в приобретении, ношении и сбыте оружия объясняет "обманом и давлением со стороны сотрудников следственных органов". Ссылается на то, что при расследовании и рассмотрении дела в суде не выполнены требования о всестороннем, полном и объективном исследовании обстоятельств совершения преступлений, что были нарушены требования ряда норм УПК РСФСР. Считает, что в судебном заседании ей незаконно избрали меру пресечения в виде заключения под стражу, поскольку она не являлась в судебное заседание по болезни. Просит с учетом состояния здоровья, раскаяния в содеянном смягчить ей наказание с применением ст. 64 УК РФ;

К.А. также утверждает, что осужденных объединяло только пристрастие к наркотикам, что вывод о создании банды и совершении преступлений в составе банды не основан на материалах дела. Считает, что в судебном заседании было установлено, что потерпевшие занимались сбытом наркотиков. Признавая себя виновным в хищениях чужого имущества, просит разобраться с обоснованностью осуждения по ст. 209 УК РФ и смягчить наказание;

Г., излагая свое несогласие с приговором, утверждает, что неустановленное лицо, пользуясь его болезненным состоянием, втянуло его в хищение имущества 12 сентября у С.С. Считает, что его участие выразилось только в том, что он отнес часть похищенного имущества в машину. Утверждает, что он, проехав пару остановок, вышел из машины и пошел употреблять наркотики. Считает, что дело рассмотрено односторонне и с обвинительным уклоном. Обращает внимание, что "так называемые потерпевшие" сами ведут преступный образ жизни, что он никогда себя виновным не признавал, хотя в одном месте протокола и записано обратное. Считает, что суд не принял во внимание, что на допросах на него оказывалось психологическое и физическое воздействие. Просит приговор отменить по ст. 161 ч. 2 п. п. "а", "в", "г", "д" УК РФ.

В письменных возражениях потерпевшая Х.Л., просит приговор в отношении А., З.М., З., М., К.А. и Г. оставить без изменения.

Судебная коллегия, изучив материалы дела, обсудив доводы кассационного протеста и кассационных жалоб, находит приговор в отношении осужденных З.М., З., А., М., К.А., К. законным и обоснованным, в отношении Ш. и Г. подлежащим изменению по следующим основаниям.

Вывод суда первой инстанции о виновности осужденных в совершении преступлений, за которые они осуждены, основан на имеющихся в материалах дела доказательствах, исследованных в судебном заседании всесторонне, полно и объективно.

А., З.М., З., К.А., К., Ш. и М. признавали себя виновными в хищении чужого имущества при обстоятельствах, изложенных в приговоре, утверждая, что банды не было, нападения происходили на сбытчиков наркотиков, без предварительного планирования, распределения ролей, с участием разных лиц из числа осужденных и других. Осужденный Г. также давал аналогичные показания, утверждая, что он, будучи в наркотическом опьянении, помог перенести вещи, не зная, что они похищаются.

Обстоятельства нападения на квартиры потерпевших, как они изложены в приговоре, подтверждается и показаниями потерпевших, данными на предварительном следствии и в судебном заседании.

Материалами дела установлено, что в квартиры осужденные проникали через балконы, забираясь на балкон соответствующего этажа по трубам, а затем через входные двери запускали остальных нападавших.

Размер имущества, похищенного у потерпевших, определен правильно и не оспаривается осужденными в кассационных жалобах.

Доводы о неполноте и предвзятости предварительного и судебного следствия и о том, что З.М. и З. банду не создавали, а другие осужденные А., К.А., К., Ш. и М. в банде не состояли, опровергаются приведенными доказательствами. Не освобождает их от ответственности и то, что имущество похищали у сбытчиков наркотиков, в том числе и вещи, принадлежавшие ранее другим лицам.

З.М., А., З. на предварительном следствии давали показания о том, что огнестрельное оружие они приобрели после первой кражи, об этом знали другие осужденные, кроме Г., оружие хранили, носили и передавали друг другу при разбойных нападениях, передавали оружие и другим лицам, не участвовавшим в совершаемых бандой преступлениях.

З.М. в своих показаниях называл источник приобретения оружия, указывал роли З. в приобретении оружия и боеприпасов и других осужденных в разбойных нападениях на потерпевших, оспаривая только размер похищенного имущества.

З.М., А. и З. подробно рассказывали, как проверяли оружие на пригодность, при этом осознавали, что разбойные нападения будут совершаться с применением этого оружия для устрашения потерпевших.

Доводы осужденной М. о том, что на нее оказывалось давление, ее обманули на следствии, а в судебном заседании необоснованно взяли под стражу, опровергаются материалами дела.

В приговоре приведен еще ряд доказательств, свидетельствующий о правдивости показаний осужденных, данных на предварительном следствии, и опровергающие доводы о незаконности приговора в части признания осужденных виновными по ст. 209 УК РФ.

В частности, в приговоре полно и правильно приведены показания потерпевших С.С., В., Н., С., Ч.В., Я., Ш.Г., Х.Л., Г.Ш., Г.С., Л., Л.О., Г.В., свидетелей Ц., Г.О. об обстоятельствах совершения хищений и оборота оружием.

Из показаний свидетелей Г.О. и Ц. видно, что Ц. передавал Ш., пистолет, приобретенный через М., а Ш. передавал Г.О. револьвер "Страж", который был выдан Г.О. работникам милиции добровольно. Показания указанных лиц согласуются и с показаниями осужденной М.

Доводы М. о том, что такие показания были даны в связи с применением недозволенных методов, проверялись и не подтвердились, им в приговоре дана соответствующая оценка.

Суд тщательно исследовал все обстоятельства дела и проверил все доводы осужденных и обоснованно признал их несостоятельными.

