||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 12 марта 2002 г. N 37-О01-42

 

Судебная коллегия по головным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Ермилова В.М.

судей Бурова А.А. и Лаврова Н.Г.

рассмотрела в судебном заседании от 12 марта 2002 года дело по кассационным жалобам осужденного К. и адвоката Черепниной Н.Н. на приговор Орловского областного суда от 14 ноября 2001 года, по которому

К. <...>, со средним образованием, судимый 15 августа 1990 года по ст. 103 УК РСФСР на 7 лет лишения свободы, освобожденный 9 января 1997 года по отбытии наказания,

- осужден по ст. 105 ч. 2 п. "н" УК РФ на 15 (пятнадцать) лет лишения свободы в исправительной колонии особого режима.

В соответствии со ст. 97 ч. 1 п. п. "в", "г" и ст. 99 ч. 2 УК РФ К. назначена принудительная мера медицинского характера в виде амбулаторного принудительного наблюдения и лечения у психиатра от алкоголизма и в связи с психическим расстройством, не исключающим вменяемости.

Постановлено взыскать с К. в пользу С.Е. указанные в приговоре суммы.

Заслушав доклад судьи Бурова А.А., объяснения осужденного К., поддержавшего доводы кассационных жалоб, и заключение прокурора Крюковой Н.С., полагавшей приговор оставить без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

К., ранее судимый за умышленное убийство, осужден за то, что на почве личных неприязненных отношений совершил убийство С., то есть умышленное причинение ему смерти, совершенное неоднократно.

Преступление совершено в ночь с 18 на 19 июля 2000 года <...> при указанных в приговоре обстоятельствах.

В судебном заседании К. виновным себя не признал.

В кассационной жалобе (основной и дополнительной) осужденный К. утверждает, что преступления не совершал. Показания на предварительном следствии дал в результате недозволенных методов ведения следствия. При этом было нарушено его право на защиту. С потерпевшим он мало знаком и у него с ним не было неприязненных отношений. Мотива для убийства последнего у него не было. Указывает на то, что Н. дал ложные показания. Такие же показания дали М.М. и С.Е. Анализируя материалы дела и выражая свое несогласие с заключением психолого-психиатрической экспертизы, с решением суда относительно гражданского иска, ставит вопрос о пересмотре дела.

Адвокат Черепнина в кассационной жалобе в защиту К. выражает несогласие с заключением экспертов относительно времени наступления у осужденного психического расстройства, а также с выводами эксперта М., касающихся механизма причинения потерпевшему телесных повреждений. Утверждает, что описанные К. обстоятельства происшедшего противоречат заключению судебно-медицинского эксперта от 27 июля 2000 года. Помимо этого показания осужденного от 25 июля 2000 года являются надуманными и опровергаются материалами дела. Указывает на то, что обстоятельства случившегося установлены не в полном объеме, с достаточной полнотой не проверены действия Д., который исчез из деревни утром на следующий день. Приговор просит отменить и дело направить на новое судебное рассмотрение.

Проверив материалы дела и обсудив приведенные в кассационных жалобах доводы, судебная коллегия находит вывод суда о виновности К. обоснованным, подтвержденным исследованными судом доказательствами, анализ которых дан в приговоре, а доводы жалоб - неосновательными.

Как видно из материалов дела, 21 июля 2000 года в доме К. был обнаружен труп С. со следами насильственной смерти.

Из показаний осужденного К. на предварительном следствии при допросе его в качестве подозреваемого 25 июля 2000 года и при выходе в этот же день на место происшествия с применением видеозаписи усматривается, что именно он в ночь с 18 на 19 июля 2000 года совершил убийство С., нанеся ему удары топором по голове.

Из этих показаний К. также видно, что убийство последнего он совершил на почве личных неприязненных отношений, возникших после того, как С. на сделанное ему предложение пройти в дом стал выражаться в его, осужденного, адрес нецензурными словами.

Частичный отказ К. от этих показаний не исключает их из числа доказательств, поскольку они подтверждены показаниями свидетеля Н., которому он сообщил о совершенном им убийстве С., показаниями свидетеля М.М., узнавшего от Н., что К. рассказал ему об убийстве им С., заключением судебно-медицинского эксперта о характере, степени тяжести причиненных последнему телесных повреждений и причине его смерти, заключением эксперта, проводившего медико-криминалистическую экспертизу, о том, что телесные повреждения у С. являются рублеными и могли образоваться от воздействия изъятого на месте происшествия топора, заключением эксперта-биолога, не исключившего происхождение крови на указанном топоре от С., а также другими доказательствами, полно и правильно приведенными в приговоре.

