||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 4 февраля 2002 г. N 86-о01-44

 

Предс.: Сладкомедов Ю.В.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ в составе

председательствующего - Каримова М.А.

судей - Говорова Ю.В., Грицких И.И.

рассмотрела в судебном заседании от 4 февраля 2002 года дело по кассационным жалобам потерпевшей О.Е., осужденного Л., адвоката Веселиной Н.Л. на приговор Владимирского областного суда от 4 июля 2001 года, которым

Л., <...>, русский, с неполным средним образованием, женатый, не работавший, несудимый, -

осужден к лишению свободы: по ст. 105 ч. 2 п. п. "ж", "з" УК РФ на двенадцать лет, по ст. 162 ч. 3 п. "в" УК РФ на восемь лет с конфискацией имущества, по ст. 222 ч. 1 УК РФ на два года.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений наказание Л. назначено четырнадцать лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с конфискацией имущества.

Н., <...>, русский, со средним специальным образованием, холостой несудимый, -

осужден к лишению свободы: по ст. 105 ч. 2 п. п. "ж", "з" УК РФ на тринадцать лет, по ст. 162 ч. 3 п. "в" УК РФ на восемь лет с конфискацией имущества, по ст. 222 ч. 1 УК РФ на два года.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений наказание Н. назначено пятнадцать лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с конфискацией имущества.

Ш., <...>, русский, со средним специальным образованием, женатый, несудимый, -

осужден по ст. 158 ч. 2 п. п. "а", "в" УК РФ к трем годам лишения свободы в соответствии со ст. 73 УК РФ условно с испытательным сроком три года.

Постановлено взыскать в пользу О.Е. в счет компенсации морального вреда с Н. 20 тысяч рублей, с Л. 15 тысяч рублей.

Заслушав доклад судьи Грицких И.И., объяснения осужденного Л., поддержавшего свою и защитника жалобы, заключение прокурора Хомицкой Т.П., полагавшую необходимым приговор оставить без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

Н. и Л. признаны виновными и осуждены за разбойное нападение на О. группой лиц по предварительному сговору, с незаконным проникновением в хранилище, с применением предмета, используемого в качестве оружия, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего, за убийство О. группой лиц, сопряженное с разбоем;

Ш. осужден за кражу чужого имущества группой лиц по предварительному сговору с незаконным проникновением в хранилище, совершенные ими 28 ноября 2000 года, при указанных в приговоре обстоятельствах.

Кроме того, Н. и Л. осуждены за незаконное ношение, а Л. и приобретение боеприпасов.

В кассационной жалобе потерпевшая О.Е. указывает, что она считает приговор слишком мягким. Полагает, что Н. и Л. не осознали своей вины, так как на предварительном следствии и в судебном заседании они давали разные, противоречивые показания. В суде она просила вынести им самое строгое наказание - смертную казнь.

Просит отменить приговор и назначить более строгое наказание.

В кассационной жалобе осужденный Л. указывает, что с приговором он частично не согласен, так как он постановлен с нарушениями норм уголовно-процессуального права, Конституции РФ.

Адвокат Веселина Н.Л., выступающая в интересах осужденного Л., в кассационной жалобе полагает, что приговор является незаконным и необоснованным. Считает, что действия Л. не образуют объективную сторону состава преступления, предусмотренного п. п. "ж", "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ, нет причинной связи между действиями Л. и наступившими тяжкими последствиями.

Л. на следствии и в суде виновным себя в разбойном нападении на О. Н. и в его убийстве не признал. Виновным себя он признал в краже барабана с проводом и в незаконном ношении боеприпасов.

Адвокат указывает, что предварительного сговора между Н. и Л. на убийство О., умысел у Л. на лишение жизни О. не установлены. У Л. не было оснований полагать, что со стороны диспетчера О. может быть сопротивление. Н. и Л. приезжали в РЭС около 20 часов, чтобы совершить хищение барабана. По делу не выяснено вопрос, что мешало Н. и Л. совершить хищение в 20 часов.

Адвокат делает вывод, что если бы был умысел на лишение жизни О. с целью хищения барабана, то он мог быть осуществлен и в 20 часов. Препятствий этому, с точки зрения адвоката, не было.

