||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 6 февраля 2002 г. N 19-кпо01-123

 

Предс.: Сысоев Г.Н.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации

в составе председательствующего Кочина В.В.

судей: Шишлянникова В.Ф. и Анохина В.Д.

рассмотрела в судебном заседании 6 февраля 2002 года дело по кассационным жалобам осужденного Д. и адвоката Евенко Н.В., на приговор Ставропольского краевого суда от 1 октября 2001 года, которым

Д., <...>, ранее не судимый,

осужден по ст. 105 ч. 2 п. п. "в", "и", "ж" УК РФ к лишению свободы сроком на 11 лет с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

Заслушав доклад судьи Шишлянникова В.Ф., объяснения осужденного Д., поддержавшего доводы кассационной жалобы об отмене приговора, заключение прокурора Крюковой Н.С., полагавшей исключить осуждение по п. "в" ч. 2 ст. 105 УК РФ, а в остальном приговор оставить без изменения, судебная коллегия,

 

установила:

 

Д. признан виновным в совершении группой лиц умышленного убийства из хулиганских побуждений М., заведомо для виновных находившегося в беспомощном состоянии.

Преступление совершено 4 августа 2000 года в г. Грозном при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В судебном заседании Д. виновным себя в убийстве М. не признал.

В кассационной жалобе Д., оспаривая обоснованность осуждения, указывает на то, что не совершал инкриминируемого преступления, родственники потерпевшего оговорили его, суд не выполнил требования ст. 314 УПК РСФСР, не устранил имеющиеся в деле противоречия, не обеспечил явку свидетелей в судебное заседание, не учел, что во время предварительного следствия на него оказывалось физическое воздействие.

В дополнительной жалобе осужденный приводит аналогичные доводы, также указывая на то, что во время предварительного следствия на него оказывалось физическое воздействие, что его адвокат был в сговоре с сотрудниками, проводившими дознание и по совету адвоката он подписал все следственные документы, не читая их, при проведении экспертиз не были выполнены требования ст. 185 УПК РСФСР, судебное разбирательство проведено с обвинительным уклоном, с нарушением его прав, без свидетелей, утверждает, что потерпевшего М. он не знает и не видел, кирпичная пыль и кровь на его теле образовались в процессе драки с Г., просит принять во внимание показания свидетеля Д.П., подтверждающие его невиновность, объективно разобраться в деле, учесть состояние его здоровья, семейное положение, что он ранее не совершал правонарушений.

Адвокат Евенко Н.В., оспаривая приговор, считает его необоснованным, постановленным на признательных показаниях осужденного, которые он дал на предварительном следствии в результате применения к нему недозволенных методов расследования, свидетельские показания, на которые суд ссылается в приговоре и заключения экспертиз не подтверждают вину ее подзащитного в инкриминируемом преступлении, объективных доказательств вины Д. в материалах дела нет, просит отменить приговор и дело производством прекратить.

Изучив материалы дела, проверив и обсудив доводы кассационных жалоб, судебная коллегия находит, что Д. за умышленное убийство М., совершенное группой лиц совместно с лицом, в отношении которого уголовное дело выделено в отдельное производство, осужден правильно.

Вопреки доводам жалоб, выводы суда о виновности осужденного Д. в совершении вышеназванного преступления при обстоятельствах, указанных в описательной части приговора, соответствуют фактическим данным и основаны на доказательствах, всесторонне, полно и объективно исследованных в судебном заседании.

Так, из показаний осужденного Д., которые он давал на предварительном следствии, полностью признавая вину в совершении убийства М., следует, что днем 4 августа 2000 года он вместе с Г. в кафе возле консервного завода в г. Грозном распили 2 бутылки водки и 200 граммов спирта, после чего около 19 часов пришли на футбольное поле школы N 15, где сидели и разговаривали. В это время мимо них проходил М. Г. указал на него рукой и сказал, что он "стукач" и "козел", предложив ему избить М. Он согласился и вместе с Г. они подошли к М. и стали избивать его, нанося удары кулаками и ногами по различным частям туловища и головы. Во время избиения М., Г. накинул ему на шею шнур от электроприбора и стал его душить, а он (Д.) взял с земли кирпич и ударил им М. в левую сторону лобной части головы, отчего тот упал на землю. Затем он нанес лежащему на земле потерпевшему еще несколько ударов кирпичом по голове, пока тот не перестал кричать и хрипеть. После этого они с Г. убежали с места преступления (т. 1 л.д. 40, 135 - 136, 159 - 160, 180 - 181).

Доводы жалоб осужденного и его адвоката о том, что показания на предварительном следствии он дал в результате применения к нему недозволенных методов расследования, являются несостоятельными, они проверялись прокуратурой, но не нашли своего подтверждения.

Как видно из материалов дела, признательные показания Д. давал и на очной ставке с Г. (т. 1 л.д. 144 - 145), а также в присутствии своего адвоката (т. 1 л.д. 180 - 181), что исключало возможность применения к нему недозволенных методов воздействия.

Кроме того, помимо собственного признания вины осужденным на предварительном следствии, его вина в умышленном убийстве М. подтверждается совокупностью других доказательств.

Согласно заключению судебно-медицинской экспертизы, смерть потерпевшего М. наступила в результате перелома костей свода и основания черепа. На трупе также обнаружены повреждения в виде вдавленного перелома лобной области, перелома верхней челюсти, ушибленной раны головы и верхней губы. Данные телесные повреждения причинены твердым тупым предметом с неровной контактирующей поверхностью (л.д. 66 - 67).

