||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 7 февраля 2002 г. N 48-о02-4

 

Председательств.: Курганова Н.И.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе: председательствующего Свиридова Ю.А., судей Яковлева В.К. и Тонконоженко А.И. рассмотрела в судебном заседании 7 февраля 2002 года дело по кассационным жалобам осужденной К. и адвоката Бадретдинова А.М. на приговор Челябинского областного суда от 30 октября 2001 года, которым

К.Т., <...>, не судимая,

осуждена: по ст. 105 ч. 2 п. "з" УК РФ на 10 лет лишения свободы; по ст. 158 ч. 2 п. п. "б", "в", "г" УК РФ на 4 года лишения свободы без штрафа;

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний назначено 11 лет лишения свободы без штрафа, с отбыванием в исправительной колонии общего режима.

Постановлено взыскать с К.Т. в пользу А. в счет компенсации морального вреда 80.000 рублей.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Яковлева В.К., заключение прокурора Филимоновой С.Р., полагавшей оставить приговор суда без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

К.Т. признана виновной и осуждена за умышленное причинение смерти С., 1936 года рождения, совершенное из корыстных побуждений и тайное похищение чужого имущества, совершенное с незаконным проникновением в жилище, неоднократно, с причинением значительного ущерба.

Преступные действия совершены ею в ноябре 1999 года в г. Аше Челябинской области при обстоятельствах, подробно изложенных в приговоре суда.

В судебном заседании К.Т. виновной себя не признала.

В кассационных жалобах:

- осужденная К.Т. просит об отмене приговора с направлением дела на новое рассмотрение в суд, при этом ссылается на то, что преступлений не совершала и осуждена необоснованно. Следственными органами и судом допущены по делу нарушения уголовно-процессуальных норм и в основу приговора положены вызывающие сомнения доказательства. Показания свидетелей В. и К.Н. изложены в протоколе судебного заседания с искажениями. Судом не учел то, что потерпевшая С. умерла в ноябре 1999 года, а таблетки у своей матери взяла она в январе 2001 года. Утверждает, что свидетели К. и Б. оговорили ее под воздействием оперативных работников, заинтересованных в исходе дела. В судебное заседание К. не была доставлена и не допрошена.

Адвокат Бадретдинов А.М. просит приговор суда отменить, а дело направить на новое рассмотрение в суд, ссылается на то, что доказательств, подтверждающих вину К.Т. в совершении преступлений в деле не имеется, обвинение основано на предположениях и подозрениях. В основу приговора положены судом непоследовательные показания свидетеля П. и Б.В., которые как работника морга пытаются отвести от себя подозрения о ненадлежащем исполнении ими своих обязанностей при исследовании трупа потерпевшей. Свидетель К. является лицом без определенного места жительства и задерживалась за бродяжничество, поэтому ее показания являются сомнительными. Другие версии убийства потерпевшей не проверялись, хотя потерпевшая проживала одна на первом этаже многоквартирного дома, злоупотребляла спиртными напитками и к ней постоянно заходили посторонние лица для распития спиртных напитков.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, судебная коллегия находит приговор суда законным и обоснованным.

Выводы суда о виновности К.Т. в преступных действиях, указанных в приговоре суда, основаны на тщательно исследованных в судебном заседании доказательствах, которым дана надлежащая оценка.

Доводы, кассационных жалоб о том, что К.Т. не совершала убийства С. и осуждена за это преступление необоснованно, несостоятельны, поскольку опровергаются тщательно исследованными материалами дела.

Вина ее в причинении смерти С. установлена протоколом эксгумации трупа потерпевшей, заключениями комплексной судебно-медицинской, судебно-химической, комиссионной гистолого-генетической экспертиз, также показаниями свидетелей П., Р., Щ., К.С., В., К.Н., Б. и других свидетелей, подробный анализ и оценка которым дана в приговоре.

Из показаний свидетеля К. усматривается, что осужденная К.Т. рассказала ей о том, что отравила женщину, за которой присматривала, что до этого консультировалась у женщины, работающей в морге, а из записки свидетеля Б., адресованной К.Т. усматривается, что смерть потерпевшей С. насильственная.

Доводы о том, что свидетели К. и Б. оговорили осужденную, проверены судом, оценены в совокупности со всеми материалами дела и обоснованно признаны несостоятельными, поскольку их показания соответствуют установленным по делу обстоятельствам.

Из показаний свидетеля В. видно, что осужденная интересовалась у нее, какими таблетками можно отравиться, а свидетель К.Н. подтвердила, что осужденная брала у нее таблетки "верапамил".

В ходе обыска в квартире осужденной были обнаружены и изъяты указанные таблетки.

Допрошенная в качестве свидетеля П., работающая санитаркой патолого-анатомического отделения, пояснила, что незадолго до смерти С. обращалась к ней с вопросом о действии медицинских препаратов, способных привести к смерти и возможности обнаружения следов таких препаратов при вскрытии трупа. Она рассказала осужденной, что такими препаратами могут быть лекарства от давления, а 24 ноября она по просьбе осужденной приняла в морг труп потерпевшей и произвели вскрытие этого трупа.

Из материалов дела видно, что в квартире осужденной обнаружены и изъяты упаковки лекарственного средства "верапамил", которые давала ей мать осужденной.

Из материалов дела видно, что 10 июля 2000 года был эксгумирован труп потерпевшей и заключением комплексной комиссионной судебно-медицинской экспертизы установлено, что потерпевшей С. прижизненно были причинены множественные переломы костей. В желудке и тонком кишечнике С. обнаружена жидкая металлическая ртуть, которая была принята через рот при жизни. Кроме того, при химическом исследовании был обнаружен фармацевтический препарат "изоптин", содержание которой многократно превышает пороговую летальную концентрацию в крови, что указывает на имевшее место отравление изоптином, что и явилось причиной смерти. Указанный препарат также был принят через рот при жизни.

