||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 6 февраля 2002 г. N 78-о02-6

 

председательствующий: Нечаева О.Ю.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего - Лутова В.Н.

судей - Ворожцова С.А. и Похил А.И.

рассмотрела в судебном заседании 6 февраля 2002 года уголовное дело по кассационной жалобе потерпевшей З.В. на приговор Санкт-Петербургского городского суда от 2 октября 2001 года, которым -

Н., <...>, ранее судимый

21 марта 1997 года по ст. 148 ч. 2 УК РСФСР к 3 годам 5 месяцам лишения свободы;

6 октября 1998 года по ст. 213 ч. 1 УК РФ к 6 месяцам лишения свободы. Освобожден по отбытию срока наказания 13 октября 1998 года.

Осужден по ст. 116 УК РФ к 6 месяцам исправительных работе удержанием 20% заработка в доход государства.

На основании п. 6 Постановления Государственной Думы Федерального Собрания РФ "Об объявлении амнистии в связи с 55-летием Победы в Великой Отечественной войне" от 26 мая 2000 года Н. от назначенного наказания освобожден.

Заслушав доклад судьи Ворожцова С.А., заключение прокурора Шинелевой Т.Н., поддержавшей доводы жалобы и просившей отменить приговор, судебная коллегия

 

установила:

 

Н. признан виновным и осужден за то, что совершил нанесение побоев и иных насильственных действий, причинивших физическую боль, но не повлекших последствий, указанных в ст. 115 УК РФ.

Преступление осужденным совершено 25 января 1999 года в городе Санкт-Петербурге при обстоятельствах, подробно изложенных в приговоре.

Вину в совершении преступления Н. признал приговор не обжаловал.

Приговор обжалован потерпевшей З., которая не соглашаясь с переквалификацией действий Н. со ст. 30 ч. 1, 131 ч. 3 п. "а" УК РФ на ст. 116 УК РФ, просит приговор отменить и передать дело на новое судебное рассмотрение.

Обосновывая такую просьбу потерпевшая в жалобе указывает, что выводы суда, изложенные в приговоре не соответствуют фактическим обстоятельствам дела. Суд необоснованно отверг те доказательства, которые подтверждали факт покушения Н. на изнасилование.

В жалобе подробно анализируются показания свидетелей С., Щ., Б., К. и делается вывод о том, что показаниями данных свидетелей подтверждены показания ее дочери о том, что ее пытались изнасиловать, избивали и что опасаясь изнасилования она выбросилась из окна. Эти действия ее дочери были вынужденными, угроза была реальной. Каких-либо значительных расхождений в объяснениях ее дочери не имеется.

По мнению потерпевшей эти показания опровергают позицию Н. о том, что он не пытался изнасиловать ее дочь.

Заключением судебно-медицинской экспертизы установлено, что механизм не менее 8 телесных повреждений не связан с падением.

В жалобе указывается, что смерть ее дочери находится в прямой причинной связи с действиями Н., и полагает, что юридическая оценка действиям осужденного судом определена неправильно.

Изучив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, судебная коллегия находит приговор в отношении Н. законным и обоснованным.

Н. признавая вину в совершении преступления показал, что действительно во время ссоры ударил одни раз по лицу З. и толкнул ее на диван.

Заключением судебно медицинской экспертизы среди многочисленных телесных повреждений у З. обнаружена ссадина левого угла рта. Данное повреждение не повлекло кратковременного расстройства здоровья и могло быть причинено предметом с ограниченной травмирующей поверхностью и могла образоваться при ударе рукой.

Юридическая оценка содеянного Н. в этой части обвинения определена судом правильно.

Органами предварительного следствия Н. обвинялся в совершении покушения на изнасилование З., повлекшей по неосторожности смерть потерпевшей.

Суд проверив данное обвинение, пришел к выводу, что оно не подтверждено собранными по делу и проверенными в судебном заседании доказательствами.

