||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 19 февраля 1998 года

 

Дело N 43-Г98-1

 

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

 

    председательствующего                       Лаврентьевой М.Н.,

    судей                                           Толчеева Н.К.,

                                                    Пирожкова В.Н.

 

рассмотрела в открытом судебном заседании от 19 февраля 1998 года дело по кассационной жалобе Государственного Совета Удмуртской Республики на решение судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Удмуртской Республики от 29 декабря 1997 года.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Толчеева Н.К., объяснения представителя Государственного Совета Удмуртской Республики Б., заключение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Гермашевой М.М., полагавшей решение суда оставить без изменения, Судебная коллегия

 

установила:

 

прокурор Удмуртской Республики обратился в Верховный Суд Удмуртской Республики с заявлением о признании недействительными ст. 79 Конституции Удмуртской Республики, ст. 6 Закона Удмуртской Республики "О Государственном Совете Удмуртской Республики", ст. ст. 30, 31, 32 Закона Удмуртской Республики "О статусе депутата Государственного Совета Удмуртской Республики", указывая на то, что названные правовые нормы, устанавливающие неприкосновенность депутатов Государственного Совета Удмуртской Республики в сфере уголовного, уголовно-процессуального, административного и административно-процессуального законодательства, особые условия привлечения депутатов к ответственности и иные исключения из общих правил противоречат Конституции Российской Федерации и федеральным законам.

Решением судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Удмуртской Республики от 29 декабря 1997 года требования прокурора удовлетворены.

В кассационной жалобе Государственного Совета Удмуртской Республики ставится вопрос об отмене решения суда и вынесении нового решения об отказе в удовлетворении заявленных требований по тем мотивам, что неприкосновенность депутатов Государственного Совета Удмуртской Республики установлена оспариваемыми правовыми нормами в соответствии с общими принципами гарантий деятельности депутатов, закрепленными в федеральном законодательстве и ст. ст. 37, 39 Закона СССР "О статусе народных депутатов СССР", разрешение вопроса о соответствии Конституции или закона субъекта Российской Федерации Конституции Российской Федерации относится к компетенции Конституционного Суда Российской Федерации.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия считает решение суда подлежащим отмене с прекращением производства по делу в части признания недействительной ст. 79 Конституции Удмуртской Республики, с оставлением без изменения в остальной части.

В силу пункта "б" части 2 ст. 125 Конституции Российской Федерации разрешение дел о соответствии Конституции Российской Федерации конституций республик отнесено к компетенции Конституционного Суда Российской Федерации.

Как следует из заявления, требование прокурора о недействительности ст. 79 Конституции Удмуртской Республики сводилось к тому, что эта конституционная норма не соответствует Конституции Российской Федерации. По существу, в таком же аспекте рассмотрено данное требование и Верховным Судом Удмуртской Республики, признавшим указанную правовую норму противоречащей Конституции Российской Федерации. Поскольку судом разрешено требование, не подлежащее рассмотрению в судах общей юрисдикции, то решение в этой части подлежит отмене, а производство по делу - прекращению на основании п. 1 ст. 219 Гражданского процессуального кодекса РСФСР.

Требования прокурора о признании недействительными правовых норм, содержащихся в законах Удмуртской Республики, по мотиву их несоответствия федеральным законам, правильно приняты судом к производству и разрешены по существу.

Полномочия прокурора определены на основании части 5 ст. 129 Конституции Российской Федерации Федеральным законом "О прокуратуре Российской Федерации", которым на прокуратуру возложен надзор за соответствием федеральным законам правовых актов, издаваемых представительными (законодательными) и исполнительными органами субъектов Российской Федерации, в том числе путем обжалования их в суд (ст. ст. 1, 21, 23, 35). Иным путем указанные полномочия реализованы быть не могут, поскольку ст. 125 Конституции Российской Федерации не наделяет прокурора правом на обращение по этому поводу в Конституционный Суд Российской Федерации.

Согласно Конституции Российской Федерации вопросы неприкосновенности депутатов, относящиеся к сфере уголовного и уголовно-процессуального законодательства, а также касающиеся полномочий, организации и порядка деятельности прокуратуры Российской Федерации, находятся в ведении Российской Федерации, по ним принимаются федеральные законы (пункт "о" ст. 71, часть 1 ст. 76, часть 5 ст. 129); вопросы, затрагивающие аспекты административного и административно-процессуального законодательства, общие принципы организации системы органов государственной власти и местного самоуправления, отнесены к совместному ведению Российской Федерации и ее субъектов, по ним издаются федеральные законы и принимаемые в соответствии с ними законы и иные нормативные правовые акты субъектов Российской Федерации (пункты "к", "н" части 1 ст. 72, часть 2 ст. 76).

