||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 7 февраля 2002 г. N 3-о02-4

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Каримова М.А.,

судей: Рудакова С.В. и Куменкова А.В.

рассмотрела в судебном заседании от 7 февраля 2002 г. дело по кассационным жалобам адвоката Ясеневца А.Г., осужденного М.В., потерпевших П.Г., П.В. на приговор Верховного Суда Республики Коми от 20 августа 2001 года, которым

М.В., <...>, -

осужден по ст. 222 ч. 1 УК РФ к 2 годам лишения свободы, по ст. 105 ч. 2 п. "и" УК РФ к тринадцати годам лишения свободы, по ст. ст. 30 ч. 3, 105 ч. 2 п. п. "б", "н" УК РФ к восьми годам лишения свободы на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений к четырнадцати годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

На основании ст. 97 ч. 1 п. "г" УК РФ применено к М.В. принудительное лечение от хронического алкоголизма.

Постановлено взыскать в счет компенсации морального вреда с М.В. в пользу П.Г. 50.000 рублей.

По делу решена судьба вещественных доказательств.

Заслушав доклад судьи Рудакова С.В., заключение прокурора Пеканова И.Т., полагавшего приговор оставить без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

М.В. признан виновным и осужден за незаконное приобретение, хранение, ношение огнестрельного оружия, за убийство С. из хулиганских побуждений и за покушение на убийство Г. в связи с выполнением общественного долга, неоднократно.

Преступления совершены при обстоятельствах, указанных в приговоре суда.

В ходе судебного разбирательства М.В. виновным себя не признал, от дачи показаний отказался. Затем дал показания, виновным себя признав частично.

В кассационных жалобах и дополнениях к ним:

Потерпевшие П-вы утверждают о мягкости назначенного М.В. наказания. Они просят приговор отменить, взыскать компенсацию морального вреда в сумме 100.000 рублей.

Осужденный М.В. утверждает, что имел разрешение на хранение и ношение оружия. Вместе с тем он раскаивается в содеянном и просит смягчить ему наказание, а также отменить принудительное лечение от алкоголизма, как необоснованное.

Адвокат Ясеневец просит приговор в отношении М.В. отменить. Утверждается, что в основу приговора и заключения психиатров положены показания М.В., полученные с нарушением закона. Защитник полагает, что М.В. находился в состоянии патологического опьянения. М.В. не допрошен по обстоятельствам совершения преступления в порядке ст. ст. 150, 151 УПК РСФСР.

Потерпевшая П.Г. в возражении на жалобу М.В. утверждает, что он хочет запутать суд, а за преступление ему должно быть назначено пожизненное лишение свободы.

Проверив материалы дела, обсудив доводы жалоб и возражения, судебная коллегия считает, что вина М.В. в содеянном им подтверждается доказательствами, исследованными в судебном заседании и приведенными в приговоре суда.

Доводы защитника об отмене приговора несостоятельны.

Показания М.В. при его допросе в качестве обвиняемого от 13 декабря 2000 года получены с соблюдением требований уголовно-процессуального закона, недопустимыми признаны быть не могут, поскольку в деле имеется справка лечащего врача о том, что М.В. к моменту допроса находится в удовлетворительном состоянии, показания давать способен.

Что касается показаний М.В. в качестве обвиняемого от 21 апреля 2001 года, то у судебной коллегии нет оснований полагать то, что они добыты с нарушением требований ст. ст. 150, 151 УПК РСФСР. В ходе этого допроса М.В. было предоставлено право дать показания по существу обвинения, однако он своим правом не воспользовался со ссылкой на ст. 51 Конституции РФ.

Из показаний М.В. от 13 декабря 2000 года видно, что он, имея при себе снаряженный патроном обрез и нож, пришел в кв. 13 дома 9а по ул. Севастопольской. В квартире его никто не обижал и не трогал, ссор не было. Когда С. зашел в санузел, он, М.В., выстрелом из обреза застрелил С.