Сам Н. как на предварительном следствии так и в суде показывал, в тот день, когда они находились в гостинице, около 20 часов они решили закрыть номера и разойтись, поскольку времени было много и пора было сдавать ключи, о чем сообщили З. Однако З., не хотела уходить из номера К.О. пошел в номер 419, чтобы предупредить С. и У. о том, что собираются уходить. В это время, когда они находились с З. вдвоем, З. стала спрашивать его о том, чем занимается С. в номере с У., на что он (Н.) предложил ей сходить и посмотреть, в ответ З. стала хамить ему и говорить, что так неинтересно, а лучше бы посмотреть через окно. Он (Н.) попытался успокоить З., а затем направился к выходу из номера, чтобы сказать С. У. и К. о необходимости освободить номера, в это время З. неожиданно нанесла ему удар бутылкой из-под пива по голове, бутылка не разбилась. Разозленный на З., он (Н.) отобрал у нее бутылку, ударил ладонью по щеке и толкнул на диван, после чего вышел из номера. В коридорчике увидел К. которому рассказал о том, что З. ударила его бутылкой. Придя в номер 419, где находились С. и У., он (Н.) сказал им, что пора уходить, поскольку подруга С. - то есть З. сумасшедшая. Когда ом (Н.) вернулся в номер 421, то З. в номере не было, створки окна были открыты, выглянув в окно, он увидел З., которая стояла на карнизе возле третьего окна по отношению к данному окну. Он крикнул ей, что она может упасть, а затем побежал в номер 419, где стал кричать, чтобы ребята открыли окно, поскольку на карнизе З., которая может упасть вниз и хотел бежать за ключами от других номеров, но кто-то из ребят сказал, что З. упала вниз. С этажей он пытался вызвать "Скорую помощь", но сделать ему это не удалось, поскольку у него не было таксофонной карты. К З., которая лежала на тротуаре он подходить не стал, а поехал домой. Изнасиловать З. он не пытался, как она вышла на карниз и упала с него он не видел. Двери номеров постоянно были открыты.

Свидетель К.О. подтвердил обстоятельства, сообщенные Н. В том числе показал, что видел Н. державшегося рукой за голову, и тот пояснял, что З. ударила его бутылкой по голове. На руке у Н. была кровь.

Как свидетель К.О., так и свидетель У. подтвердили, что каких-либо криков из номера, где находились Н. и З., слышно не было, двери номеров были открыты.

Суд проверил в суде показания свидетеля С., которая показывала, что З. просила о помощи из номера и говорила, что ее хотят избить и изнасиловать и о том, что дверь в тот номер была закрыта и сделал обоснованный вывод о недостоверности этих показаний, поскольку они не были подтверждены другими доказательствами, и опровергнуты другими доказательствами.

О том, что криков из номера, где были Н. и З. были вдвоем не было слышно и что двери не были заперты, показания С. опровергли свидетели У., К.О., Л.

Показания С. о том, что Н. был в номере, когда З. вышла через окно на карниз, опровергнуты в приговоре показаниями Н., свидетелей К.О., У., Щ. и К. Последние показали, что З. им рассказала, что она выбросилась из окна в то время, когда лица, которое ее хотело изнасиловать, в номере не было. Данное обстоятельство в суде подтвердил и свидетель Б., которому З. подтвердила указанные обстоятельства.

Кроме того, показания С. опровергнуты также протоколом осмотра места происшествия, согласно которого в 4 метрах относительно окна номера 421 из которого вышла З., у водосточной трубы на снегу имеются пятна крови. Данное место является местом падения З., из чего следует, что З. открыла самостоятельно окно, вышла на карниз, расположенный на расстоянии не менее 60 см от уровня подоконника и пошла по направлению к окнам номера 419, где сорвалась и упала на асфальт.

Суд сделал правильный вывод о том, что полностью подтверждает показания свидетеля У. о том, что он видел в окне номера 419 часть руки и одежды З., подсудимого Н. указавшего место, где стояла на карнизе З., а именно возле окна номера 419, свидетеля К.О. о том, что когда Н. зашел в номер 419, то в номере 421 хлопнула рама, чему он не придал значения, а затем Н. вышел из номера 419 зашел в 421, а выбежав оттуда крикнул, что З. на карнизе и ее нужно ловить, забежав в номер 419 он (К.О.) увидел, что З. лежит на асфальте.

Оснований не доверять показаниям свидетелей У. и К.О. у суда не имеется, несмотря на то, что они являются знакомыми подсудимого Н., поскольку их показания полностью соответствуют друг другу, последовательны и непротиворечивы, подтверждаются всей совокупностью собранных и проверенных судом доказательств. После произошедшего 25 января 1999 года У. был задержан в качестве подозреваемого по данному делу и дал аналогичные показания, а вскоре был арестован по другому уголовному делу, осужден и отбывал наказание в Саратовской области, откуда был этапирован в суд, свидетель К.О. был арестован по другому уголовному делу и содержался под стражей и доставлен из изолятора в судебное заседание. что исключает возможность общения свидетелей с подсудимым Н. и в деталях согласовать позиции.

