||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 6 февраля 2002 г. N 19/1-кпо01-124

 

Предс.: Задорнева Н.П.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации

в составе председательствующего Кочина В.В.

судей: Шишлянникова В.Ф. и Анохина В.Д.

рассмотрела в судебном заседании 6 февраля 2002 года дело по кассационным жалобам осужденного Т. и адвоката Колоколова И.В. на приговор Ставропольского краевого суда от 6 сентября 2001 года, которым

Т., <...>, ранее не судимый,

осужден по ст. 105 ч. 2 п. "а" УК РФ к лишению свободы сроком на 18 лет с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

Заслушав доклад судьи Шишлянникова В.Ф., объяснения осужденного Т., поддержавшего доводы кассационных жалоб об отмене приговора, заключение прокурора Крюковой Н.С., полагавшей оставить приговор без изменения, судебная коллегия,

 

установила:

 

Т. признан виновным в умышленном убийстве двух лиц: Л. и М., совершенном 11 апреля 2001 года в с. Краснокумское Георгиевского района Ставропольского края при обстоятельствах, указанных в приговоре.

В судебном заседании Т. признал себя виновным лишь в убийстве Л. причем в состоянии сильного душевного волнения.

В кассационных жалобах:

осужденный Т., оспаривая приговор, указывает, что в ноябре 1999 года Л. и Х. убили его сына, однако не были арестованы за содеянное, судебное разбирательство в отношении их затягивалось, он жаловался на волокиту в прокуратуру, Л. и Х. в ответ на это высказывали ему угрозы, а 11 апреля 2001 года Л. избил его и угрожал убийством. От обиды и безысходности, находясь в взволнованном состоянии, он взял дома ружье пришел к дому Л. и произвел один выстрел в Л. Что было дальше помнит плохо. На второй день в милиции узнал, что убил Л. и его друга М., не согласен с выводами суда о наличии у него умысла на убийство двух лиц, утверждает, что не осознавал своих действий так как находился в состоянии сильного душевного волнения, считает, что судебное разбирательство проведено поверхностно, суд не разобрался в деле, не допросил всех свидетелей, не истребовал характеристику с места работы, назначил чрезмерно суровое наказание, просит отменить приговор и направить дело на новое рассмотрение или дополнительное расследование.

Адвокат Колоколов И.В., в защиту осужденного, оспаривая приговор, считает его необоснованным, а выводы суда не соответствующими фактическим обстоятельствам дела и собранным доказательствам, которые оценены судом односторонне и необъективно, считает, что у его подзащитного не было умысла на убийство двух лиц, преступление совершено осужденным в состоянии внезапно возникшего сильного душевного волнения, вызванного длительной психотравмирующей ситуацией, связанной с гибелью его сына и безнаказанностью убийц. Суд не принял во внимание этих обстоятельств и необоснованно пришел к выводу о виновности Т. в умышленном убийстве двух лиц, назначив осужденному чрезмерно суровое наказание, просит отменить приговор и направить дело на дополнительное расследование или изменить приговор и переквалифицировать действия осужденного на ст. 107 ч. 2 УК РФ.

Изучив материалы дела, проверив и обсудив доводы кассационных жалоб, судебная коллегия находит приговор законным и обоснованным.

Вопреки доводам жалоб, выводы суда о виновности осужденного в совершении умышленного убийства двух лиц (Л. и М.) при обстоятельствах, указанных в описательной части приговора, соответствуют фактическим данным и основаны на показаниях самого осужденного Т., потерпевшего Х., свидетелей П., П.Ю., Н., Н.А, П.И., П.О., Д., Т.В., данных протокола осмотра места происшествия, заключениях судебно-медицинских, баллистической, психолого-психиатрической экспертиз, других доказательствах, всесторонне, полно и объективно исследованных в судебном заседании.

Доводы жалоб осужденного и его адвоката, а также заключение психолога о том, что на момент выстрелов Т. находился в состоянии аффекта, опровергнуто судом в приговоре со ссылкой на доказательства, в том числе показания самого осужденного, которые он давал на предварительном следствии.