Показания Н. на следствии не могут являться достаточными доказательствами вины Л. в совершении убийства и разбойного нападения. Приведя заключения проведенных по делу экспертиз, дав им анализ, защитник делает вывод, что эти доказательства, а также данные осмотра места происшествия в присутствии Л. ни по отдельности, ни в совокупности не являются достаточными для доказательства вины ее подзащитного в предусмотренного ст. 105 УК РФ, нет достаточных доказательств, что Л. применял насилие к О., а, отсюда, в его действиях нет состава преступления, предусмотренного ст. 162 УК РФ. Хищение началось до момента применения насилия Н. к О. и закончилось после нанесения О. тяжких телесных повреждений, повлекших его смерть.

По мнению адвоката, Н. допустил эксцесс исполнителя. Л., осуществляя погрузку барабана, не знал о случившемся, нет оснований полагать, что он воспользовался последствиями насилия со стороны Н. в отношении О., продолжая свои действия, направленные на завладение имуществом.

Адвокат просит приговор отменить, дело направить на новое судебное рассмотрение.

Проверив материалы дела, обсудив доводы жалоб, судебная коллегия считает, что вина Н., Л. и Ш. в содеянном каждым подтверждена собранными по делу, проверенными в судебном заседании и изложенными в приговоре доказательствами.

Так, осужденный Н. в судебном заседании показал, что он работал электромонтером в электросетях Кольчугинского района. Увидев на складе предприятия катушку с кабелем, решил этот провод похитить и продать. Предложил Л. принять участие в краже, изложил ему план совершения кражи, взял на себя обеспечение транспортом. Л. согласился. Дежурный диспетчер О. обещал не препятствовать им в этом деле.

28 ноября 2000 года он (Н.) приготовил ножовку, договорился с Ш. о перевозке барабана с проводом на машине последнего, обещая ему за это 5 тысяч рублей. С Л. нашли покупателя провода, договорились с ним о цене - в пределах 30 тысяч рублей.

Около 20 часов в тот день он (Н.), Л., Ш., подруга последнего на "Газели" приехали в поселок Белая речка. Оставив машину, он (Н.) и Л. пришли к О., сказали ему, что намерены похитить со склада провод. О. обещал этому не препятствовать, потребовал за это деньги. Он обещал О. расплатиться с ним после продажи похищенного. Разбив стекло в двери комнаты, где хранились ключи от склада, спилив наружный замок на двери склада, они проникли в хранилище, откуда выкатили барабан с проводом на улицу.

О. потребовал от него деньги, замахнулся, схватил за грудь. Защищаясь от него, он (Н.) достал из своего кармана спецсредство "Удар" и дважды выстрелил из него в лицо О. Л. пытался помочь ему (Н.), а затем ушел. Подняв с пола молоток, он (Н.) нанес им несколько ударов по голове О., когда последний нападал на него и находился сзади. Спасаясь от О., выбежал на улицу, но тот догнал его, схватил за куртку, на что он (Н.) нанес О. еще несколько ударов молотком по голове. О. упал, дополз до автокрана и сел.

Он (Н.) направил Л. за машиной, на которую они загрузили барабан с проводом, уехали с территории РЭС. Провод передали покупателям, за который получили 26500 рублей. Деньги поделили - пять тысяч рублей отдали Ш., десять тысяч рублей - Л., оставшуюся сумму он (Н.) оставил себе. Перчатки, окровавленную одежду выбросил.

Однако на предварительном следствии Н., будучи допрошенным в качестве подозреваемого (л.д. 75 - 77 т. 1), пояснял, что Ш. и Л. он знал давно, дружил с ними. Недели за две до происшествия он заходил на склад предприятия, у него возникла идея похитить барабан с проводом. Предложил Л. проникнуть на склад, тот согласился. Договорился с Ш. о перевозке провода за 5000 рублей.

На машине Ш. "Газель" они поехали на Белую речку. На улице 50 лет Октября у магазина N 42 Л. выходил из машины, бегал за газовым пистолетом, но достать его не смог.

Потом они приехали в поселок, остановились недалеко от РЭС. Он и Л. пошли на территорию РЭС, взяли с собой молоток, он - лом, перчатки, одну пару перчаток дал Л.

