||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 31 января 2002 г. N 75-о01-44

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего - Пелевина Н.П.

судей - Рудакова С.В. и Куменкова А.В.

рассмотрела в судебном заседании от 31 января 2002 года дело по кассационным жалобам осужденных Л., Н., Г., С., адвокатов Соломонова С.Я., Соловьева А.Е., Яковлева А.Э. на приговор Верховного Суда Республики Карелия от 20 ноября 2001 года, которым

Л., <...>, несудимая, -

осуждена к лишению свободы: по ст. 105 ч. 2 п. "к" УК РФ на 12 лет; по ст. 162 ч. 2 п. п. "а", "в" УК РФ на 8 лет с конфискацией имущества; по совокупности преступлений, на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ назначено 13 лет лишения свободы в исправительной колонии общего режима с конфискацией имущества.

Н., <...>, несудимый, -

осужден по ст. 162 ч. 2 п. п. "а", "в", "г" УК РФ на 9 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с конфискацией имущества.

Г., <...>, несудимый, -

осужден по ст. ст. 33 ч. 5 и 162 ч. 2 п. п. "а", "в" УК РФ на 8 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с конфискацией имущества.

С., <...>, несудимый, -

осужден по ст. ст. 33 ч. 5 и 162 ч. 2 п. п. "а", "в" УК РФ на 7 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с конфискацией имущества; на основании п. "г" ч. 1 ст. 97, ч. 2 ст. 99 УК РФ в связи с нуждаемостью в лечении от алкоголизма, в отношении С. применены меры медицинского характера в виде амбулаторного принудительного наблюдения и лечения у психиатра.

Постановлено взыскать: с Л., Н., Г., Г.К., С. в счет возмещения материального ущерба в пользу АО "Карелэнерго" - 13589 рублей; с Л. - 150000 рублей, с Н. - 100000 рублей в пользу Г.С.Ю. в счет компенсации морального вреда.

В отношении осужденного по делу Г.К. приговор не обжалован и не опротестован.

Заслушав доклад судьи Куменкова А.В., заключение прокурора Пеканова И.Т., полагавшего необходимым приговор оставить без изменения, кассационные жалобы - без удовлетворения, Судебная коллегия

 

установила:

 

Л. признана виновной в совершении разбойного нападения группой лиц по предварительному сговору, с незаконным проникновением в жилище, в убийстве Г.С. с целью сокрытия преступления; Н. признан виновным в совершении разбойного нападения на Г.С. группой лиц по предварительному сговору, с незаконным проникновением в жилище, с применением предмета, используемого в качестве оружия;

Г. и С. осуждены за соучастие в форме пособничества, в совершении разбойного нападения.

Осужденная Л. в кассационной жалобе просит приговор отменить дело направить на новое расследование или новое судебное рассмотрение, указывает, что намерений совершить разбойное нападение на потерпевшего у нее не было, в сговор на совершение преступления с другими осужденными она не вступала, к Г.С. она пришла не с целью завладения имуществом, действия Н. в отношении Г.С. были для нее неожиданными; после этого они вновь пришли в квартиру, чтобы уничтожить следы пребывания в ней; процессор от компьютера и телефон они забрали не с целью хищения; отмечает, что убийство Г.С. совершила не она, а Н.; осужденная указывает, что она призналась в убийстве потерпевшего под воздействием Н. и следователя; показания на следствии она давала в связи с тем, что находилась в болезненном состоянии, была беременна; с материалами дела она не ознакомилась; адвокат ей заменен не был; заключение экспертизы о наличии в крови потерпевшего клофелина, по мнению осужденной, необоснованно признано допустимым доказательством.

Осужденный Н. в кассационной жалобе просит переквалифицировать его действия по ст. ст. 139 ч. 2, 112 ч. 1 УК РФ, указывает, что его показания об обстоятельствах содеянного в судебном заседании необоснованно отвергнуты; в квартиру потерпевшего он пришел не с целью завладения имуществом; с Г.С. у него возник конфликт и он нанес ему несколько ударов; о том, что после него в квартиру пойдут Г.К., С., Г. он не знал, не договаривался с ними об этом; показания, данные во время расследования дела, им, Г.К., Л. необоснованно положены в основу приговора; он на следствии допрашивался без адвоката; когда забирали вещи из квартиры, корыстной цели не преследовали; ссылка в приговоре на записку, как на доказательство является несостоятельной.

Осужденный С. в кассационной жалобе просит переквалифицировать его действия на ст. 316 УК РФ, указывает, что в сговоре на совершение преступления с другими лицами он не состоял, пособничество в разбое не оказывал; он действительно, заходил в квартиру потерпевшего вместе с Г.К. и Г., но не с целью завладения имуществом, увидев спящего потерпевшего они ушли; его показания об обстоятельствах содеянного необоснованно отвергнуты, наказание, назначенное ему, является чрезмерно суровым; в его действиях содержались лишь состав укрывательства преступлений.

Осужденный Г. в кассационной жалобе просит приговор отменить, дело в отношении его прекратить, указывая, что показания его, а также других осужденных в судебном заседании необоснованно отвергнуты, приговор основан лишь на материалах предварительного следствия, на доказательствах полученных с нарушением закона.