Так, при допросе в качестве обвиняемого от 18 апреля 2001 года Т. подтвердил ранее данные показания о том, что неоднократно встречался с Л., приходил к нему домой и требовал, чтобы тот признался в убийстве его сына. 11 апреля 2001 года в очередной раз пошел разбираться с Л., выследив его в бинокль. Подошел к калитке и сразу же выстрелил в него из ружья. Второй мужчина, которого он принял за Х., бросился к нему с обломком кирпича и он сразу же выстрелил в него. Убить Л. решил незадолго до 11 апреля 2001 года, для чего стал выслеживать его и ходить на речку с удочкой, ружьем и биноклем, наблюдая за домом Л. (т. 1 л.д. 67).

Аналогичные показания Т. дал и 13 апреля 2001 года при осмотре места происшествия с его участием. Показав место, где оставил ружье и рюкзак, Т. пояснил, что Л. решил убить потому, что считал его виновным в смерти своего сына. С этой целью около 19 часов пришел на берег реки и в бинокль стал наблюдать за домовладением Л. Около 21 часа увидел, что Л. с кем-то вышел во двор. Тогда он зарядил ружье и подошел к дому. Во дворе увидел Л. и какого-то мужчину, которого принял за Х. Сразу же выстрелил в Л. Второй мужчина бросился к нему и он сразу же выстрелил в него (т. 1 л.д. 52 - 53).

Дав оценку показаниям осужденного, в том числе и тем, которые были даны в судебном заседании, в совокупности с другими доказательствами, подробный анализ которых имеется в приговоре, суд правильно установил, что между потерпевшим Л. и осужденным Т. в день совершения преступления около 18 часов произошла ссора на почве неприязненных отношений, возникших задолго до этого по инициативе осужденного, который считал Л. виновным в гибели его сына и требовал от него признаться в убийстве. В ходе ссоры Л. нанес Т. удар кулаком в лицо, отчего осужденный получил кровоподтек на лице, повлекший за собой легкий вред здоровью, что подтверждается заключением судебно-медицинской экспертизы (т. 1 л.д. 30) и пригрозил, что разделается с ним так же как и с его сыном. После этого осужденный расстроился, не заходя в дом, зашел в палисадник, где плакал, вспоминал как в больнице ухаживал за сыном, обстоятельства его гибели. Примерно в 19 часов Т. решил убить Л. Для этого в сарае взял ружье и патроны, а также удочку, рюкзак и бинокль, пошел на речку, откуда видно дом N 18 по ул. Колхозной и в бинокль стал наблюдать за домом. Примерно в 20 часов 30 минут он увидел во дворе дома Л. и какого-то мужчину, подошел к калитке домовладения и выстрелил в Л. Второй мужчина находившийся рядом с Л., которым оказался М., схватил обломок кирпича и бросился к осужденному, но тот сразу же выстрелил в него, приняв М. за Х., которого также считал причастным к убийству сына.

Таким образом, из материалов дела видно, что волнение, которое имелось у осужденного, не возникло внезапно. С момента ссоры осужденного с Л., до убийства потерпевших прошло более двух часов.

Действия осужденного, как об этом правильно указано в приговоре, были продуманными и целенаправленными и носили характер мести за сына, в смерти которого он считал виновными Л. и Х.

При таких обстоятельствах, тщательно проанализировав все собранные по делу доказательства, суд обоснованно пришел к выводу о том, что Т., совершая убийство двух лиц, не находился в состоянии аффекта, а действовал целенаправленно из мести за нанесенные ему побои Л. и оскорбления, а также за сына, погибшего в декабре 1999 года.

Данный вывод суда в приговоре обоснован и подробно мотивирован (л.д. 9 - 10 приговора).

У судебной коллегии нет оснований подвергать сомнению правильность этого вывода суда.

Юридическая квалификация действий осужденного Т. по ст. 105 ч. 2 п. "а" УК РФ дана судом правильно.

Психическое состояние осужденного проверялось и он обоснованно признан вменяемым, что соответствует заключению амбулаторной комплексной психолого-психиатрической экспертизы.

Наказание осужденному назначено в соответствии с законом, с учетом характера степени общественной опасности совершенного преступления, данных о личности виновного и всех обстоятельств дела, оно соразмерно содеянному и является справедливым, оснований для его смягчения судебная коллегия не усматривает.

Нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену или изменение приговора, по делу не установлено.

Исходя из изложенного и руководствуясь ст. ст. 332, 339, 351 УПК РСФСР судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Ставропольского краевого суда от 6 сентября 2001 года в отношении Т. оставить без изменения, а кассационные жалобы, - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"