||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 6 февраля 2002 г. N 53-о01-99

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ в составе

председательствующего - Гусева А.Ф.

судей - Дубровина Е.В., Чакар Р.С.

рассмотрела в судебном заседании от 6 февраля 2002 года дело по кассационным жалобам осужденных Д., Т., Б.А., В., адвоката Симановского А.А. на приговор Красноярского краевого суда от 25 мая 2001 года, по которому

Д. <...>, русский, женат, судим:

25 марта 1994 года по ст. 145 ч. 2 УК РСФСР с применением ст. 46-1 УК РСФСР на 2 года лишения свободы с отсрочкой исполнения приговора на 2 года;

19 октября 1991 года по ст. 146 ч. 2 п. п. "а", "б", "е" УК РСФСР с применением ст. 43, ст. 40 ч. 3 УК РСФСР на 4 года лишения свободы,

12 августа 1997 года освобожден условно-досрочно на 5 месяцев 18 дней, -

осужден по ст. 162 ч. 3 п. п. "а", "б" УК РФ на 13 лет лишения свободы с конфискацией имущества, по ст. 209 ч. 1 УК РФ на 15 лет лишения свободы с конфискацией имущества; и по совокупности преступлений, на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ, путем частичного сложения наказаний, окончательно Д. назначено наказание в 21 год лишения свободы в исправительной колонии особого режима с конфискацией имущества.

По ст. 222 ч. 3 УК РФ Д. оправдан за отсутствием состава преступлений;

Т. <...>, русский, женат, работал сторожем в ЦГВ г. Дивногорска, судим:

4 февраля 1991 года по ст. 144 ч. 2, ст. 146 ч. 2 п. "е", ст. 148 ч. 3, ст. 191-1 ч. 2, ст. 193 ч. 2, ст. 212-1 ч. 2 УК РСФСР на 13 лет лишения свободы, 10 сентября 1999 года освобожден условно-досрочно на 2 года 10 месяцев 2 дня, -

осужден: по ст. 162 ч. 3 п. п. "а", "б" УК РФ на 14 лет лишения свободы с конфискацией имущества, по ст. 209 ч. 1 УК РФ на 15 лет лишения свободы с конфискацией имущества; и по совокупности преступлений на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ, путем частичного сложения наказаний, назначено Т. наказание в 21 год лишения свободы с конфискацией имущества. На основании ст. 70 ч. 1 УК РФ к назначенному наказанию частично присоединено не отбытое наказание по приговору от 4 февраля 1991 года и окончательно Т. назначено наказание в 22 года лишения свободы в исправительной колонии особого режима с конфискацией имущества;

Б.А. <...>, русский, холост, работал экспедитором в столовой "Городской", судим:

21 июня 1994 года по ст. 144 ч. 3, ст. 145 ч. 2 УК РСФСР с применением ст. 46-1 УК РСФСР на 2 года лишения свободы с отсрочкой исполнения приговора на 2 года;

21 апреля 1995 года по ст. 144 ч. 2 УК РСФСР на 3 года лишения свободы, 14 декабря 1995 года освобожден условно-досрочно на один год 10 месяцев 12 дней;

29 апреля 1997 года по ст. 158 ч. 3 п. "в" УК РФ с применением ст. 64, ст. 70 УК РФ на 2 года 6 месяцев лишения свободы, 9 сентября 1999 года наказание отбыл, -

осужден по ст. 105 ч. 2 п. "з" УК РФ на 19 лет лишения свободы, по ст. 162 ч. 3 п. п. "б", "г" УК РФ на 14 лет лишения свободы с конфискацией имущества; и по совокупности, на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ, путем частичного сложения наказаний, окончательно Б.А. назначено наказание в 22 года лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с конфискацией имущества.

По ст. 209 ч. 2, ст. 222 ч. 3 УК РФ Б.А. оправдан за отсутствием состава преступлений;

В. <...>, русский, холост, судим 19 января 2000 года по ст. 158 ч. 2 п. п. "б", "в", "г" УК РФ на 4 года лишения свободы, -

осужден по ст. 162 ч. 2 п. п. "а", "в", "г" УК РФ на 10 лет лишения свободы с конфискацией имущества, по ст. 222 ч. 1 УК РФ на 2 года лишения свободы; и по совокупности преступлений, на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ, путем частичного сложения наказаний В. назначено наказание в 11 лет лишения свободы с конфискацией имущества. На основании ст. 69 ч. 5 УК РФ к назначенному наказанию частично присоединено наказание по приговору от 19 января 2000 года и окончательно В. назначено наказание в 11 лет 3 месяца лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с конфискацией имущества.