В силу этого законы субъекта Российской Федерации не могут исключать или ограничивать возможность привлечения депутата к уголовной либо административной ответственности, установленной федеральным законодательством, что означало бы установление иного, чем предусмотрено федеральным законом, порядка осуществления правосудия и судопроизводства, изменение полномочий и порядка деятельности прокуратуры.

Оспариваемые прокурором положения ст. 6 Закона Удмуртской Республики "О Государственном Совете Удмуртской Республики" исключают возможность задержания, ареста, обыска депутата Государственного Совета, кроме случаев задержания на месте преступления, предусмотренных федеральным законом, допускают личный досмотр депутата, досмотр его жилища и имущества, используемых им транспортных средств лишь в предусмотренных федеральным законом случаях, когда это необходимо для обеспечения безопасности других лиц; предусматривают решение вопроса о лишении депутата депутатской неприкосновенности Государственным Советом по представлению прокурора Удмуртской Республики на основании заключения специально созданной депутатской комиссии.

Закон Удмуртской Республики "О статусе депутата Государственного Совета Удмуртской Республики" (ст. ст. 30, 31, 32) воспроизводит вышеизложенные положения, детализируя их и дополняя правом депутата на отказ от дачи свидетельских показаний по гражданскому или уголовному делу об обстоятельствах, ставших ему известными в связи с выполнением им депутатских обязанностей, а также устанавливает порядок лишения депутатской неприкосновенности, предусматривающий получение по представлению прокурора согласия Государственного Совета на привлечение депутата к уголовной или административной ответственности, налагаемой в судебном порядке, задержание, арест и обыск депутата.

Указанные положения означают изъятия для депутатов при привлечении их к уголовной или административной ответственности, при даче свидетельских показаний по уголовным и гражданским делам, а также возлагают на прокуратуру обязанность получения согласия Государственного Совета на совершение отдельных следственных действий. Таким образом, оспариваемые положения вторгаются в сферу ведения и полномочий Российской Федерации, в связи с чем обоснованно расценены судом первой инстанции как противоречащие федеральным законам и признаны недействительными.

Довод жалобы о том, что аналогичные положения неприкосновенности депутатов определены в ст. 98 Конституции Российской Федерации, не может быть принят во внимание. Данная конституционная норма, регламентирующая статус членов Совета Федерации и депутатов Государственной Думы Российской Федерации, на депутатов представительных органов государственной власти других уровней не распространяется.

Правильным является и вывод суда о том, что ст. ст. 37 и 39 Закона Союза ССР "О статусе народных депутатов в СССР" на территории Российской Федерации применению не подлежат, как противоречащие Конституции Российской Федерации и прекратившие свое действие в связи с прекращением Союза Советских Социалистических Республик.

Обоснованно отвергнута и ссылка на ст. 3 Договора о разграничении предметов ведения и полномочий между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти Удмуртской Республики. В случае несоответствия такого Договора Конституции Российской Федерации действуют положения Конституции (ст. 1 раздела второго Конституции Российской Федерации).

Прохождение в настоящее время в Государственной Думе Российской Федерации законопроекта, определяющего статус депутата представительного органа государственной власти субъекта Федерации, подтверждает выводы суда о несоответствии оспариваемых норм правовых актов действующему в настоящее время федеральному законодательству.

Ссылка представителей Государственного Совета в заседании кассационной инстанции на отсутствие оснований для признания недействительными положений ч. 1 и ч. 3 ст. 6 Закона "О Государственном Совете Удмуртской Республики", регулирующих общие и процедурные вопросы в пределах компетенции субъекта Федерации, не может быть признана правильной. Исходя из смысла и места в системе норм Закона указанные положения находятся в неразрывной связи и понимаются как единое целое с положениями ч. 2 этой статьи, определяющими с превышением компетенции содержание депутатской неприкосновенности.

Руководствуясь ст. 305 Гражданского процессуального кодекса РСФСР, Судебная коллегия

 

определила:

 

решение судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Удмуртской Республики от 29 декабря 1997 года в части признания недействительной ст. 79 Конституции Удмуртской Республики отменить и производство по делу в этой части прекратить, в остальной части решение суда оставить без изменения, а кассационную жалобу Государственного Совета Удмуртской Республики - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"