При проверке материалов дела не нашли подтверждения высказанные в жалобе осужденного К. утверждения о том, что вышеприведенные показания на предварительном следствии он дал в результате недозволенных методов ведения следствия.

По заключению экспертов, проводивших дополнительную судебную психолого-психиатрическую экспертизу по видеозаписи показаний К. от 25 июля 2000 года, он в момент дачи показаний находился в состоянии компенсации имеющегося у него расстройства личности. Декомпенсация у него наступила в последующее время.

Не основаны на материалах дела доводы К. в жалобе о том, что он не давал показания 31 июля 2000 года.

Нарушений норм уголовно-процессуального закона, в том числе гарантированного законом права осужденного К., при проверке материалов дела не установлено.

В деле нет ***, которые давали бы основание признать, что свидетель Н. оговорил осужденного К.

Не было у суда оснований не доверять показаниям потерпевшей С.Е. и свидетеля М.М. и сомневаться в выводах судебно-медицинского эксперта М.

Органы следствия проверяли причастность свидетеля Д. к совершению преступления и в связи с отсутствием в его действиях состава преступления вынесли постановление о прекращении в отношении него уголовного преследования.

Новых данных о причастности Д. к совершению преступления в судебном заседании не добыто. Не указаны они и в кассационных жалобах.

Таким образом, вывод суда о виновности К. основан на добытых по делу доказательствах, достоверность которых не вызывает сомнений у кассационной инстанции.

Как видно из заключения дактилоскопической экспертизы, на поверхности изъятого с места происшествия топора имелись следы рук. Однако в них не отобразилась индивидуальная совокупность признаков строения капиллярных узоров, в связи с этим они оказались не пригодными для установления личности.

Из заключения биологической экспертизы усматривается, что обнаруженная на пороге дома К. кровь могла произойти от потерпевшего и него самого.

Однако сами по себе указанные обстоятельства относительно следов рук на топоре и крови с порога дома осужденного, а также отсутствие крови на вещах последнего, не опровергают вывод суда о виновности К., поскольку его вина доказана всеми другими приведенными в приговоре доказательствами.

Юридическая квалификация содеянного осужденным К. является правильной.

По делу была проведена стационарная судебная комплексная психолого-психиатрическая экспертиза.

Проводившие ее эксперты пришли к заключению, что К. хроническим либо временным расстройством, лишающим его возможности осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими, не страдал и страдает, а обнаруживает признаки истеровозбудимого расстройства личности, осложненного черепно-мозговой травмой и алкогольным синдромом зависимости. Во время совершения инкриминируемого действия он находился в состоянии простого алкогольного опьянения, в отношении содеянного признан вменяемым. Отмеченные психические расстройства, не исключающие вменяемости, существенно повлияли на его поведение в исследуемой ситуации ввиду снижения и ограничения способности осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими, поэтому к нему может быть применена ст. 22 УК РФ. К. нуждается в применении принудительного лечения у психиатра и нарколога в местах лишения свободы.

Указанное заключение было проверено в судебном заседании. Эксперты С., Ш. и М.А. подтвердили данное заключение.

Обоснованность заключения у суда не вызвала сомнений.

Помимо этого по делу была проведена дополнительная заочная судебная комплексная психолого-психиатрическая экспертиза.

Согласно заключения проводивших ее экспертов состояние физиологического аффекта исключается у лиц, находящихся в состоянии опьянения, и у лиц, страдающих психопатией.

В этом заключении у суда также не было оснований сомневаться.

Поэтому суд правильно признал, что у осужденного К. отсутствовали медицинский и юридический критерии невменяемости в момент совершения преступления, в связи с чем не может быть признан невменяемым и освобожден от уголовной ответственности в соответствии со ст. 21 УК РФ.

Обоснованно пришел суд также к выводу о необходимости применения к К. ст. 22 УК РФ, так как во время совершения преступления он в силу психического расстройства не мог в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими.

Наказание осужденному К. назначено в соответствии с требованиями закона, с учетом содеянного, данных о личности, всех смягчающих наказание обстоятельств и судебная коллегия не находит оснований для его смягчения.

Вопрос о возмещении потерпевшей С.Е. материального ущерба и компенсации морального вреда судом разрешен правильно.

Исходя из изложенного и руководствуясь ст. 339 УПК РСФСР, Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации

 

определила:

 

приговор Орловского областного суда от 14 ноября 2001 года в отношении К. оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"