Согласно протоколу осмотра места происшествия, на футбольном поле школы N 15 обнаружен кирпич со следами вещества, похожего на кровь (л.д. 4 - 5).

Из протокола выемки видно, что у Д. была изъята рубашка, в которой он был одет 4 августа 2000 года, со следами пятен бурого цвета, похожими на кровь (л.д. 16 - 18).

Согласно заключению физико-технической экспертизы, на рубашке Д. имеются следы крови в виде пятен пропитывания, брызг и помарок. Пятна пропитывания и помарки крови могли образоваться от контакта ткани рубашки с окровавленной поверхностью. Брызги крови могли образоваться при ударах тупым твердым предметом по окровавленной поверхности, возможно по голове (л.д. 49 - 51).

Согласно заключению судебно-биологической экспертизы N 464, на рубашке Д. и на кирпиче, изъятом с места происшествия, обнаружена кровь человека, которая могла произойти от потерпевшего М. (л.д. 58 - 63).

Из заключения криминалистической экспертизы следует, что в содержимом подногтевых пластинок Д. найдены химические соединения, идентичные найденным минерализаторе изъятого с места происшествия кирпича (л.д. 55 - 56).

При наличии таких данных, дав оценку вышеперечисленным и другим исследованным в судебном заседании доказательствам, анализ которых подробно приведен в приговоре, суд, вопреки доводам жалоб осужденного и его адвоката, обоснованно признал доказанной вину Д. в умышленном убийстве М., совершенном группой лиц, совместно с лицом, в отношении которого уголовное дело выделено в отдельное производство.

Психическое состояние Д. судом проверялось и он обоснованно признан вменяемым, что соответствует выводам, проведенной в отношении него на предварительном следствии амбулаторной судебно-психиатрической экспертизы (л.д. 129 - 130).

Существенных нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену приговора, по делу не установлено.

Доводы жалобы осужденного о несвоевременном ознакомлении его с постановлениями о назначении экспертиз, не могут служить основанием для отмены приговора, поскольку будучи все-таки ознакомленным с постановлениями о назначении экспертиз, а также с заключениями экспертиз, Д. никаких ходатайств и дополнений не заявлял и был согласен с выводами экспертов.

При таких обстоятельствах нет оснований считать, что при производстве экспертиз были допущены существенные нарушения закона, которые могли повлиять на полноту, всесторонность и объективность исследования материалов дела.

Не может служить основанием к отмене приговора и то обстоятельство, что в судебном заседании не были допрошены свидетели.

Как видно из материалов дела (л.д. 253 - 254) суд принимал все необходимые меры, направленные на обеспечение явки в судебное заседание представителя потерпевшего и свидетелей, однако обеспечить их явку в судебное заседание не представилось возможным, по причине сложной военно-политической обстановки в Чеченской Республике, на территории которой они проживают.

После обсуждения с участниками процесса вопроса о возможности рассмотрения дела в отсутствие представителя потерпевшего и свидетелей, суд с согласия сторон, принял решение о рассмотрении дела в отсутствие неявившихся лиц и исследовал их показания в соответствии с требованиями ст. 286 УПК РСФСР.

При таких обстоятельствах доводы жалобы осужденного по данному поводу также следует признать несостоятельными.

Вместе с тем приговор подлежит изменению по следующим основаниям.

По смыслу закона (ст. 314 УПК РСФСР), в приговоре необходимо мотивировать выводы суда относительно квалификации преступления по той или иной статье уголовного закона, его части либо пункту.

Однако эти требования не были выполнены судом при квалификации содеянного осужденным по п. "в" ч. 2 ст. 105 УК РФ.

Между тем, согласно закону, по п. "в" ч. 2 ст. 105 УК РФ (убийство лица, заведомо для виновного находящегося в беспомощном состоянии) надлежит квалифицировать умышленное причинение смерти потерпевшему, неспособному в силу физического или психического состояния защитить себя, оказать активное сопротивление виновному, когда последний, совершая убийство, сознает это обстоятельство. К лицам, находящимся в беспомощном состоянии, могут быть отнесены, в частности, тяжелобольные и престарелые, малолетние дети, лица, страдающие психическими расстройствами, лишающими их способности правильно воспринимать происходящее.

Однако таких обстоятельств по делу не установлено и в приговоре на них ссылки не делается.

С учетом изложенного, судебная коллегия считает необходимым исключить осуждение Д. по п. "в" ч. 2 ст. 105 УК РФ.

Что касается квалификации действий осужденного по п. п. "и", "ж" ч. 2 ст. 105 УК РФ (умышленное убийство, совершенное из хулиганских побуждений, группой лиц,), то с учетом собранных по делу доказательств, такая квалификация является обоснованной.

Наказание Д. назначено в соответствии с законом, с учетом степени общественной опасности совершенного преступления, данных о личности виновного и всех обстоятельств дела, в том числе и тех, на которые осужденный указывает в кассационной жалобе, оно соразмерно содеянному и является справедливым, поэтому, несмотря на исключение квалифицирующего признака, смягчению не подлежит.

Исходя из изложенного и руководствуясь ст. ст. 332, 339, 351 УПК РСФСР судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Ставропольского краевого суда от 1 октября 2001 года в отношении Д. изменить, исключать осуждение по п. "в" ч. 2 ст. 105 УК РФ.

Считать Д. осужденным по ст. 105 ч. 2 п. п. "и", "ж" УК РФ к лишению свободы сроком на 11 лет с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

В остальном приговор оставить без изменения, а кассационные жалобы, - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"