По ст. 209 ч. 2 УК РФ В. оправдан за отсутствием состава преступления.

Заслушав: доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации А.Ф. Гусева по обстоятельствам дела и доводам кассационных жалоб, выступление адвоката Симановского А.А. в защиту Д. по доводам кассационных жалоб, заключение прокурора Асанова В.И., полагавшего приговор оставить без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

осуждены:

Д. - за разбой, совершенный организованной группой, в целях завладения имуществом в крупном размере; за создание устойчивой вооруженной группы (банды) в целях нападения на граждан и руководство такой группой (бандой);

Т. - за разбой, совершенный организованной группой, в целях завладения имуществом в крупном размере; за создание устойчивой вооруженной группы (банды) в целях нападения на граждан;

Б.А. - за убийство, сопряженное с разбоем; за разбой в целях завладения имуществом в крупном размере, ранее два и более раза судимым за хищения;

В. - за разбой, совершенный группой лиц по предварительному сговору, с незаконным проникновением в жилище, с применением оружия; за незаконное ношение огнестрельного оружия.

Преступления совершены при обстоятельствах изложенных в приговоре краевого суда.

В судебном заседании Д. виновным себя не признал.

В кассационной жалобе Д. утверждает, что он осужден за преступления, которые не совершал. Приговор основан на показаниях Т. и А., которые оговорили его из-за неприязненных отношений к нему. У его семьи было хорошее материальное положение и совершать разбойные нападения и организовывать банду и руководить бандой у него не было нужды.

Д. просит приговор в отношении него отменить, уголовное преследование в отношении него прекратить.

Адвокат Симановский А.А. в кассационной жалобе в защиту Д. пишет, что выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам дела. Т. оговорил Д. Последний не видел огнестрельного оружия у Д., в связи с чем он не может нести ответственность за совершение вооруженных нападений. Не указал в приговоре мотив совершения Д. преступлений. Вывод суда о встречах, где Д. сообщает Т. данные о потерпевших Н. и М., и требовал от Т. замены В., считает адвокат, не основаны на доказательствах. Фактически все обвинение Д. основано на показаниях заинтересованных лиц.

Адвокат просит приговор в отношении Д. отменить, уголовное преследование в отношении Д. прекратить.

Т. в судебном заседании виновным себя признал частично.

В кассационной жалобе Т. пишет, что с осуждением его по ст. 162 ч. 3 п. п. "а", "б" УК РФ он полностью согласен, но не согласен с осуждением его по ст. 209 ч. 1 УК РФ, так как считает, что банды создано не было.

Далее Т. утверждает, что судом не приняты во внимание и не учтены мотивы совершенных с его участием разбойных нападений. Сильные материальные затруднения толкнули его на совершение преступлений.

Т. просит приговор изменить, исключить его осуждение по ст. 209 ч. 1 УК РФ, просит применить к нему ст. 64 УК РФ и назначить более мягкое наказание, и заменить режим содержания на строгий.

Б.А. в судебном заседании виновным себя признал частично.

В кассационной жалобе (основной и дополнительной) Б.А. утверждает, что убийство он совершил по неосторожности, прямого умысла на убийство у него не было. Суд недостаточно исследовал обстоятельства, при которых было совершено убийство. Он раскаивается в совершенных преступлениях, содействовал органам следствия в раскрытии преступлений, изобличении участников.

Б.А. просит приговор в отношении него изменить.

В. в судебном заседании виновным себя признал частично.

В кассационной жалобе В. утверждает, что показания на следствии он дал в результате применения недозволенных методов ведения следствия.

Он не совершал преступлений, за которые осужден.

В. просит приговор отменить и направить дело на новое рассмотрение.

Проверив материалы дела, обсудив доводы, изложенные в кассационных жалобах, а также обсудив возражения на кассационные жалобы, судебная коллегия находит приговор краевого суда законным и обоснованным.

Доводы осужденного Д. и адвоката Симановского А.А. в кассационных жалобах о том, что Д. в создании банды и ее руководстве участия не принимал, в разработке планов и распределении ролей при разбойных нападениях указаний не давал, не знал о наличии у Т. обреза; а также доводы Т. в кассационной жалобе о том, что он не участвовал в создании банды, - несостоятельны, поскольку опровергаются показаниями самих осужденных, как в ходе судебного разбирательства, так и в ходе предварительного расследования.