Адвокат Соломонов в кассационной жалобе в защиту Г. просит приговор в части его осуждения по ст. ст. 33 ч. 5 и 162 ч. 2 п. п. "а", "в" УК РФ отменить, признав его виновным по ст. 167 ч. 1 УК РФ, указывая, что в основу приговора положены доказательства полученные с нарушением закона, другие осужденные заявили в суде, что они оговорили Г.

Адвокат Яковлев в кассационной жалобе в защиту С. просит переквалифицировать его действия на ст. ст. 316, 167 ч. 1 УК РФ, указывая, что показания осужденных Л., Н., Г.К., данные во время расследования дела, необоснованно положены в основу приговора; показаниям осужденного С. надлежащей оценки не дано; выводы суда о соучастии С. в разбойном нападении не соответствуют фактическим обстоятельствам дела.

Адвокат Соловьев в кассационной жалобе в защиту Н., просит переквалифицировать его действия на ст. ст. 139 ч. 2, 112 ч. 1 УК РФ, указывая, что действия Н. необоснованно расценены как разбойное нападение; вывод о его виновности основан на показаниях осужденных, данных во время расследования дела; показания осужденного Н. о том, что у него с Г.С. возник конфликт, что пришел он в квартиру не с целью завладения имуществом необоснованно отвергнуты; вещи из квартиры потерпевшего были изъяты не с корыстной целью, а для того, чтобы уничтожить следы пребывания там; в жалобе отмечается, что отказ от защитника Н. на следствии был вынужденным; записка, приобщенная к делу, необоснованно признана допустимым доказательством.

Проверив материалы дела, обсудив доводы жалоб, Судебная коллегия находит приговор законным и обоснованным.

Вывод суда о виновности осужденных в совершении преступлений основан на доказательствах, исследованных в судебном заседании, подробно изложенных в приговоре.

Так, из показаний осужденной Л., данных во время расследования дела, следует, что она, Н., Г.К., С., Г. договорились совершить нападение на Г.С. с целью завладения деньгами, разработали план совершения преступления; в соответствии с этим планом, сначала к Г.С. пришла она, через некоторое время пришел в квартиру потерпевшего Н., при этом она услышала шум драки, звон разбитого стекла; Н. сказал, что можно звать ребят, мужика он "вырубил"; она вышла из квартиры, а Г.К., С. и Г. в соответствии с договоренностью пошли туда искать деньги, при этом она им сообщила, что Н. потерпевшего "вырубил", однако, денег они не нашли и вскоре вернулись; после этого к потерпевшему пошли она, Н. и Г., она решила не оставлять в живых Г.С., она с помощью электрического шнура задушила его, накрывая при этом лицо подушкой; затем она, Н. и Г. ушли, при этом взяли с собой сумки с вещами, в том числе телефон, процессор от компьютера.

Из показаний осужденного Н. на предварительном следствии следует, что действительно он, Г.К., С., Г. и Л. договорились совершить нападение на Г.С., распределили роли; первой пошла к Г.С. Л., при этом взяла с собой клофелин; через некоторое время к потерпевшему пошел он, Н.; после того, как Г.С. открыл дверь, он стал его избивать, ударил его бутылкой по голове, денег в квартире они не нашли; вернувшиеся от Г.С. - Г.К., Г. и С. также сообщили, что денег в квартире потерпевшего нет; после этого в квартиру к Г.С. пошли Л., Г. и он, при этом Л. сказала, что она Г.С. в живых не оставит; находясь в квартире, Л. взяла шнур, подушкой закрыла лицо лежащего на диване Г.С. и задушила его; сказав им, что он мертв; из квартиры потерпевшего они забрали телефон, процессор от компьютера.

Осужденный Г.К. на предварительном следствии также указывал о том, что он, Л., Н., С., Г. договаривались о похищении имущества Г.С., распределили между собой роли; при этом Л., направляясь к Г.С., взяла с собой клофелин; затем к Г.С. пошел Н., а через некоторое время в квартиру потерпевшего пришли он, Г. и С., обыскав ее, денег не нашли; после того, как они вернулись и сообщили об этом, в квартиру потерпевшего пошли Л., Н., Г.; когда Л. возвратилась, сказала, что задушила потерпевшего; пришедшие Н. и Г. принесли с собой сумки, в которых находились процессор от компьютера, телефон, видеокамера.

Во время расследования дела Л., Н., Г.К. дали показания об обстоятельствах совершения преступления при осмотре места происшествия с их участием.

Осужденная Л. в судебном заседании пояснила, что она, а затем Н. действительно приходили к Г.С., Н. подрался с потерпевшим; она предлагала Г.К. и С. сходить в квартиру потерпевшего; затем туда же пошла она, Н. и Г.; она задушила Г.С. при помощи шнура и подушки; из квартиры потерпевшего они взяли часть вещей.

Осужденный Н. в суде пояснил, что он действительно избил Г.С., ударил ему по голове бутылкой; к Г.С. также заходили Г.К. и С.; затем он, Л. и Г. снова пошли к потерпевшему, взяли там часть имущества; Л., находясь в квартире, задушила Г.С.

