||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 7 февраля 2002 г. N 59-о01-20

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего - Разумова С.А.

судей - Коннова В.С. и Самарина Б.М.

рассмотрела в судебном заседании от 7 февраля 2002 года дело по кассационным жалобам осужденных Г. и Б. на приговор Амурского областного суда от 22 декабря 2000 года, которым

Г., <...>, русский, со средним специальным образованием, судимый 14 марта 2000 г. по п. п. "б", "г" ч. 2 ст. 158 УК РФ к трем годам лишения свободы,

осужден по п. "б" ч. 3 ст. 162 УК РФ - к десяти годам лишения свободы с конфискацией имущества; по п. п. "ж", "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ - к тринадцати годам лишения свободы; по совокупности преступлений: на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ - к четырнадцати годам лишения свободы с конфискацией имущества; на основании ч. 5 ст. 69 УК РФ - к пятнадцати годам лишения свободы с конфискацией имущества с отбыванием основного наказания в исправительной колонии строгого режима.

Б., <...>, русский, с образованием 8 классов, ранее не судимый,

осужден по п. "б" ч. 3 ст. 162 УК РФ - к восьми годам лишения свободы с конфискацией имущества; по п. п. "ж", "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ - к одиннадцати годам лишения свободы; по совокупности преступлений на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ - к тринадцати годам лишения свободы с конфискацией имущества с отбыванием основного наказания в исправительной колонии строгого режима.

Г. и Б. признаны виновными и осуждены за разбойное нападение на К.Э., 1959 года рождения, совершенное группой лиц по предварительному сговору и в целях завладения его имуществом в крупном размере (на сумму 362.451 руб.), и за убийство К.Э., совершенное группой лиц по предварительному сговору и сопряженное с разбоем.

Преступления совершены ими 11 февраля 1999 года в г. Белогорске Амурской области при обстоятельствах, установленных приговором.

В судебном заседании подсудимый Б. виновным себя признал, а подсудимый Г. виновным себя не признал и отказался давать показания.

В кассационных жалобах и дополнениях к ним осужденные:

- Г. просит отменить приговор либо изменить его, переквалифицировать его действия с п. п. "ж", "з" ч. 2 ст. 105 на ст. 316 УК РФ, а с п. "б" ч. 3 ст. 162 на ч. 2 ст. 175 УК РФ, ссылаясь на недоказанность и необоснованность приговора, на неправильную оценку доказательств, на несоответствие выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам, на проведение судебного разбирательства односторонне и с нарушениями требований УПК РСФСР. Утверждает об отсутствии у него сговора с Б. на убийство К.Э. и полагает, что смерть К.Э. наступила от действий Б. по удушению его телефонным шнуром;

- Б. просит изменить приговор и смягчить ему наказание, ссылаясь на то, что инициатором совершения преступлений был Г., который и предложил их ему совершить, а он не смог отказаться. Утверждает, что смерть К.Э. наступила от действий Г. по его удушению, и участия в "грабеже" он не принимал. Считает, что квалификация его действий неправильная, а назначенное ему наказание является чрезмерно строгим.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда РФ Коннова В.С., объяснения осужденных Г. и Б., поддержавших свои кассационные жалобы по изложенным в них основаниям, заключение прокурора Шляевой И.Ю. об оставлении приговора в отношении Г. и Б. без изменения, проверив материалы дела и обсудив доводы жалоб и дополнений к ним, судебная коллегия находит приговор в отношении Г. и Б. законным и обоснованным по следующим основаниям.

Виновность Г. и Б. в содеянном ими подтверждается совокупностью доказательств, собранных по делу, исследованных в судебном заседании и приведенных в приговоре. Этим доказательствам судом дана надлежащая оценка.