Так, из показаний осужденного Т. видно, что в ноябре 1999 года он изготовил обрез из охотничьего ружья 16-го калибра. С Д. он знаком по совместному отбыванию в местах лишения свободы. В том же месяце приехал в Дивногорск Д. Они договорились об объединении для нападения на знакомых Д. Он рассказал Д. о наличии у него обреза. В тот же день он и Д. на автомашине последнего приехал в г. Красноярск, где Д. показал ему дом, где проживали Н.Б. и М.С. Д. сказал, что у этих людей имеются ценности. По условиям объединения он, Т., должен был отдать Д. 1/3 часть похищенного. Спустя три дня, он с Д., в квартире последнего, оговорили план нападения на Н.Б. Он, Т., сказал Д., что в нападении будет участвовать В., у которого есть автомашина. Д. с этим согласился, дал ему наручники для использования при нападении. В. согласился принять участие в разбое. Три дня они следили за домом Н.Б. И 10 декабря 1999 года, в день согласованный с Д., он, Т., вооружившись обрезом и ножом, с масками, перчатками, наручниками, прибыли на автомашине с В. к дому Н.Б. Он, Т., с ножом, В. с обрезом, через незапертую дверь, зашли в дом. И, угрожая обрезом и ножом, забрали ключи от дома Н.Б.; осмотрели дом, похитили видеокамеру, связали пожилых мужчин, находившихся в доме. После нападения В. отдал ему обрез. Видеокамеру он, Т., продал за 2000 рублей, из этой суммы часть отдал В. Через несколько дней после нападения к нему приехал Д. и сообщил, что он был у Н.Б., узнал, что потерпевшие не запомнили примет нападавших, но уголовное дело по разбою возбуждено. Д. потребовал свою долю похищенного. Затем Д. потребовал ускорить нападение на М.С., так как тот собирается уезжать на отдых. Д. предложил заменить соучастника, так как В. нерешительный. 13 декабря 1999 года он предложил Б.А. совершить разбойное нападение на М.С. 16 декабря 1999 года он с обрезом, с патронами, ножом, наручниками с Б.А. на автомашине В. приехали в город Красноярск. По схеме, изготовленной Д., нашли дом М.С. Он с обрезом, а Б.А. с ножом подошли к квартире М.С., обманным путем проникли в квартиру, наставили обрез на жену М.С., требуя ключи от сейфа. Из сейфа похитили деньги, доллары, драгоценности. Собрали с целью хищения кожаную и меховую одежду. Жену М.С. с ребенком отвели в спальню, где ее связали и привязали к стулу. В это время они услышали, как в квартиру вошел М.С. Он, Т., с обрезом, угрожая потерпевшему, потребовал, чтобы он лег на пол. Потерпевший стал вырывать у него обрез, произошел выстрел. Он позвал на помощь Б.А. Вдвоем они свалили потерпевшего и прекратили сопротивление; потерпевший наткнулся на нож, находившийся в руках у Б.А. Забрав деньги и ценности, они скрылись. Похищенного было на сумму более 200.000 рублей.

Все похищенные деньги и деньги, вырученные от продажи золотых изделий, он разделил на три части, с учетом договоренности с Д. Осужденный Б.А. подтвердил вышеизложенные показания, дополнив их тем, что он потерпевшего ножом не бил, потерпевший при падении их поранился о нож, который он, Б.А., держал в руке.

Осужденный В. подтвердил показания Т. в части разбойного нападения на потерпевших, находившихся в доме Н.Б., и завладении ими видеокамерой.

Суд правильно показания осужденных положил в основу доказанности их виновности в разбое и виновности Т. и Д. в организации банды с целью нападения на граждан, и руководства Д. бандой поскольку эти показания объективно подтверждаются другими доказательствами по делу и соответствуют фактическим обстоятельствам установленным судом.

Из показаний свидетеля Задорожного видно, что он работал у Д. шофером. Д. представил ему Т. как приятеля по "отсидке". Д. и Т. в конце ноября 1999 года о чем-то вели разговоры, а в начале декабря 1999 года Д. в его присутствии передал наручники Т.

