||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 4 февраля 2002 г. N 3-О01-39

 

Председательствующий

Котляков В.А.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего - Каримова М.А.

судей - Говорова Ю.В. и Грицких И.И.

рассмотрела в судебном заседании от 4 февраля 2002 года дело по кассационным протесту прокурора Республики Коми Ковалевского В.Е., жалобе осужденного Т.В. на приговор Верховного Суда Республики Коми от 3 июля 2001 года, которым

Т.В., <...>, русский, со средним образованием, холостой, судимый

21 апреля 1995 года по ст. ст. 146 ч. 1, 114 ч. 1, 195 ч. 3 УК РСФСР к четырем годам лишения свободы;

19 июня 1997 года по ст. 313 ч. 1 УК РФ к одному году шести месяцам лишения свободы, а с применением ст. 41 УК РСФСР к трем годам одному месяцу лишения свободы, освобожденный 11 апреля 2000 года по отбытии наказания, -

осужден по ст. 318 ч. 2 УК РФ к шести годам восьми месяцам лишения свободы, по ст. 319 УК РФ к одному году исправительных работ по месту работы с удержанием 20% заработной платы в доход государства.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений наказание Т.В. назначено шесть лет 10 месяцев лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Этим же приговором

Т.С., <...>, -

осужден по ст. 318 ч. 1 УК РФ к трем годам лишения свободы в соответствии со ст. 73 УК РФ условно с испытательным сроком три года.

Приговор в отношении Т.С. не обжалован и не опротестован.

Заслушав доклад судьи Грицких И.И., объяснения осужденного Т.В., поддержавшего жалобу, заключение прокурора Пеканова И.Т., поддержавшего протест, а в остальном полагавшего необходимым приговор оставить без изменения, Судебная коллегия

 

установила:

 

Т.В. признан виновным и осужден за применение насилия, опасного для здоровья, в отношении представителя власти - работника милиции С. в связи с исполнением последним своих должностных обязанностей, за публичное оскорбление представителя власти - работника милиции С. при исполнении им своих должностных обязанностей, совершенные 5 марта 2001 года при указанных в приговоре обстоятельствах на железнодорожной станции Межог Усть-Вымского района Республики Коми.

В кассационной жалобе осужденный Т. указывает, что с приговором он не согласен, находит его незаконным и необоснованным, не соответствующим действительным обстоятельствам дела. По его мнению, по делу имеются нарушения норм УК и УПК РСФСР. Отмечает, что вину свою он признал частично. Приговор построен на показаниях потерпевшего, однако противоречия в пояснениях С. суд не устранил. Оценка доказательствам дана судом неверно. Показания потерпевшего противоречат пояснениям свидетелей. Все сомнения должны толковаться в пользу обвиняемого, что судом не сделано, просит рассмотреть его жалобу.

В кассационном протесте ставится вопрос об изменении в отношении Т.В. приговора, об исключении его осуждения по ст. 319 УК РФ. Утверждается, что правильно установив фактические обстоятельства дела, суд дал неверную юридическую оценку действиям Т.В.

По делу установлено и отражено в приговоре, что Т.В. совершил ряд действий, направленных в отношении одного потерпевшего, в течение единого конфликта, на протяжении небольшого промежутка времени. Конфликт Т.В. с работником милиции, начавшись с оскорбительных высказываний в адрес потерпевшего, завершился тут же применением насилия в отношении того же потерпевшего. С точки зрения автора протеста, действия Т.В. по ст. 319 УК РФ квалифицированы излишне, назначение ему наказания в порядке ст. 69 ч. 3 УК РФ - по совокупности преступлений - необоснованным.

Проверив материалы дела, обсудив доводы жалобы и протеста, Судебная коллегия считает, что вина Т.В. в содеянном подтверждена собранными по делу, проверенными в судебном заседании и изложенными в приговоре доказательствами.

Так, сам осужденный Т.В. в суде пояснил, что 5 марта 2001 года во второй половине дня он с братом Т.С. и Г. находился на железнодорожной станции Межог, был в состоянии алкогольного опьянения. На перроне стал отправлять свои естественные надобности. Потом повернулся и увидел, что брат Т.С. упал на рельсы, по которым в это время шел маневровый поезд. Брата пытался поднять сотрудник милиции С. Он подошел к ним, сказал, чтобы С. не трогал брата. Толкнул С., отчего последний упал. Поднявшись, С. схватил его за куртку. Та с него слетела. Тогда он ударил С. в лицо и в область груди. Сотрудник милиции вновь упал. С. поднялся, достал резиновую дубинку. Он опять ударил его два раза. С. достал пистолет и произвел выстрел в землю. В этот конфликт вмешался брат Т.С. Увидев, что бегут работники ВОХРа, он (Т.В.) с места преступления ушел.

Утверждал, что нецензурно работника милиции не оскорблял. Когда отправлял естественные надобности, замечаний ему никто не делал.

Потерпевший С. пояснил в судебном заседании, что 5 марта 2001 года он находился на службе. Из окна линейного поста милиции увидел, что по перрону станции Межог шли братья Т. и Г., все трое были пьяные, шатались, потом заметил, что Т.В. стал справлять прямо на перроне естественные надобности. Он вышел из помещения поста, сделал Т.В. замечание, на что тот оскорбил его в нецензурной форме. Он (С.) сказал, чтобы они уходили домой. Т. и Г. пошли и тут Т.С. упал с перрона на рельсы, по которым шел маневровый поезд. Он (С.) подошел к Т.С., стал его поднимать. Т.В. стал его (потерпевшего) толкать, кричать: "Что ты брата трогаешь" Все это Т.В. сопровождал нецензурной бранью. Затем стал наносить ему (Св) удары. Он падал, потом вставал. Поднялся Т.С., который вместе с братом стали бить его по рукам, спине и груди. Он достал резиновую дубинку, стал отбиваться от них. Тут Т.В. ударил его кулаком в лицо. Удар был сильный. Он упал и на некоторое время потерял сознание. Когда очнулся, Т.В. сидел на нем. Он (С.) лежал рядом с рельсами, по которым приближался поезд. Испугавшись, скинул с себя Т.В., встал и предупредил, что будет стрелять и произвел из пистолета выстрел в воздух. Т. с места преступления быстро ушли.

