||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 31 января 2002 г. N 18-О01-108

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Кочина В.В.

судей Микрюкова В.В., Кудрявцевой Е.П.

рассмотрела в судебном заседании от 31 января 2002 года уголовное дело по кассационным жалобам адвокатов Харченко А.П. и Аветисьяна Э.В. в защиту осужденных М.А. и Л.Ю. на приговор Краснодарского краевого суда от 7 августа 2001 года, которым:

Л.Ю., <...>, гражданин РФ, образование среднее, женатый имеющий сына 1990 г.р., дочь 1999 г.р., работал частным предпринимателем, проживает: <...>, не судимый, содержится под стражей с 26 февраля 2001 года,

осужден по ч. ч. 4 и 5 ст. 33 - п. п. "а", "б", "в" ч. 3 ст. 162 УК РФ к лишению свободы на 8 /восемь/ лет с конфискацией имущества, с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Он же по ч. ч. 4 и 5 ст. 33 - ч. 2 ст. 209 УК РФ оправдан за отсутствием в его действиях состава преступления:

М.А., <...>, гражданин РФ, образование среднее, женатый имеющий ребенка 1999 года рождения, временно не работавший, зарегистрирован: <...>, не судимый, содержится под стражей с 24 февраля 2001 года,

осужден к лишению свободы по ч. 2 ст. 209 УК РФ на 8 /восемь/ лет с конфискацией имущества; - по п. п. "а", "б", "в" ч. 3 ст. 162 УК РФ на 8 /восемь/ лет с конфискацией имущества; - по ч. 1 ст. 222 УК РФ на 3 /три/ года; - по ч. 1 ст. 228 УК РФ на 2 /два/ года.

На основании ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний окончательно назначено М.А. 13 /тринадцать/ лет лишения свободы с конфискацией имущества, с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Он же по ч. 5 ст. 33 - п. п. "а", "б", "в" ч. 3 ст. 162 УК РФ - оправдан за отсутствием в его действиях состава преступления.

На основании п. "г" ч. 1 ст. 97, п. "а" ч. 1 ст. 99, ст. 100 УК РФ применены к М.А. принудительные меры медицинского характера по поводу наркомании в виде амбулаторного принудительного наблюдения и лечения у психиатра.

Заслушав доклад судьи Микрюкова В.В., заключение прокурора Асанова В.Н., полагавшего необходимым приговор суда изменить, судебная коллегия

 

установила:

 

по приговору суда М.А. совершил участие в устойчивой вооруженной группе (банде), и в совершенном ею нападении.

М.А. совершил разбойное нападение в целях хищения чужого имущества, совершенное с применением насилия опасного для жизни, с незаконным проникновением в жилище, с применением оружия, организованной группой, в целях завладения имуществом в крупном размере, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего, он же совершил незаконные приобретение, ношение и хранение огнестрельного оружия и боеприпасов, и незаконное приобретение и хранение без цели сбыта наркотических средств в крупном размере.

Л.Ю. совершил подстрекательство и пособничество в разбое, то есть нападении в целях хищения чужого имущества, совершенном с применением насилия опасного для жизни, неоднократно, с незаконным проникновением в жилище, с применением оружия, организованном группой, в целях завладения имуществом в крупном размере, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего.

Преступления совершены в августе 2000 года, 19 декабря 2000 года, в период с 3 по 5 января и 22 февраля 2001 года при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В судебном заседании осужденный М.А. виновным себя признал частично, а Л.Ю. виновным себя не признал.

В кассационных жалобах:

Адвокат Аветисьян Э.В. просит приговор в отношении осужденного Л.Ю. Ю.В. отменить и дело прекратить, обосновывая это тем, что Л.Ю. обратился к М.А. с просьбой истребовать долг, о способе получения денег разговора не было, в дальнейшем Л.Ю. отказался от своей просьбы. О том, что будет совершено разбойное нападение с использованием оружия он не знал.

Адвокат Харченко А.П. просит приговор в отношении осужденного М.А. в части осуждения его по ст. 209 ч. 2 УК РФ отменить и дело прекратить, в части осуждения по ст. 162 ч. 3 п. п. "а", "б", "в" УК РФ переквалифицировать на ст. ст. 30 ч. 3 и 161 ч. 3 п. "б" УК РФ и снизить наказание. По мнению адвоката М.А. не знал о наличии оружия у Д.А., что исключает наличие в его действиях состава бандитизма. В жалобе указывается на отсутствие устойчивости группы, М.А. осужден только за один эпизод разбойного нападения; на отсутствие руководителя группы. По мнению адвоката в действиях М.А. отсутствует состав разбойного нападения, поскольку умысел был направлен на грабеж, применение насилия, опасного для жизни и здоровья или его угроза предварительно не оговаривалась и не охватывалась умыслом участников преступления. По мнению адвоката М.А. назначено строгое наказание без учета индивидуализации и дифференциации наказания.