Свидетель А. показал, что работал у Д. охранником. В ноябре 1999 года он вместе с Д. на автомашине ездили в гор. Дивногорск к Т. Большую часть времени Д. и Т. разговаривали наедине. Затем они поехали в гор. Красноярск, где Д. показал Т. дом Н.Б. Д. изложил Т. сведения о владельце дома, начертил Т. схему подъезда и отдал ее ему. Д. и Т. выходили из салона автомашины и о чем-то говорили. Затем они остановились у дома N 34 по улице Урванцева. Д. показал Т. окна квартиры М.С., рассказал о том, чем занимается М.С., какое последний имеет благосостояние. На листке из блокнота Д. сделал записи и отдал листок Т. Через три дня он вновь увидел Т. в автомашине Д. В разговоре с ним, А., Д. сказал, характеризуя свои отношения с Т., что последний для него "торпеда", и Т. обязан ему отдавать 1/3 часть доходов.

В судебном заседании осужденные В. и Б.А. подтвердили, что объекты нападений, на которые предлагал совершить Т., ему сообщил "наводчик", которому требовалось отдавать 1/3 части похищенного.

Протокол изъятия от 25 октября 2000 года свидетельствует, что по сообщению Т. в подобном помещении дивногорской городской больницы был обнаружен и изъят обрез охотничьего ружья 16-го калибра марки ИЖ-58 N В17837 и 6 патронов 16-го калибра (т. 2 л.д. 4).

Согласно заключения криминалистической экспертизы вышеназванный обрез является огнестрельным гладкоствольным оружием, пригодным к стрельбе, а 5 патронов 16 калибра являются боеприпасами (т. 2 л.д. 40 - 48).

Акт изъятия свидетельствует, что в подсобном помещении вышеуказанной больницы были изъяты наручники со стертыми номерами (т. 2 л.д. 7).

Из показаний Н.С. видно, что он был знаком с Д. с 1997 года, помогал последнему найти работу после освобождения из мест лишения свободы. 10 декабря 1999 года он находился в своем доме. Около 9 часов утра Б. пошел навестить его отца, Н.Б., проживавшего в доме, расположенном рядом с его домом, через некоторое время, по прибытии работников милиции он узнал о совершенном нападении на его отца в доме последнего и похищении видеокамеры "Националь" стоимостью в 8000 рублей. Потерпевший Н.Б. в ходе следствия показал, что 10 декабря 1999 года, когда он находился в доме с зятем Б., в дом ворвались двое мужчин в масках, вооруженные обрезом и ножом. У кого был обрез - направил его на него, а тот у кого был нож - подставил лезвие к горлу Б. Напавшие забрали у Б. ключи от дома его сына, Н.С., их связали, обыскали дом, забрали сумку и видеокамеру, и скрылись, заперев дверь снаружи (т. 1 л.д. 314 - 316). Потерпевший Б., подтвердил вышеизложенные показания Н.Б. (т. 1 л.д. 318 - 320).

Протокол выемки похищенной видеокамеры у Р., подтверждает показания Т. о продаже им видеокамеры Р. (т. 1 л.д. 355).

Из показаний потерпевшей М.А. видно, что Д. был знаком с ее мужем, бывал у них дома, знал их материальное состояние. Ему было известно, что они в декабре 1999 года собираются на отдых в ОАЭ. 16 декабря 1999 года, когда она с ребенком находилась в квартире, в двери раздался звонок. Через дверной глазок она увидела двоих парней. Один из них сказал, что принес ее мужу документы. Она открыла дверь и эти двое ворвались в квартиру. Т., которого она опознала, направил не нее обрез. Б.А. перерезал телефонный шнур. Т., угрожая обрезом, потребовал ключи от сейфа. Из сейфа Т. похитил 3500 долларов, 2000 рублей, а также ювелирные изделия, видеокамеру "Панасоник" фотоаппарат "Пентакс", три сувенирных ножа. Всего на сумму в 352.100 рублей. В то время, когда Т. похищал ценности и деньги, Б.А. собирал в квартире вещи и складывал их в коридоре. Осужденные приготовили к похищению вещей на общую сумму в 224000 рублей. Ее осужденные в спальной комнате привязали к стулу. В это время в квартиру вошел ее муж. Т. потребовал, чтобы М.С. лег на пол, угрожая ему обрезом. Б.А. приставил нож к ее шее, требуя молчать. В коридоре услышала шум борьбы, раздались два выстрела. Б.А. выбежал в коридор, она услышала звук падающего тела. Затем она увидела, как Т. с обрезом, а Б.А. с ножом выбежали из квартиры. Связанная она выскочила в коридор, увидела окровавленного М.С., он помог ей развязаться. Выбежав к соседям, вызвала "скорую помощь". Когда вернулась в квартиру, М.С. был уже мертв. После происшествия, Д. подробно расспрашивал ее об обстоятельствах нападения.