Осужденный Г.К. в суде пояснил, что Л., направляясь к Г.С., взяла с собой клофелин, затем туда пошел Н., а через некоторое время в квартиру потерпевшего пошли он, С. и Г.

Осужденный С. в суде не отрицал, что вместе с Г.К. и Г. заходил в квартиру потерпевшего, при этом Г.С. лежал без сознания; затем туда пошли Л., Н. и Г.; принесли с собой вещи потерпевшего, Л. сообщила, что убила Г.С.

Согласно протоколу осмотра места происшествия, труп Г.С. обнаружен в квартире <...>.

В соответствии с заключением судебно-медицинской экспертизы смерть Г.С. наступила от механической асфиксии вследствие сдавления шеи шнуром и закрытия подушкой отверстий рта и носа; потерпевшему также были нанесены телесные повреждения, причинившие вред здоровью средней тяжести; при судебно-химическом исследовании крови и внутренних органов трупа Г.С. обнаружено лекарственное средство - клофелин.

Вина осужденных подтверждается также показаниями потерпевшего Г.С.Ю., представителя потерпевшего Г.Л., свидетелей П., Ч., заключением судебно-биологической экспертизы, другими доказательствами.

Обстоятельства дела исследованы с достаточной полнотой и объективностью, имеющимся в материалах дела доказательствам дана надлежащая оценка.

Доводы жалоб о том, что между осужденными не было сговора на совершение преступления, что проникали в квартиру потерпевшего они не с целью завладения имуществом, Судебная коллегия считает несостоятельными, поскольку они опровергаются совокупностью приведенных выше и других изложенных в приговоре доказательств.

Показания осужденных Л., Н., Г.К. на предварительном следствии об обстоятельствах договоренности на совершение преступления, о роли каждого из осужденных в преступлении, об обстоятельствах его совершения судом обоснованно признаны достоверными.

Они согласуются между собой и с другими доказательствами, соответствуют фактическим обстоятельствам дела.

Допрашивались Л., Н., Г.К. во время расследования дела с соблюдением норм уголовно-процессуального закона; протоколы их допросов, на которые содержится ссылка в приговоре, обоснованно признана допустимыми доказательствами.

Отвергает Судебная коллегия и доводы осужденной Л. о необоснованности признания ее виновной в убийстве Г.С.

Из показаний осужденных Л., Н., С., Г.К. следует, что убийство потерпевшего совершила именно Л.

Названные лица, в том числе и Л., давали об этом показания неоднократно как во время расследования дела, так и в судебном заседании.

Оснований подвергать сомнению показания осужденных в этой части Судебная коллегия не усматривает.

Несостоятельными считает коллегия и доводы о том, что вещи из квартиры потерпевшего осужденные забрали без цели хищения.

Эти доводы были предметом исследования и оценки суда первой инстанции и обоснованно с приведением в приговоре соответствующих мотивов были отвергнуты.

Как установлено осужденными из квартиры были похищены системный блок компьютера, видеокамера, телефонный аппарат, телефон сотовой связи.

Оснований полагать, что эти вещи были изъяты из квартиры потерпевшего для того, чтобы уничтожить следы пребывания там осужденных у суда первой инстанции обоснованно не возникло.

Утверждения Л. об отсутствии у нее клофелина когда она направилась к потерпевшему опровергаются заключением экспертизы о наличии в крови потерпевшего клофелина, приведенными выше показаниями Г.К., Н., которые видели как Л. брала с собой клофелин.

Оснований для исключений из числа доказательств заключения экспертизы, Судебная коллегия не усматривает.

Таким образом, в действиях Л., Н. обоснованно признано наличие состава разбойного нападения, а Г., С., Г.К. правильно признаны соучастниками, в форме пособничества, в совершении разбоя; правильным является и осуждение Л. за убийство потерпевшего.

Каких-либо существенных нарушений норм уголовно-процессуального закона во время расследования дела, при рассмотрении его в судебном заседании, которые бы могли повлечь отмену приговора, в том числе нарушение права обвиняемых на защиту допущено не было.

Во время следствия право на участие защитника осужденным разъяснялось, обвинение им предъявлялось с участием адвокатов. Л. в судебном заседании защищал адвокат на участие которого она выразила согласие.

Как видно из протокола об окончании следствия и предъявлении материалов обвиняемому, Л. по окончании расследования дела с материалами дела ознакомилась полностью.

Что касается ссылки в жалобах на необоснованность признания в качестве доказательства изъятой записки, то совокупности других имеющихся в материалах дела доказательств достаточно для вывода о виновности осужденных в совершении преступлений.

Правовая оценка действий осужденных является правильной, наказание им назначено в соответствии с требованиями закона.

Оснований считать назначенное наказание явно несправедливым вследствие его чрезмерной суровости не имеется.

Принимая во внимание изложенное, руководствуясь ст. 339 УПК РСФСР, Судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Верховного Суда Республики Карелия от 20 ноября 2001 года в отношении Л., Н., Г., С. оставить без изменения, кассационные жалобы - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"