Зашли в диспетчерскую, где находился О., сидел в кресле. "Для отвода глаз" он (Н.) позвонил по телефону, а затем два раза выстрелил в О. из газового пистолета "Удар". О. вскочил, выбежал в коридор. Он (потерпевший) был в очках, стал оседать, просил не убивать его, спрашивал, что им нужно. Он (Н.) сказал, что нужен барабан с кабелем. О. обещал их "не сдавать". В коридоре он ударил О. кулаком по телу, когда последний стал сопротивляться, отмахиваться. Он (Н.) попросил Л. помочь ему. Л. замахнулся молотком на О., но тот выбил молоток. Он (Н.) подобрал молоток. О. стал убегать на улицу. Он и Л. догнали О. Он (Н.) ударил О. не менее 5 раз молотком по голове. Тот упал, потом пытался подняться, он вновь наносил О. молотком удары по голове, а Л. в это время бил О. ногами по телу, нанес удар по голове. Когда О. ползал возле автокрана, он (Н.) велел Л. спилить с двери склада замок, что тот и сделал. Реечный запор не открывался, тогда он зашел в контору, разбил стекло в комнате, где хранились ключи от склада. Взял их, открыл склад.

С Л. выкатили оттуда барабан с проводом. Л. пошел за машиной. В подъехавшую машину Ш. они втроем загрузили барабан и уехали. Барабан с проводом продали за 26500 рублей.

Осужденный Л. в суде пояснил, что с Н. он договорился о краже провод со склада РЭС.

Вечером того дня они приехали с Ш., Н. и девушкой на машине Ш. к РЭС.

Он и Н. зашли в диспетчерскую. О. смотрел телевизор. Потом Н. сказал ему (Л.) спилить с ворот склада замок. Объяснил, где находится ножовка. После этого Н. принес ключ. Они открыли склад, выкатили барабан с проводом. Н. ушел в диспетчерскую. Через некоторое время, закрыв ворота, он тоже пошел туда. Увидел, что Н. и О. боролись. Он хотел их разнять, но О. ударил его в грудь, после чего он (Л.) ушел оттуда. Н. крикнул, чтобы он шел за машиной. Потом он, Н. и Ш. закатили барабан с проводом в автомашину Ш. и с места преступления уехали.

На следствии в качестве подозреваемого (л.д. 8 - 83 т. 2) Л. показал, что недели за две до 28 ноября 2000 года Н. предложил ему похитить барабан с проводом со склада РЭС. Для перевозки похищенного Н. обещал найти машину. В отношении дежурного диспетчера Н. говорил, что его можно напоить, а если будет женщина, то та спит, ничего не увидит. Объяснял, что за провод можно выручить около 40 тысяч рублей.

28 ноября 2000 года они нашли покупателя, машину для перевозки барабана, которой управлял Ш. Приготовили доски, лебедку, молоток, ножовку. Н. взял газовый пистолет "Удар".

Приехав на Белую речку, машину оставили между домов, велели Ш. ожидать. Надев перчатки, заранее приготовленные Н., пошли на территорию РЭС. В диспетчерской находился О. Н. сказал О., что нужно позвонить, тот разрешил. Н. стал крутить телефон, а потом, положив трубку, подошел к О., достал "Удар" и выстрелил несколько раз в лицо О., в очки. О. вскочил, побежал в коридор. Они (Н. и Л.) погнались за ним. Н. стал бить О. руками и молотком, пошла кровь.

Он (Л.) ушел на улицу. О. выбежал на крыльцо. Н. продолжал бить потерпевшего молотком по голове. Ему (Л.) сказал, чтобы он шел и пилил ножовкой замок, что он и стал делать. Перепилил дужку замка, забросил его. Дверь помещения не открывалась. Н. принес ключ.

Проникнув внутрь помещения, выкатили оттуда барабан с проводом. Он (Л.) пошел за машиной. Приехали на машине к РЭС, заехали на территорию, загрузили в нее провод, который был на барабане, и уехали оттуда.

Осужденный Ш. пояснил в судебном заседании, что он договорился с Н. перевезти на его автомашине барабан с проводом.

28 ноября вечером в гараже Н. забрали доски, лебедку, лом, приехали на территорию РЭС, загрузили на машину барабан, отвезли его покупателям. Ему дали за это 5000 рублей.