Протокол опознания свидетельствует, что потерпевшая М.А. опознала Т., как лицо, совершившее разбойное нападение на ее квартиру (т. 2 л.д. 196, 203). Из показаний потерпевшего М.В. видно, что Д. был знаком с его сыном М.С., бывал в доме последнего, знал о материальном состоянии потерпевшего М.С., о намерении последнего с семьей ехать на отдых за границу. Он, М.В., проанализировав происшедшее, убедился в причастности Д. к разбойному нападению на квартиру потерпевшего М.С.

Протокол осмотра места происшествия свидетельствует, что в коридоре квартиры <...>, был обнаружен труп М.С. с признаками насильственной смерти. В квартире нарушен порядок, открыты шкафы, сейф, на косяке ванной комнаты следы драки, на полу следы крови, кухонный нож, у входа в спальную обрезки веревки (т. 1 л.д. 104 - 117).

Согласно заключения судебно-медицинского эксперта смерть потерпевшего М.С. наступила от колото-резаной раны передней поверхности грудной клетки в левой подключичной области, сопровождавшейся повреждением мышцы сердца, передней стенки левого предсердия, осложненное кровоизлиянием в полость сердечной сорочки. Кроме того, у потерпевшего имелись слепые колото-резаные раны мягких тканей левой подмышечной области, наружной поверхности левого бедра в верхней трети (т. 1 л.д. 125 - 131).

Направленность удара ножом с большой силой в область груди потерпевшего, свидетельствуют об умысле осужденного Б.А. на лишение жизни потерпевшего М.С. и опровергает утверждение Б.А. о том, что убийство потерпевшего он совершил по неосторожности.

Суд обоснованно пришел к выводу, оценив собранные по делу доказательства в их совокупности, что между Д. и Т. имелись устойчивые отношения, направленные на вооруженные нападения на граждан; они в ноябре 1999 года, организовавшись и вооружившись огнестрельным оружием, создали банду для нападений на граждан, а равно Д. руководил этой бандой;

Д. и Т. совершили разбойные нападения, организованной группой, в целях завладения имуществом в крупном размере. При этом Д., как руководитель банды, принимал участие в разбойных нападениях в составе организованной группы путем предоставления информации об объектах нападений, обеспечил банду наручниками, схемой, расположения объектов нападения, участвовал в распоряжении похищенным.

Суд правильно квалифицировал действия Д. и Т. по ст. 209 ч. 1, ст. 162 ч. 3 п. п. "а", "б" УК РФ.

Действия Б.А. суд правильно квалифицировал по ст. 105 ч. 2 п. "з" УК РФ, как убийство сопряженное с разбоем, а также по ст. 162 ч. 3 п. п. "б", "г" УК РФ, как разбой, совершенный в целях завладения имуществом в крупном размере, ранее более двух раз судимого за хищение.

Действия В. суд правильно квалифицировал по ст. 162 ч. 2 п. п. "а", "в", "г" УК РФ, как разбой, совершенный группой лиц по предварительному сговору группой лиц, с незаконным проникновением в жилище, с применением оружия, и по ст. 222 ч. 1 УК РФ, как незаконное ношение оружия и боеприпасов.

Не нашли подтверждения в материалах дела утверждение В. в жалобе о том, что показания на следствии он дал в результате недозволенных методов ведения следствия.

В материалах дела нет данных о том, что осужденный Т. и свидетель А. оговорили осужденного Д. Существенных нарушений уголовно-процессуального закона по делу не установлено.

В соответствии со ст. 68 УПК РСФСР мотивы совершенных преступлений судом исследованы полно.

Наказание осужденным суд назначил с учетом характера и степени общественной опасности совершенных преступлений, относящихся к особо тяжким, данных, характеризующих личность виновных, их роли в совершенных преступлениях, всех обстоятельств дела. В связи с чем судебная коллегия не находит оснований для смягчения осужденным наказаний назначенных судом первой инстанции.

На основании изложенного и руководствуясь ст. 332, ст. 339 УПК РСФСР, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Красноярского краевого суда от 25 мая 2001 года в отношении Д., Т., Б.А., В. оставить без изменения, кассационные жалобы - без удовлетворения.

 

Председательствующий

ГУСЕВ А.Ф.

 

Судьи

ДУБРОВИН Е.В.

ЧАКАР Р.С.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"