Так, осужденный Б. пояснял, что Г. предложил ему "ограбить" и убить коммерсанта, у которого при себе имеются деньги - 45.000 рублей. Он сообщил ему, что этот коммерсант К.Э. будет один, он договорился о встрече с ним для продажи золота и этой ситуацией можно воспользоваться, он уже все продумал, лучше всего задушить К.Э. веревкой, ножом не стоит пользоваться, чтобы в машине не было крови. Ему (Б.) следовало лишь накинуть веревку на шею К.Э. Г. убедил его, дал ему телефонный провод, и он проверил этот провод на прочность и согласился с предложением Г.

По предложению Г. он взял у жены два золотых кольца, чтобы показать их К.Э., и они пошли в магазин К.Э. "Бригантина". У продавца Г. узнал о скором прибытии К.Э. Когда К.Э. на джипе подъехал, к нему подошел Г., который затем позвал и его. Он сел в джип на заднее сиденье за К.Э., Б. сел на переднее сиденье пассажира. Он (Б.) показал К.Э. два золотых кольца, К.Э. подтвердил, что такое золото он берет и велел прийти к нему в магазин в 9 часов вечера. По просьбе Г. он согласился подвезти их. Когда К.Э. у ул. Политехническая остановился, он (Б.) по знаку Г. достал провод, выпрямил его, натянул, закинул на шею К.Э. и стал тянуть концы к подголовнику. Однако когда К.Э. схватил провод руками, он порвался. В это время Г. дважды ударил кулаком в грудь К.Э.

К.Э. открыл дверь и пытался вырваться из машины, но Г. схватил за куртку его и они из машины вывалились вместе. Г. нанес К.Э. два сильных удара кулаком в живот, тот захрипел, и Г. стал душить его руками. По крику Г., чтобы он помогал, он вылез из машины. Г. велел ему держать ноги К.Э. В это время К.Э. был еще жив, он (Б.) стал держать его за ноги, а Г. продолжал его душить, пока тот не перестал двигаться. Он понимал, что помогает убивать К.Э., поскольку они заранее об этом договорились. С трупом К.Э. они уехали на его машине, привезли его к яме, Г. снял с него золотые изделия, одежду, обувь, забрал пояс с деньгами. Труп Г. оттащил к яме, на машине уехали в г. Хабаровск, чтобы продать ее. Г. занимался продажей машины, ему Г. дал 700 долларов, цепочку, два крестика К.Э.

Аналогичные показания Б. давал и в ходе предварительного следствия.

Ссылки Б. в жалобе на то, что он выполнял требования Г., опасаясь за свою жизнь, являются несостоятельными, противоречащими материалам дела, из которых следует, что ни словесных угроз убийством, ни демонстрацией своих действий в отношении Б. Г. не высказывал и не давал таких оснований для опасений Б. Из материалов дела следует, что Б. совершал действия, в которых он признан виновным, в соответствии с заранее достигнутой договоренностью об "ограблении" (по выражению Б.) и убийстве К.Э. и во исполнение этой договоренности.

Поскольку убийство К.Э. совершалось в целях завладения его имуществом, а Б. принимал непосредственное участие в процессе лишения жизни К.Э. согласно предварительного сговора и в завладении его имуществом, он обоснованно, независимо от того, от чьих из них действий - его или Г. - наступила смерть К.Э., признан соисполнителем убийства и разбоя. Приведенные показания Б. свидетельствуют, что он участвовал в завладении машиной К.Э., ее перегоне для реализации в г. Хабаровск, завладел принадлежавшими К.Э. деньгами и изделиями из золота, поэтому его доводы о непринятии им участия в разбое (по его мнению - в "грабеже") несостоятельны.

Ссылка в жалобе Г. на то, что показания Б. противоречат показаниям свидетеля Ц. в части, заходил ли К.Э. в павильон "Бригантины" до встречи с ними в машине, является несущественной и не влияет ни на выводы суда о виновности Г. и Б. в совершенном ими, ни на законность и обоснованность приговора.