Проверив материалы дела, доводы кассационных жалоб, судебная коллегия считает приговор суда законным, а выводы суда о виновности М.А. и Л.Ю. основанными на доказательствах, всесторонне и полно исследованных и получивших соответствующую оценку в приговоре, а именно: показаниях потерпевших П.Е., свидетелей П.А., Б.Т., С.Л., Н.А., А.И., Л.И., осужденных Д.А., Ш.С., М.А. и Л.Ю., протоколе осмотра места происшествия, заключении судебно-медицинской, биологической, баллистической экспертиз.

Доводы жалобы адвоката о том, что М.А. необоснованно привлечен к уголовной ответственности за бандитизм, являются несостоятельными и опровергаются материалами дела.

Группа в составе трех человек Д.А., Ш.С. и М.А. была вооружена огнестрельным оружием, имела милицейскую форму и непосредственно использовала оружие и милицейскую форму при совершении нападения на квартиру Ф.

О наличии оружия и милицейской формы в банде свидетельствуют показания осужденных Д.А., Ш.С. и М.А.

В частности из показаний Д.А. следует, что после приобретения пистолета он сообщил об этом М.А. и Ш.С. и показал его им (т. 2 л.д. 62).

Из показаний М.А., данных им в ходе предварительного следствия с участием адвоката и исследованных в суде следует, что Д.А. предложил, чтобы один из них, для облегчения совершения преступления, одел милицейскую форму, для того чтобы Ф. безбоязненно открыл нам дверь в квартиру. Также Д.А. сказал, что надо достать пистолет, поскольку в квартире Ф. также имеется оружие. В день совершения преступления во время сборов Д.А. сказал, что возьмет с собой пистолет (т. 2 л.д. 101).

Об использовании оружия и милицейской формы при разбойном нападении свидетельствуют показания свидетеля С.Л., услышавшей шум в коридоре и два выстрела и видевшей в коридоре мужчину в милицейской форме с пистолетом в руках.

Согласно показаниям потерпевшей П.Е. один из нападавших был в милицейской форме и вооружен пистолетом с глушителем, в результате нападения был застрелен ее муж Ф.

В ходе осмотра места происшествия изъяты две стреляные гильзы калибра 5,45 мм. По заключению баллистической экспертизы данные гильзы стреляны из пистолета ИЖ-78 7,6 мм, переделанного для стрельбы малокалиберными патронами центрального боя.

Осужденные Д.А., Ш.С., М.А. в ходе следствия и в суде признавали, что при разбойном нападении было применено огнестрельное оружие.

Об устойчивости группы в составе Д.А., Ш.С., М.А. свидетельствуют характер совершенного группой нападения, его планирование и детальная и длительная подготовка, тесная взаимосвязь между ее членами.

Об организованности группы свидетельствую такие признаки как наличие лидера и функциональное распределение ролей, подготовка к совершению преступлений и распределение ролей.

Руководитель банды принимал решение о необходимости приобретения оружия и милицейской формы, руководил планированием, распределял роли между участниками банды.

Из показаний осужденных Д.А., Ш.С., М.А. также следует, что после того как между ними состоялась договоренность на совершение разбойного нападения на Ф., они стали готовиться к совершению преступления, выезжали по месту расположения квартиры Ф., как с Л.Ю., так и сами, изучая расположение квартиры и пути подхода и отхода, Д.А. купил пистолет, а Ш.С. форму сотрудника милиции.

Для быстрого отхода после преступления бандой была использована автомашина, охрану которой в момент совершения преступления, осуществлял Л.Е., которого не посветили в свои преступные планы.

Данные обстоятельства свидетельствуют об организованности участников группы.

Нельзя согласиться с доводом жалобы адвоката Харченко А.П. о переквалификации действий М.А. по эпизоду разбойного нападения на Ф. на ст. ст. 30 ч. 3 и 161 ч. 3 п. "б" УК РФ.

Как следует из показаний Д.А., данных им в судебном заседании: "Мы готовились к разговору с позиции силы. Для этого взяли с собой пистолет" (т. 7 л.д. 84), "Разговор намечался с позиции силы" (т. 7 л.д. 91).

