||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 6 февраля 2002 г. N 53-о02-1

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ в составе

Председательствующего - Гусева А.Ф.

судей - Дубровина Е.В., Чакар Р.С.

рассмотрела в судебном заседании от 6 февраля 2002 года частный протест государственного обвинителя по делу на определение Красноярского краевого суда от 27 ноября 2001 года, которым уголовное дело в отношении Ч., обвиняемого по ст. 30 ч. 1, ст. 33 ч. 3, ч. 4, ч. 5, ст. 105 ч. 2 п. "з" УК РФ, направлено для дополнительного расследования.

Заслушав доклад судьи Гусева А.Ф. по обстоятельствам дела и доводам частного протеста, прокурора М.В. Шаруеву, не поддержавшей частный протест, судебная коллегия

 

установила:

 

органами предварительного следствия Ч. обвиняется в совершении соучастия в форме организации, подстрекательства и пособничества в приготовлении к убийству из корыстных побуждений, при следующих обстоятельствах.

Весной 2000 года Ч. и Ф. решил поставить на продажу в США льняные ткани. По совместной договоренности Ф., являясь вице-президентом фирмы "Эйвенант Корпорейшн", расположенной по адресу: США, 34953 Флорида, порт Сент Люси, Сан-Антонио авеню, 1250, должен был оплатить купленную льняную ткань, а Ч. должен был заняться ее реализацией в США. Во исполнение договоренности Ф. в марте и мае 2000 года приобрел на комбинате города Великие Луки два контейнера льняной ткани стоимостью 35.214,77 долларов и стоимостью в 29.198,35 долларов, 6 ноября 2000 года в компании "Ларелини" в Латвии приобрел третий контейнер с льняной тканью стоимостью в 33.447,77 долларов. Вышеуказанные контейнеры были доставлены в США в дом, зарегистрированный на Ч. по адресу: США, 74125, Техас, Плано, проезд Блэк Сейдж, 2717.

В 2000 году и в начале 2001 года Ч. реализовал часть льняных тканей на сумму в 4.150 долларов, перечислив эту сумму на счет фирмы "Эйвенант Корпорейшн".

В начале марта 2001 года у Ч. из корыстных побуждений, с целью присвоения оставшейся льняной ткани, от продажи которой он получил бы материальную выгоду, возник умысел на организацию убийства Ф. по найму. С этой целью Ч. предпринял действия по его приготовлению, а именно: в начале марта 2001 года днем он встретился в офисе фирмы "Сибаудит-инициатива", расположенной по улице Железнодорожников, 17 г. Красноярска, где он был управляющим, со своим знакомым С., которому он должен был выплатить деньги за совместную экономическую деятельность в 1997 году и, создавая у С. материальную заинтересованность в совершении преступления, рассказал ему, что Ф. должен деньги Д., проживающему в США, а Д. должен деньги ему, Ч. В связи с этим, якобы, между ним, Д. и Ф. была договоренность, что Ф., минуя Д., передаст ему, Ч., 27.000 долларов. При этом Ч. сказал, что из этих денег он смог бы рассчитаться с С. Но Ф. отказался выплатить указанную сумму, поэтому, если Ф. убить, он, Ч. сможет получить деньги от совместной экономической деятельности с Ф. в США.

Вечером того же дня Ч., создавая условия для совершения убийства Ф., отвез и показал С. дом, где проживал Ф. Объяснил, где, в каком подъезде находится квартира Ф. и подземный гараж, где Ф. ставит автомашину. На следующий день, в начале марта 2001 года, Ч., продолжая организацию убийства, вечером встретился с С. в своей квартире, и, продолжая реализовывать своей умысел на подстрекательство к убийству из корыстных побуждений, по найму, предложил С. подыскать лицо, которое за материальное вознаграждение согласится совершить убийство Ф. за 5000 долларов. С. за услугу Ч. обещал купить двухкомнатную квартиру. С., руководствуясь желанием получить деньги, обещанные ему Ч. за совместную экономическую деятельность в 1997 года, но не имея умысла на убийство, согласился с предложением Ч., а в последующем сообщил о готовящемся преступлении в правоохранительные органы, о чем Ч. в известность не поставил.

В тот же день Ч., продолжая реализовывать свой умысел на пособничество в совершении убийства Ф., рассказал С., что Ф. уходит на работу около 8 - 9 часов утра и возвращается около 21 - 22 часов, ездит на джипе "Сурор". На следующий день, в начале марта 2001 года, Ч., продолжая реализовывать свой умысел на пособничество в убийстве, приехал к дому N 3 по улице Воронова, где передал С. деньги в сумме 500 долларов на приобретение оружия для лица, которое согласится на совершение убийства.