Также является несущественной ссылка на то, что первоначально (т. 1 л.д. 116) Б. пояснял, что когда порвался телефонный провод, Г. не только нанес удары К.Э., но и пытался его душить руками в машине, а тот вывалился из машины и Г. душил его уже на улице, а в судебном заседании не давал показаний о попытке удушения Г. в машине. Каких-либо существенных противоречий, влияющих на выводы суда о виновности Г. в убийстве и разбое, в показаниях Б. не имеется.

Приведенные показания Б. правильно оценивались судом в совокупности с другими доказательствами.

Свидетель Ц. поясняла, что около 18 часов 11 февраля 1999 г. пришедший в магазин "Бригантина" спрашивал К.Э. Затем она увидела в окно подъехавшего к магазину на машине К.Э., который стал разговаривать с Г. Затем машина К.Э. уехала и с этого времени К.Э. исчез.

Как следует из показаний свидетеля В., 11 февраля 1999 г. Б. без ее ведома взял два золотых кольца, после этого он уехал в г. Хабаровск. Когда Б. вернулся из г. Хабаровска, у него появился золотой браслет, доллары.

Как видно из показаний свидетелей И., Д., З., после происшедшего Г. носил новую дорогостоящую одежду, которой ранее у него не было: зимнюю куртку, меховую кепку, на его руке была золотая печатка, на нем была золотая цепь с кулоном, у него появились деньги: рубли и доллары. Он говорил, что купил джип, перегнал его в г. Хабаровск и продал там. Кроме того, свидетель Д. поясняла, что когда Г. приехал к ней около 21 часа 11 февраля 1999 г., у него была сбита рука. Как ей говорил Г., он в этот день подрался с затем убитым человеком.

В ходе предварительного следствия Г. не отрицал, что он у В. интересовался, кто в г. Белогорске занимается золотом и тот назвал ему К.Э. Он вместе с В. встречался с К.Э., предлагал ему продать золото. Об этом разговоре он сообщил Б., который заявил, что тоже пойдет с ним. На следующий день он назначил встречу с К.Э. на 19 часов и проинформировал Б. о времени встречи. К указанному времени он вместе с Б. пришли к павильону "Бригантина", он в павильоне узнавал, не приехал ли К.Э. Затем он увидел подъехавшего К.Э., сел к нему в машину, сообщил ему о Б. и тот пригласил и Б. в машину. Затем он попросил К.Э. отвезти его в общежитие. Он также вместе с Б. ездил в г. Хабаровск, отгоняя туда машину К.Э. для продажи, искал покупателя и продал машину за 1500 долларов, из которых 1000 - отдал Б.

В судебном заседании подсудимый Г. свои показания изменил и не отрицал, что когда К.Э. остановил машину, Б., сидевший сзади, накинул на шею К.Э. телефонный шнур и стал его душить. Он вместе с Б. труп К.Э. помещал на заднее сиденье, говорил Б., куда ехать, чтобы спрятать труп, вместе с Б. раздевали труп, снимали с него изделия из золота, взяли его деньги, вдвоем выносили труп и прятали его. В г. Хабаровске он сдал в ломбард печатку К.Э., продал его цепочку с кулоном.

С учетом непоследовательности, противоречивости показаний Г., суд обоснованно признал их достоверными лишь в части, соответствующей другим доказательствам.

Из заключений судебно-медицинских экспертиз следует, что смерть К.Э. наступила от механической асфиксии в результате сдавления шеи тупыми предметами. На трупе имелись следы кровоизлияний в грудино-ключично-сосцевидные мышцы шеи. Труп К.Э. был обнаружен с выраженными гнилостными изменениями, частичной мумификацией, преимущественно на левой половине шеи, с посмертными повреждениями от волочения трупа, воздействия острием лопаты и повреждениями животными, в том числе в нижнечелюстной и подбородочной области, где мягкие ткани почти полностью отсутствовали (а незначительные их остатки - подверглись гнилостным изменениям). На правой боковой поверхности шеи трупа был обнаружен фрагмент одиночной странгуляционной борозды.

Ссылки в жалобе Г. на то, что следов от сдавливания шеи руками при экспертном исследовании трупа К.Э. обнаружено не было, его смерть наступила от удушения телефонным шнуром, что совершал не он, а Б., являются несостоятельными.