Потерпевшая О.Е. показала, что ее муж работал диспетчером Кольчугинской РЭС, дежурил круглосуточно. Около 22 часов 28 ноября 2000 года она звонила ему на работу, говорила с ним, все было нормально. Утром следующего дня узнала о его гибели.

Согласно протоколу осмотра места происшествия труп О. был обнаружен 29 ноября 2000 года на территории Кольчугинских электросетей у здания конторы под автокраном. В коридоре конторы на полу лежали очки, часы, обувь, имелись следы пятен вещества, похожего на кровь, волосы. Стекло в двери одной из комнат было разбито. На двери складского помещения отсутствовал навесной замок. На ручке двери бытовки, на стене у крыльца конторы, на опоре уличного освещения, на заднем правом колесе автокрана, стоявшего у крыльца, имелись следы вещества бурого цвета, похожего на кровь.

Согласно заключению судебно-медицинского эксперта у О. были выявлены: множественные ушибленные раны волосистой части головы, лица с дырчатыми переломами подлежащих костей на уровне практически всех обнаруженных ран - две ушибленные раны на коже лба с дырчатыми переломами лобной кости, ушибленная рана правой височной области с переломом чешуи височной кости, ушибленная рана правой лобно-теменной области без повреждения прилежащей кости, две рядом расположенные раны теменной области с образованием двух дырчатых переломов, четыре раны затылочной области с четырьмя дырчатыми переломами: ушибленная рана в области нижней челюсти слева, выше угла нижней челюсти с многооскольчатым переломом нижней челюсти, разрывом слизистой полости рта: повреждения - разрывы твердой мозговой оболочки на уровне дырчатых переломов, размозжение вещества головного мозга на уровне переломов, кровоизлияния в мягкие мозговые оболочки, кровь в боковых желудочках головного мозга; тупая травма грудной клетки справа с переломами трех ребер (10 - 12) по лопаточной линии, ушиб купола диафрагмы, повреждение пристеночной плевры, кровоподтек на правой боковой поверхности грудной клетки, перелом слева 4 и 5 ребер по среднеключичной линии; ушибленная рана левой кисти.

Всего в область головы и лица причинено 10 ударов, 9 из которых привели к образованию переломов подлежащих костей.

Совокупность повреждений в области головы по признаку опасности для жизни причинили тяжкий вред здоровью, явились причиной смерти.

Смерть О. наступила от острого нарушения деятельности центральной нервной системы на фоне острой открытой черепно-мозговой травмы с множественными дырчатыми переломами костей свода черепа с повреждением головного мозга и оболочек мозга.

Повреждения причинены многократными ударами тупого твердого предмета, имеющего ограниченную соударяющую поверхность, размером примерно 4 x 2 см, в область головы не менее 10 ударов, являлись прижизненными. Удары наносились в короткий промежуток времени. После полученных в совокупности повреждений головы О. не мог самостоятельно передвигаться, смерть наступила вскоре (через несколько минут).

Тупая травма грудной клетки при жизни причинила бы средней тяжести вред здоровью.

Ушибленная рана левой кисти может свидетельствовать о самообороне.

По заключению судебно-биологической экспертизы на наручных часах, на фрагменте браслета, на осколке стекла, изъятых с места преступления, на куртке Н., на куртке и брюках Л. была выявлена кровь человека, которая могла принадлежать О.

Обнаруженные на полу коридора при осмотре места происшествия волосы, изъятые с браслета часов, являлись волосами человека, происходили с головы, были отделены действием тупого предмета, они не могли принадлежать Н. и Л., по группой принадлежности одинаковы с кровью О.

На передней поверхности правого ботинка Л., как установлено экспертом, имелись полиэфирные волокна темно-серого цвета общей родовой принадлежности с волокнами от рубашки О., имелись хлопковые волокна общей родовой принадлежности с волокнами от брюк О.

Заключением эксперта установлено, что наслоения микроколичества вещества на стекле очков могли быть образованы веществом, входящим в состав спецсредства раздражающего воздействия типа "Удар".

Свидетель Н.В. пояснил, в суде, что около часа ночи 29 ноября 2000 года осужденный Н. приходил домой, который, взяв брюки, ботинки, пуловер, вновь ушел.