7 - 8 марта 2001 года Ч., руководя процессом подготовки убийства, позвонил С. и сообщил, что Ф. улетел в США. 20 марта 2001 года Ч. вновь позвонил С. и сообщил, что Ф. возвратился, требуя совершения убийства в кратчайшие сроки.

С 20 по 23 марта 2001 года между С. и Ч. по инициативе последнего, продолжавшего организацию убийства Ф. из корыстных побуждений по найму, и полагавшего, что С. подыскал исполнителя убийства, происходили встречи. В ходе этих встреч Ч., продолжая реализацию своего умысла на пособничество в убийстве предоставлением необходимой информации: 20 марта 2001 года пообещал передать, 21 марта 2001 года передал С. для исполнителя убийства фотографию Ф., уточнил марку цвет автомашины Ф., обещал узнать номер автомашины, нарисовал возможные схемы нападения на Ф., с целью его убийства. В эти же встречи Ч. 23 марта 2001 года передал С. еще 500 долларов для исполнителя убийства, необходимые для подготовки убийства. Ч. обещал рассчитаться с исполнителем убийства в течение 24-х часов после его совершения, а затем определиться по срокам получения денег С. Руководя подготовкой убийства, Ч. во время встречи 22 марта 2001 года проинструктировал С. о том, что нужно объяснять другим лицам причины их встреч и об источниках появления у С., после убийства Ф., крупной суммы денег. 23 марта 2001 года Ч. предложил С. после совершенного убийства Ф. позвонить ему домой. Кроме того, С. и Ч. договорились, что об убийстве Ф. Ч. должен узнать как от С., так и от знакомых Ф.

Правоохранительными органами с целью предотвращения реального убийства и изобличения Ч., в соответствии со ст. ст. 6 и 8 Закона РФ "Об оперативной деятельности" был проведен оперативный эксперимент, в процессе которого средствам массовой информации и знакомым Ф. стало известно, о якобы, совершенном убийстве Ф. По мнению следственных органов, организация убийства Ф. из корыстных побуждений, по найму, а также пособничество и подстрекательство к данному убийству, не были доведены Ч. до конца по независящим от него обстоятельствам. Ч. виновным себя не признал.

По ходатайству обвиняемого Ч. и его адвокатов суд направил дело для дополнительного расследования.

В своем определении суд указал, что органами следствия в нарушение ст. 70 УПК РСФСР не подвергались всесторонней и объективной проверке доказательства по делу.

Доводы Ч. о том, что на аудиозаписи, полученной в результате оперативного эксперимента Ч. и С. ведут диалог о поездке в США, а не о приготовлении к убийству.

Эти доводы Ч. невозможно проверить без разрешения экспертным путем вопросов:

являются ли представленные СВ РУБОП ГРУВД Красноярского края аудио- и видеограммы оригиналом или копией, то какой - первой, второй и т.д.;

содержат ли фонограммы (видеофонограммы) непрерывную запись или она осуществлялась с остановками;

каков тип магнитофонной ленты использовался при изготовлении аудиозаписей;

использовалась ли для записи новая или ранее содержащая запись (какую) лента;

подвергались ли представленные фонограммы электроакустическому монтажу, имеются ли признаки иных изменений, привнесенных в процессе записи после ее окончания;

одновременно ли производилась запись звука и изображения на видеофонограмме;

изготовлены ли каждая из представленных фонограмм на одном или нескольких звукозаписывающих аппаратах.

Кроме того, в определении суда указано, что органы следствия в нарушение ст. 20, 68 УПК РСФСР не представили доказательств, подтверждающих мотив преступления.

В протесте государственный обвинитель по делу утверждает, что у суда не было оснований для направления дела для дополнительного расследования. В связи с чем автор протеста просит определение суда отменить и дело направить на новое судебное рассмотрение.

Проверив материалы дела, обсудив доводы, изложенные в протесте, а также обсудив доводы возражений на протест, судебная коллегия не находит оснований для удовлетворения протеста.

Как обоснованно указано в определении, в соответствии со ст. 70 УПК РСФСР, доказательства по делу подлежат тщательной, всесторонней и объективной проверке со стороны следственных органов.

Поэтому при дополнительном расследовании органам следствия необходимо выполнить указания суда, изложенные в определении. Принять все предусмотренные законом меры для всестороннего, полного и объективного исследования обстоятельств дела, выявить как уличающие, так и оправдывающие обвиняемого обстоятельства.

Руководствуясь ст. 331, ст. 339 УПК РСФСР, судебная коллегия

 

определила:

 

определение Красноярского краевого суда от 27 ноября 2001 года в отношении Ч. о направлении уголовного дела для дополнительного расследования оставить без изменения, протест - без удовлетворения.

Меру пресечения Ч. оставить прежнюю - содержание под стражей.

 

Председательствующий

ГУСЕВ А.Ф.

 

Судьи

ДУБРОВИН Е.В.

ЧАКАР Р.С.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"