Эти показания М.В. согласуются с другими доказательствами по делу.

Потерпевший Г. показал, что когда С. пошел в туалет, следом за ним пошел М.В. После этого раздался выстрел. М.В. держал в руке обрез ружья и пытался его перезарядить, ствол был направлен в его, Г., сторону. Он стал забирать у М.В. обрез и в это время почувствовал в области груди укол, а П.В. крикнул, что М.В. его порезал. С. был убит без причины.

Из показаний свидетеля Т. видно, что в квартире он услышал хлопок. Когда он выбежал в коридор, то увидел в руках М.В. нож, которым М.В. порезал Г. У него, Г., было две раны - на животе и груди в области сердца. Для того, чтобы забрать нож у М.В. его побили.

Обстоятельства убийства С., покушения на убийство Г. подтверждаются также показаниями свидетелей М., В., И., П.В., присутствовавших на месте преступления.

По заключению судебно-медицинского эксперта непосредственной причиной смерти С. явилось сквозное огнестрельное ранение головы с множественными переломами костей черепа и разрушением головного мозга.

Потерпевшему Г. были причинены: колото-резаное непроникающее ранение грудной клетки слева сбоку с повреждением шестого ребра и слепое колото-резаное ранение живота слева спереди, кровоподтеки левой поясничной области.

На основе приведенных доказательств суд обоснованно пришел к выводу о виновности М.В. в убийстве С. и в покушении на убийство Г. правильно квалифицировав его действия по ст. 105 ч. 2 п. "и", 30 ч. 3, 105 ч. 2 п. п. "б", "н" УК РФ, указав соответствующие основания для такой квалификации.

В судебном заседании М.В. не отрицал факт приобретения, хранения и ношения обреза, из которого он совершил убийство С.

По заключению судебно-баллистической экспертизы, обрез изготовлен из гладкоствольного охотничьего ружья ИЖ-16 калибра, путем самодельного укорочения ствола, то есть изготовлен по типу гладкоствольных пистолетов и относится к нестандартному боевому ручному оружию, пригодному для производства выстрелов.

Правовая оценка действий М.В. по ст. 222 ч. 1 УК РФ также является правильной.

В ходе следствия в отношении М.В. была проведена стационарная судебно-психиатрическая экспертиза и он был признан вменяемым. Экспертами отмечается, что в период относящийся к инкриминируемому ему деянию М.В. не обнаруживал признаков какого-либо временного психического расстройства, а находился в состоянии простого алкогольного опьянения.

Заключение экспертов сомнений не вызывает.

С учетом приведенных данных, доводы защитника о совершении М.В. преступлений в состоянии патологического опьянения, судебная коллегия находит несостоятельными.

Наказание М.В. назначено в соответствии с требованиями закона, с учетом содеянного им и данных, характеризующих его личность.

Оснований для смягчения наказания вследствие его суровости, а также для отмены приговора за мягкостью назначенного М.В. наказания не имеется.

По заключению врачебно-консультационной комиссии М.В. признан страдающим хроническим алкоголизмом II стадии, нуждающимся в принудительном лечении, которое ему не противопоказано.

При таких обстоятельствах, учитывая данные о личности М.В., суд обоснованно применил к нему соответствующую принудительную меру медицинского характера.

Что касается гражданского иска о компенсации морального вреда, то он разрешен судом правильно.

Исходя из возраста М.В., его материального положения, суд обоснованно взыскал с виновного в счет компенсации морального вреда 50.000 рублей.

Оснований для отмены приговора в части гражданского иска не имеется.

Руководствуясь ст. ст. 332, 339 УПК РСФСР, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Верховного Суда Республики Коми от 20 августа 2001 года в отношении М.В. оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.

 

Председательствующий

М.А.КАРИМОВ

 

Судьи

С.В.РУДАКОВ

А.В.КУМЕНКОВ

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"