Приведены в приговоре и сведения, содержащиеся в протоколах следственных действий.

Как видно из протокола обыска, в квартире у З. были изъяты револьвер "Страж", самодельный пистолет и боеприпасы. Изъятые оружие и патроны, согласно актам экспертиз, признаны огнестрельным оружием и боеприпасами.

Доводы об отсутствии планирования преступлений, устойчивой связи между осужденными, что преступления совершались экспромтом, об отмене приговора в отношении осужденных в части признания их виновными по ст. 209 УК РФ, содержащиеся в кассационных жалобах, судебная коллегия находит также необоснованными.

Эти доводы судом были тщательно, всесторонне проверены и в приговоре отвергнуты.

Суд показания осужденных об обстоятельствах создания банды и участия в банде и совершаемых в составе банды преступлениях в ней всех осужденных, кроме Г., данные на предварительном следствии, исследовал в соответствии со ст. 281 УПК РСФСР и дал им соответствующую оценку.

Что касается доводов, содержащихся в кассационных жалоб, о применении при первоначальных допросах насилия и других методов, не дозволенных ст. 20 УПК РСФСР, в результате чего М. и другие оговорили себя в создании и участии в банде, то они также тщательно проверялись и не подтвердились.

Суд обоснованно не согласился и с доводами о том, что осужденный Г. случайно оказался с осужденными у квартиры потерпевшей С.С. и не знал, что совершается хищение чужого имущества.

В приговоре дана оценка всем фактическим данным в совокупности и дано обоснование причинам, по которым отвергнута часть показаний осужденных.

Таким образом, выводы суда о виновности З.М. и З. в создании банды и в вовлечении в банду других лиц, а А., К.А., К., Ш. и М. в участии в банде и совершаемых в составе банды преступлениях являются обоснованными.

Судебная коллегия находит доводы кассационных жалоб о том, что в показаниях осужденных, потерпевших и свидетелей относительно участия в совершаемых бандой преступлениях имеются существенные различия, что их правдивость вызывает сомнения, несостоятельными.

Причины противоречий в показаниях осужденных, потерпевших и свидетелей выяснялись как на предварительном следствии, так и в судебном заседании, им дана соответствующая оценка в приговоре, как того требует ст. 314 УПК РСФСР.

Органами следствия при производстве предварительного расследования и судом при рассмотрении дела в судебном заседании каких-либо нарушений УПК РСФСР, влекущих отмену приговора в отношении З.М. и З.А., К.А., К., Ш., Г. и М. не допущено, дело о них расследовано и рассмотрено всесторонне, полно и объективно.

Анализ приведенных выше и других имеющихся в материалах дела доказательств свидетельствует о том, что суд правильно установил фактические обстоятельства по делу в отношении З.М., З., А., К.А., К., Ш., Г. и М. и дал их действиям правильную правовую оценку.

Оснований для иной квалификации их действий, как об этом поставлен вопрос в кассационных жалобах, судебная коллегия не находит.

Мера наказания осужденным З.М., З., А., К.А., К., Г. и М. назначена судом с учетом общественной опасности содеянного, всех обстоятельств дела и данных, характеризующих их личности.

Судом при назначении им наказания учтены и те обстоятельства, на которые ссылаются в своих кассационных жалобах осужденные З.М., З., А., К.А., К., Ш., Г. и М. в обоснование суровости наказания.

Не соответствующим тяжести преступления и личности осужденного признается такое наказание, которое по своему размеру является явно несправедливым как вследствие мягкости, так и вследствие суровости.

Как установлено судом, Ш. для банды оружие не приобретал, участвовал с применением оружия лишь в совершении одного разбойного нападения, а поэтому ему по ст. 222 ч. 1 УК РФ и по совокупности преступлений наказание следует смягчить.

В связи с тем, что смягчение наказания Ш. по указанной статье влечет назначение ему наказания судебной коллегией по совокупности преступлений на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ, а затем окончательного наказания по правилам, предусмотренным ст. 69 ч. 5 УК РФ, оснований для отмены приговора по основаниям, указанным в кассационном протесте, не имеется.

Оснований для снижения другим осужденным наказания судебная коллегия не находит.

Суд, как и предусмотрено ч. 5 ст. 69 УК РФ, наказание Ш. назначил в соответствии с правилами ч. ч. 1 - 4 ст. 69 УК РФ.

В то же время, суд на основании ст. 69 ч. 5 УК РФ, частично присоединив наказание, назначенное Г. по приговору от 31 января 2001 года, не зачел ему отбытое по этому приговору наказание с 1 ноября 2000 года. Поэтому в приговор в отношении Г. следует внести соответствующее изменение, зачесть в окончательное наказание срок, отбытый по первому приговору.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 339 УПК РСФСР, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Верховного Суда Республики Башкортостан от 26 сентября 2001 года в отношении К., К.А., З.М., З., А. и М. оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.

Тот же приговор в отношении Ш., Г. изменить:

Г. срок наказания исчислять с 1 ноября 2000 года;

Ш. смягчить наказание по ст. 222 ч. 1 УК РФ до 1 года лишения свободы, на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных ст. ст. 209 ч. 2, 222 ч. 1, 162 ч. 3 п. п. "а", "г" УК РФ, путем частичного сложения наказаний, назначить 8 лет 3 месяца лишения свободы с конфискацией имущества, а на основании ст. 69 ч. 5 УК РФ с присоединением части наказания, назначенного по приговору от 19 апреля 2001 года, окончательно назначить 8 (восемь) лет 6 (шесть) месяцев лишения свободы в исправительной колонии строгого режима, с конфискацией имущества, а в остальном приговор о них оставить без изменения, а кассационный протест и их кассационные жалобы - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"