Свидетель Р. показала, что ночью 29 ноября 2000 года к ней приходил Н. и дал ей 4000 рублей.

Свидетель И. пояснил, что 28 ноября 2000 года к нему на работу приходили Н. и друг последнего, говорили, что у них есть барабан с проводом, который они хотят продать, просили найти покупателя. С помощью С. покупателя они нашли, договорились о встрече. Ночью 29 ноября 2000 года барабан с проводом был доставлен Н. с друзьями в условленное место - на стадион "Металлург".

Свидетель С. показал, что по просьбе И. и его знакомых он нашел покупателя на алюминиевый провод. Вечером они дождались, когда Ш. на "Газели" привез барабан с проводом, и передали его покупателю - К.

Из показаний свидетеля К. следует, что 28 ноября 2000 года он находился в г. Кольчугино. По предложению С. он договорился с двумя парнями о покупке у них провода марки АС-35 на барабане в количестве 4500 метров за 30000 рублей. Ночью продавцы доставили барабан провода, он заплатил им за него 26000 рублей.

Свидетель Е. пояснила в судебном заседании, что она работает кладовщиком в РЭС г. Кольчугино. Со склада был похищен барабан с проводом. От склада имелось два ключа - от навесного замка ключ находился у нее, а от внутреннего - в помещении конторы. В конце декабря 2000 года в ходе следствия барабан с проводом был доставлен из г. Перми.

Свидетель Ф. указала, что 28 ноября 2000 года она каталась с Ш. на машине "Газель". В 20 часов он должен был с кем-то встретиться. В назначенное время к ним в машину сели Н. и Л. По указанию Н. они все поехали в пос. Белая речка. По дороге Л. просил остановиться, куда-то уходил. Потом, надев перчатки, Л. и Н. ушли, велели ждать. Примерно через час пришел Л., сел в автомашину и сказал ехать, показывал дорогу. Подъехав к воротам предприятия, которые им открыл Н., они стали заезжать на территорию задним ходом. В кузов машины Ш., Н. и Л. загрузили барабан, после чего все они оттуда уехали. В городе ее высадили.

До поездки на Белую речку Ш. говорил ей, чтобы она никому ничего о поездке не рассказывала. Предупреждал он об этом ее и при встрече 29 ноября 2000 года.

Свидетель Г. пояснил, что 28 ноября 2000 года Н. предлагал Ш. что-то перевезти на машин "Газель" за 5000 рублей, на что тот согласился. Его (Г.) брат Г.И. предупреждал Ш., чтобы не связывался с Н., его могут посадить.

Материалами дела установлено, что у Н. при задержании был обнаружен и изъят боеприпас калибра 5,6 мм.

Как видно из протокола выемки, у Л. были изъяты 2 патрона калибра 5,6 мм.

Осужденный Л. пояснил в суде, что в середине 1998 года он нашел патроны, взял их и носил в куртке, которые были изъяты у него при задержании 30 ноября 2000 года.

По заключению эксперта изъятые один патрон у Н. и два патрона у Л. являются боеприпасами, они для производства выстрелов пригодны.

Оценив доказательства по делу в их совокупности, суд пришел к обоснованному выводу о доказанности вины Н. и Л. в разбойном нападении на О., в убийстве последнего группой лиц, сопряженном с разбоем, в незаконном ношении, а Л., кроме того, и в незаконном приобретении боеприпасов: Ш. в краже чужого имущества.

По указанным в приговоре основаниям действия Л. и Н. по ст. ст. 105 ч. 2 п. п. "ж", "з", 162 ч. 3 п. "в", 222 ч. 1 УК РФ, Ш. по ст. 158 ч. 2 п. п. "а", "в" УК РФ судом квалифицированы правильно.

Выводы суда мотивированы, они соответствуют фактическим обстоятельствам по делу, основаны на исследованных в судебном заседании доказательствах.

Доводы адвоката Веселиной Н.Л. в жалобе о том, что действия Л. не образуют составов преступлений, предусмотренных ст. ст. 105 ч. 2 п. п. "ж", "з", 162 ч. 3 п. "в" УК РФ, о недоказанности его вины в совершении данных преступлений, о недоказанности применения Л. насилия в отношении О., об отсутствии у Л. умысла на убийство потерпевшего, несостоятельны, на материалах дела не основаны, противоречат им.