В ходе предварительного следствия Д.А. также пояснял, что для совершения преступления им будет необходим пистолет, причем боевой (т. 2 л.д. 62).

Осужденный Ш.С. пояснял в суде, что "Мысли о том, что мы можем идти без оружия, я не допускал" (т. 7 л.д. 90). В ходе предварительного следствия Ш.С. пояснял, что он знал, что у Д.А. должен быть с собой пистолет (т. 5 л.д. 114).

Сам М.А. признавал то, что нападение на квартиру будет совершаться с оружием (т. 2 л.д. 101).

Таким образом, данные доказательства свидетельствуют о том, что умыслом М.А. при нападении на Ф. охватывалось применение насилия к потерпевшему с целью завладения имуществом в крупном размере, с применением оружия, с незаконным проникновением в жилище, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего.

Поскольку суд обоснованно признал, что разбойное нападение было совершено организованной группой, то действия всех участников банды независимо от их роли в преступлении правильно оценены как соисполнительство.

С учетом добытых доказательств суд правильно квалифицировал действия М.А. по ч. 2 ст. 209 и по п. п. "а", "б", "в" ч. 3 ст. 162 УК РФ.

Довод жалобы адвоката Аветисьян Э.В. о том, что Л.Ю. обратился к М.А. с просьбой истребовать долг, опровергается показаниями Д.А., Ш.С., М.А., из которых следует, что Л.Ю. хотел получить половину суммы, которую они возьмут у Ф.

Из показаний Ш.С. следует, что Л.Ю. за наводку требовал половину суммы денег, которую они заберут у Ф.

Несостоятельным является довод жалобы адвоката Аветисьян Э.В. о том, что Л.Ю. отказался от совершения преступления, и опровергается показаниями Д.А., Ш.С., М.А., из которых следует, что Л.Ю. в день совершения преступления в очередной раз пришел в первой половине дня 19 декабря 2000 года и сказал, что это наиболее благоприятный день для ограбления.

Суд правильно пришел к выводу о доказанности вины Л.Ю. в совершении подстрекательства и пособничества в разбойном нападении в целях хищения чужого имущества, совершенном с незаконным проникновением в жилище, с применением оружия, организованной группой, в целях завладения имуществом в крупном размере, и квалифицировал его действия ч. ч. 4 и 5 ст. 33 - п. п. "а", "б" ч. 3 ст. 162 УК РФ.

Вместе с тем из осуждения Л.Ю. подлежит исключению квалифицирующий признак п. "в" ч. 3 ст. 162 УК РФ, поскольку в судебном заседании не нашло подтверждения, чтобы Л.Ю. подстрекал Д.А., Ш.С. и М.А. к причинению тяжкого вреда здоровью потерпевшему Ф., либо как либо способствовал этому. Также в приговоре не приведено доказательств виновности в этом Л.Ю.

Доказательства, изложенные в приговоре, собраны в соответствии с требованиями ст. 69 и ст. 70 УПК РСФСР.

Наказания осужденным М.А. и Л.Ю. назначены в соответствии с требованиями ст. 60 УК РФ, являются справедливыми и смягчению по мотивам жалоб не подлежат.

При назначении М.А. и Л.Ю. наказаний, суд учитывал характер и степень общественной опасности совершенных преступлений, данные о личности виновных, все обстоятельства дела, влияние наказания на исправление осужденных.

Суд принял в качестве смягчающих наказание обстоятельств: М.А. - явку с повинной, активное способствование осужденным раскрытию преступления и изобличению других соучастников преступления, наличие у него малолетнего ребенка; Л.Ю. - наличие у него двух малолетних детей.

С учетом данных обстоятельств суд назначил наказание М.А. и Л.Ю. по особо тяжким преступлениям в минимальном размере.

Назначенное Л.Ю. наказание не является чрезмерно суровым, оно справедливое и не подлежит смягчению, несмотря на исключение из приговора одного из квалифицирующих признаков.

Исключение из приговора указанного выше квалифицирующего обстоятельства не уменьшает степени общественной опасности содеянного Л.Ю.

Оснований для смягчения наказания осужденным М.А. и Л.Ю. судебная коллегия не усматривает.

Нарушений процессуальных норм, влекущих отмену приговора, органами следствия и судом не допущено.

Руководствуясь ст. ст. 332, 339, 351 УПК РСФСР, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Краснодарского краевого суда от 7 августа 2001 года в отношении Л.Ю. изменить, исключить осуждение его по п. "в ч. 3 ст. 162 и ч. ч. 4 и 5 ст. 33 УК РФ.

В остальном приговор в отношении Л.Ю. и М.А. оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"