С. указал, что в то время на нем была форма работника милиции. В результате он с сотрясением мозга находился на стационарном лечении в больнице 10 дней, а после этого на амбулаторном лечении 22 дня.

Согласно заключению судебно-медицинского эксперта у С. имелось повреждение в виде сотрясения головного мозга, которое могло образоваться от одного или многократных ударов по голове тупым предметом, возможно частями тела человека. Это повреждение вызвало кратковременное расстройство здоровья и по этому признаку причинило легкий вред здоровью. Возможность причинения повреждения 5 марта 2001 года не исключается.

Не доверять потерпевшему С. у суда оснований не было. Как на предварительном следствии, так и в судебном заседании он давал последовательные показания, противоречий в пояснениях потерпевшего не имеется. Показания С. подтверждаются другими доказательствами, в частности, заключением судебно-медицинского эксперта, пояснениями свидетелей Р., К. Они не противоречат и показаниям указанных в жалобе осужденного свидетелей. Ранее каких-либо ссор, конфликтов у потерпевшего с осужденными не было.

Оговора Т.В. со стороны потерпевшего С. Судебная коллегия не усматривает.

Оценив доказательства по делу в их совокупности, суд пришел к обоснованному выводу о доказанности вины Т.В. в применении насилия в отношении представителя власти - работника милиции С., опасного для его здоровья, в связи с исполнением последним своих должностных обязанностей.

Действия Т.В. в этой части его обвинения по ст. 318 ч. 2 УК РФ судом квалифицированы правильно.

Выводы суда в этой части мотивированы, они соответствуют фактическим обстоятельствам по делу, основаны на исследованных в судебном заседании доказательствах.

Положенные в основу обвинения Т.В. по ст. 318 ч. 2 УК РФ доказательства получены в установленном законом порядке, их допустимость сомнений не вызывает.

Доказательствами по делу установлено, что Т.В. знал о том, что С. являлся работником милиции. Применяя к нему насилие, действовал сознательно. Насилие осужденный в отношении потерпевшего применил опасное для его здоровья. В то время С. находился при исполнении своих должностных обязанностей, действовал в соответствии с положениями Закона РФ "О милиции".

Обстоятельства по делу исследованы полно, всесторонне, объективно.

Доводы осужденного Т.В. о том, что С. легкий вред здоровью в виде сотрясения головного мозга получил в результате падения на железнодорожные пути, несостоятельны, опровергаются материалами дела, противоречат приведенным в приговоре доказательствам.

Наказание Т.В. по ст. 318 ч. 2 УК РФ назначено с учетом характера и степени общественной опасности совершенного им этого преступления, данных о его личности, всех обстоятельств по делу, влияния назначенного ему по данной статье уголовного закона наказания на его исправление. Наказание ему по ст. 318 ч. 2 УК РФ назначено соразмерно содеянному, оно чрезмерно суровым, явно несправедливым не является. При назначении наказания осужденному по ст. 318 ч. 2 УК РФ требования закона судом не нарушены. Для смягчения Т.В. наказания, назначенного по ст. 318 ч. 2 УК РФ, Судебная коллегия оснований не находит.

Вместе с тем, приговор в части осуждения Т.В. по ст. 319 УК РФ подлежит отмене, а дело в этой части - прекращению по следующим основаниям.

Как правильно указано в протесте, материалами дела установлено и отражено в приговоре, что Т.В. совершил действия, направленные в отношении одного потерпевшего, в течение небольшого промежутка времени, причем Т.В. начал конфликт с работником милиции, как изложено в приговоре, выражаясь нецензурными словами, оскорбил потерпевшего С. и завершил тут же применением к нему насилия.

По существу Т.В. совершены непрерывные и взаимосвязанные действия.

Утверждения в протесте о том, что в данном случае все содеянное Т.В. надлежит квалифицировать по статье закона, предусматривающей ответственность за наиболее тяжкое преступление, являются обоснованными. Все действия Т.В. охватываются ст. 318 ч. 2 УК РФ, их квалификация еще и по ст. 319 УК РФ с учетом установленных по делу обстоятельств является излишней.

Кроме того, при постановлении приговора свой вывод о квалификации действий Т.В. по ст. 319 УК РФ суд не обосновал, мотивов этому не привел.

В связи с изложенным кассационный протест подлежит удовлетворению.

Руководствуясь ст. ст. 332, 339 УПК РСФСР, Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации

 

определила:

 

приговор Верховного Суда Республики Коми от 3 июля 2001 года в отношении Т.В. в части его осуждения по ст. 319 УК РФ отменить и дело в этой части прекратить. Тот же приговор в отношении него изменить, исключить указание суда о назначении Т.В. наказания в порядке ст. 69 ч. 3 УК РФ.

Считать Т.В. осужденным по ст. 318 ч. 2 УК РФ к шести годам восьми месяцам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

В остальном данный приговор в отношении Т.В. оставить без изменения, а кассационную жалобу - без удовлетворения.

 

Председательствующий

КАРИМОВ М.А.

 

Судьи

ГОВОРОВ Ю.В.

ГРИЦКИХ И.И.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"