Эти утверждения в судебном заседании проверялись, своего подтверждения не нашли, как опровергнутые приведенными в приговоре доказательствами, они судом обоснованно отвергнуты.

Обстоятельства по делу исследованы полно, всесторонне, объективно.

Положенные в основу обвинения осужденных доказательства получены в установленном законом порядке, их допустимость сомнений не вызывает.

Всем доказательствам по делу, в том числе пояснениям осужденных на предварительном следствии и в судебном заседании, при постановлении приговора дана верная юридическая оценка.

Данных, свидетельствующих о незаконных методах ведения следствия, по делу не установлено.

Нарушений норм уголовно-процессуального закона, влекущих отмену или изменение приговора, органами предварительного расследования и судом не допущено.

Доказательства по делу позволили суду обоснованно признать, что осужденные заранее договорились похитить со склада электрических сетей барабан с проводом. С этой целью вначале Н. и Л. незаконно проникли на территорию РЭС. При этом у Н. было спецсредство "Удар", о чем Л. был осведомлен. Перед совершением преступлений Л. пытался взять с собой газовый пистолет, но сделать этого ему не удалось. Зайдя к О., обманув его, что им необходимо позвонить по телефону, после этого Н. дважды выстрелил в лицо О. из спецсредства "Удар".

Затем Н. и Л. преследовали О., который пытался убежать, догнали его, стали применять к нему насилие. Н. наносил удары потерпевшему молотком, а Л. - кулаками и ногами. Н. и Л. действовали совместно, согласованно, содействуя друг другу.

Характер своих действий и действий другого Л. и Н. понимали. Л. сознавал, что в процессе этого насилия Н. применяет молоток, наносит удары им по голове потерпевшего, а он в это время избивает О. ногами.

При таких обстоятельствах, установленных судом, с учетом использования в качестве орудия преступления молотка, нанесения Н. и Л. большого количества ударов с достаточной силой в жизненно важные органы потерпевшего, заключения судебно-медицинского эксперта о наличии повреждений у О. в областях груди и головы, их характере и локализации не соглашаться с выводом суда о том, что умыслом Л. и Н. охватывалось нападение на О. в целях хищения чужого имущества с применением насилия, опасного для его жизни и здоровья, а также при этом его убийство, оснований не имеется.

Суд сделал обоснованный вывод, что действуя совместно, с умыслом на убийство, избивая О., Н. и Л. непосредственно участвовали в процессе лишения жизни потерпевшего, что убийство ими было совершено группой лиц.

Не доверять показаниям Н., которые он давал в ходе следствия, положенным в основу обвинения осужденных, у суда оснований не было.

Суд обоснованно признал их достоверными. При допросе в качестве подозреваемого он давал подробные показания по обстоятельствам преступлений, раскрывал степень участия и роль в их совершении не только Л., но и свои. Эти его пояснения подтверждаются другими, изложенными в приговоре доказательствами.

Оговора Л. со стороны Н. судебная коллегия не усматривает.

Для отмены приговора, как о том ставит вопрос адвокат Веселина Н.Л. в жалобе, судебная коллегия оснований не находит.

С доводами потерпевшей О.Е. в жалобе об отмене приговора за мягкостью назначенного осужденным наказания согласиться нельзя.

Наказание Н., Л., Ш. назначено с учетом характера и степени общественной опасности совершенных ими преступлений, их личностей, всех обстоятельств по делу, влияния назначенного наказания на исправление каждого, на условия жизни их семей.

Назначенное каждому осужденному наказание по своему размеру явно несправедливым как вследствие мягкости, так и вследствие суровости не является. При назначении наказания осужденным требования закона судом не были нарушены.

Для отмены приговора за мягкостью назначенного осужденным наказания оснований не имеется.

Кассационные жалобы потерпевшей О.Е., осужденного Л. и его защитника удовлетворению не подлежат.

Руководствуясь ст. ст. 332, 339 УПК РСФСР, Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ

 

определила:

 

приговор Владимирского областного суда от 4 июля 2001 года в отношении Л., Н. и Ш. оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"