Как пришла к выводу комиссия медиков-экспертов (т. 2 л.д. 57 - 69), необнаружение при экспертном исследовании признаков сдавления органов шеи руками, не исключает возможности сдавления органов шеи К.Э. руками с учетом перечисленных изменений трупа (в том числе - отсутствия мягких тканей, гнилостных изменений, мумификации).

Как поясняли в судебном заседании судебно-медицинские эксперты К.А. и К.С. под тупыми предметами, от удушения которыми наступила смерть К.Э., могут пониматься и пальцы рук человека. Поскольку мягкие ткани шеи не сохранились, каждый из них не исключает наступления смерти К.Э. от воздействия на шею рук человека. Если на коже шеи не отобразились следы пальцев рук, то могут иметься кровоизлияния в мышцах шеи. У К.Э. имелись кровоизлияния в грудино-ключично-сосцевидных (кивательных) мышцах, которые могли образоваться и от воздействия пальцев рук человека.

Кроме того, судебно-медицинский эксперт К.А. пояснял, что поскольку перед комиссионной судебно-медицинской экспертизой не ставился вопрос о возможности сдавления шеи руками, то экспертами в акте N 173 от 20 августа 1999 г. этот вопрос не исследовался.

Таким образом, необнаружение признаков сдавления органов шеи руками с учетом отсутствия мягких тканей шеи, гнилостных изменений мягких тканей (имевшихся) и мумификации, не свидетельствует об отсутствии сдавления органов шеи К.Э. руками. Данное обстоятельство правильно оценивалось судом в совокупности с показаниями Б.

Виновность Г. и Б. подтверждается и другими, имеющимися в деле, приведенными в приговоре доказательствами.

С учетом приведенных показаний Б. о наличии предварительного сговора, согласованных и совместных действий Б. и Г. по лишению К.Э. жизни, завладению его вещами и ценностями, по сокрытию его трупа, перегону его машины в г. Хабаровск и ее реализации, суд пришел к обоснованному выводу о наличии между Г. и Б. предварительного сговора на разбойное нападение и убийство К.Э. и участии каждого из них в выполнении объективной стороны этих преступлений.

Тщательно исследовав обстоятельства дела и правильно оценив все доказательства в их совокупности, суд пришел к обоснованному выводу о доказанности вины Г. и Б. в содеянном ими и верно квалифицировал действия каждого из них по п. "б" ч. 3 ст. 162 и п. п. "ж", "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ по указанным в приговоре признакам.

Наказание Г. и Б. назначено судом в соответствии с требованиями закона, соразмерно содеянному каждым из них, с учетом данных об их личности, влияния назначенного наказания на их исправление и всех конкретных обстоятельств дела.

Б. по п. "б" ч. 3 ст. 162 УК РФ назначено минимально возможное, установленное санкцией уголовного закона наказание, а по п. п. "ж", "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ - Б. и по п. "б" ч. 3 ст. 162 УК РФ - Г. назначено наказание, близкое к минимально возможному, предусмотренному санкциями уголовного закона.

Назначенное Б. и Г. наказание является справедливым, соразмерным содеянному самими ими и оснований к его смягчению не имеется.

Те обстоятельства, на которые Б. ссылается в жалобе, учтены судом при назначении ему наказания.

Данное дело судом рассмотрено всесторонне, полно и объективно. Выводы суда, изложенные в приговоре, соответствуют имеющимся доказательствам, правильно оцененным судом, и надлежащим образом обоснованы, мотивированы.

Нарушений уголовно-процессуального законодательства, влекущих отмену или изменение приговора, из материалов дела не усматривается.

На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 332, 339 УПК РСФСР, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Амурского областного суда от 22 декабря 2000 года в отношении Г. и Б. оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.

 

Председательствующий

С.А.РАЗУМОВ

 

Судьи

В.С.КОННОВ

Б.М.САМАРИН

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"