Н., как в ходе предварительного следствия, так и в судебном заседании показывал, что З. нанесла ему удар бутылкой по голове, в результате чего у него потекла кровь. Данное обстоятельство полностью подтвердил и свидетель К.О. При осмотре места происшествия на полу и подоконнике была обнаружена кровь, согласно заключению биологической экспертизы кровь обнаруженная в номере 421 могла произойти как от Н., так и З.

Учитывая, что ни в ходе предварительного следствия ни в судебном заседании не было добыто доказательств бесспорно свидетельствующих о том, что в результате действий Н. З., были причинены такие телесные повреждения которые сопровождались бы кровотечением, то трактуя все сомнения в пользу подсудимого, суд правильно отметил в приговоре, доверяет его показаниям и считает их правдивыми, полагая, что кровь обнаруженная в номере 421 могла принадлежать ему.

Проверялись судом причины получения потерпевшей телесных повреждений и судом сделан правильный вывод о том, что смерть потерпевшей наступила в результате падения.

Согласно заключения дополнительной судебно-медицинской экспертизы проведенной в судебном заседании, повреждения на лице З., в области ее половых органов, в правой паховой области и на передней поверхности правого бедра в верхней трети не соответствуют механизму их образования в результате прямого падения.

Вместе с тем, указанные телесные повреждения могли образоваться в результате последовательного (ступенчатого) падения, то есть когда тело при падении ударяется о предметы расположенные на различной высоте.

Таким образом, достоверно высказаться о травмирующей поверхности предмета, причинившего данные телесные повреждения, не представляется возможным, они могли быть причинены как от действия рук, так и при падении с высоты. Установление данного обстоятельства при помощи проведения следственного эксперимента не представляется возможным в связи с отсутствием данных о том, каким образом, в каком положении падала З. с карниза и оно является невосполнимым.

Согласно заключения судебно-криминалистической экспертизы от 29 марта 1999 года механические повреждения брюк и ремня (разрывов ткани и швов брюк, разрыва застегнутого на поясе брюк ремня) не исключают возможность их образования при падении потерпевшей З. на твердую поверхность с большой высоты.

Анализируя все вышеперечисленные заключения судебно-медицинских экспертиз в совокупности с заключением судебно-криминалистической экспертизы по одежде З. суд пришел к обоснованному выводу о том, что установленные телесные повреждения у потерпевшей З. могли произойти при падении ее с высоты. Никаких повреждений указывающих на то, что Н. пытался ее изнасиловать, и применил для реализации указанной цели какое-либо насилие не имеется, разрывы на одежде З. также произошли при падении ее с высоты.

Таким образом, вмененные органами предварительного следствия подсудимому Н. нанесение не менее 8 ударов кулаками по голове, туловищу, по верхним и нижним конечностям потерпевшей З., причинивших телесные повреждения на лице, в паховой области, на передней поверхности бедра, предплечий и кисти, не нашли подтверждения в ходе судебного заседания, а напротив, опровергаются заключением судебно-медицинской экспертизы в судебном заседании.

Следует признать правильным вывод суда о том, что при таких обстоятельствах никаких доказательств, бесспорно свидетельствующих об умысле подсудимого Н. на изнасилование З. и совершение каких либо действий для реализации намеченного, в том числе и вмененного органами предварительного следствия насилия, ни в ходе предварительного следствия, ни в судебном заседании добыто не было.

Правильным признает коллегия вывод суда о том, что показания С., которые опровергаются совокупностью собранных и проверенных судом доказательств не могут быть положены в основу обвинения, все возможности для сбора доказательств судом исчерпаны.

Поэтому, трактуя все сомнения в пользу подсудимого, суд пришел к обоснованному выводу о том, что доверяет его показаниям и считает их правдивыми.

Таким образом, судебная коллегия, учитывая изложенное, находит доводы кассационной жалобы потерпевшей несостоятельными.

Учитывая изложенное, руководствуясь ст. ст. 332, 339 УПК РСФСР, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Санкт-Петербургского городского суда от 2 октября 2001 года в отношении Н. оставить без изменения, а кассационную жалобу - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"