Судом также установлено, что при жизни потерпевшая С. хроническими заболеваниями не страдала, у нее были больны только ноги, а результаты вскрытия трупа потерпевшей были сфальсифицированы, что подтвердил как допрошенный в качестве свидетеля Б.В., осуществлявший это вскрытие.

Это же подтверждается и заключением комплексной комиссионной гистолого-генетической экспертизы, из которого видно, что представленные на генетическое исследование препараты происходят не от трупа С., а от трупа человека мужского пола.

Осужденная К.Т., с целью сокрытия совершенного убийства умышленно не сообщила о смерти потерпевшей в органы милиции и родственникам С.

При установленных обстоятельствах, проанализировав эти и другие доказательства по делу в их совокупности суд обоснованно пришел к выводу о том, что К.Т., осуществляя уход за С. и желая завладеть завещанной ей квартирой потерпевшей, из корыстных побуждений, с целью умышленного убийства С. неоднократно обманным путем давала пить потерпевшей таблетки верапамила в больших дозах, в результате чего наступило тяжелое отравление, что и повлекло смерть потерпевшей.

Утверждения в жалобах о том, что следственными органами и судом не проверена версия о возможном причинении смерти потерпевшей другими лицами, несостоятельны, поскольку следственными органами и судом проверялись все возможные версии и бесспорно установлено, что потерпевшую убила умышленно осужденная.

Виновность К.Т. в совершении кражи чужого имущества из квартиры Д. 23 и 24 ноября 1999 года установлена собранными по делу доказательствами, подробно приведенными в приговоре, которым дана судом правильная оценка.

При этом судом бесспорно установлено, что 23 ноября осужденная пришла в квартиру Д. под предлогом посмотреть привезенные последней товары и тайно похитила изделия из серебра на 1520 рублей. Уходя из квартиры, К.Т. взяла лежавший на холодильнике ключ от этой квартиры и на следующий день, 24 ноября, используя имевшийся у нее ключ проникла в квартиру Д. и тайно похитила чужое имущество на 12.314 рублей.

К такому выводу суд пришел обоснованно.

Доводы жалоб о том, что К.Т. не совершала эти кражи, а обнаруженные у нее вещи она приобрела сама и что потерпевшие и свидетели оговорили ее, как видно из материалов дела, выдвигались в ходе рассмотрения дела, они проверены судом, оценены в совокупности со всеми материалами дела и обоснованно признаны несостоятельными.

Из показаний потерпевшей Д. усматривается, что после ухода из ее квартиры К.Т. она обнаружила пропажу многих изделий из серебра, а утром, провожая дочь в школу, обнаружила, что пропали ключи от квартиры, которые лежали на холодильнике. Когда вернулась домой, проводив дочь в садик, обнаружила, что из квартиры похищены сумка с вещами и дубленки.

Из показания свидетеля Г. видно, что она опознала осужденную как женщину, которая приходила в квартиру и похитила изделия из серебра.

В процессе предварительного следствия часть похищенного имущества было обнаружено в квартире осужденной и возвращено потерпевшей.

Потерпевшая Д. опознала изъятые из квартиры осужденной серебряные украшения и другие вещи как принадлежащие ей, которые были похищены 23 и 24 ноября из ее квартиры. Эти вещи она привозила из Москвы, а на изъятой юбке имеется ценник, написанный ее рукой, в ее квартире осталась одна серьга, а вторую обнаружили в квартире осужденной.

У свидетеля В. был изъят детский пуховик, который был подарен ей осужденной, а потерпевшая Д. опознала этот пуховик как похищенный из ее квартиры.

Из показания свидетеля П. видно, что по просьбе осужденной она сообщила работникам милиции о том, что К.Т. приходила к ней в морг в 8 часов утра, хотя на самом дела К.Т. была в морге значительно позже.

Исследованные судом доказательства полностью подтверждают вину осужденной в совершении осужденной указанных краж чужого имущества.

Показания свидетеля К. судом оценены в совокупности с другими доказательствами и обоснованно признаны правдивыми, поскольку они соответствуют установленным по делу обстоятельствам, что опровергает доводы жалоб о необходимости исключения их из числа доказательств.

С утверждениями жалоб о том, что в протоколе судебного заседания показания свидетелей искажены, несостоятельны. Из дела видно, что на протокол судебного заседания были принесены замечания, они рассмотрены в соответствии с требованиями процессуальных норм и отклонены как необоснованные.

При установленных обстоятельствах судом правильно квалифицированы действия К.Т. по ст. ст. 105 ч. 2 п. "з", 158 ч. 2 п. п. "б", "в", "г" УК РФ.

Выводы суда мотивированы и основаны на всесторонне, полно и объективно проверенных доказательствах, не вызывающих сомнений, поскольку собраны они с соблюдением процессуальных норм. Судом принимались все необходимые меры по обеспечению явки в суд всех свидетелей, а показания свидетелей, не явившихся в суд по причинам, признанным судом уважительными, обоснованно оглашены в судебном заседании, в соответствии с требованиями процессуальных норм.

Нарушений процессуальных норм, влекущих отмену или изменение приговора, следственными органами и судом не допущено.

Мера наказания осужденной К.Т. назначена в соответствии с требованиями ст. 60 УК РФ, с учетом характера и степени общественной опасности совершенных преступлений, смягчающих и отягчающих наказание обстоятельств и данных, характеризующих ее личность.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 332, 339 УПК РСФСР, Судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Челябинского областного суда от 30 октября 2001 года в отношении К.Т. оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"