||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 30 января 2002 г. N 78-о01-156

 

Председательствующий: Граудинь О.И.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего - Лутова В.Н.

судей - Ворожцова С.А. и Степанова В.Н.

рассмотрела в судебном заседании 30 января 2002 года уголовное дело по кассационным жалоб осужденного Ш. и адвоката Максименкова на приговор Санкт-Петербургского городского суда от 16 октября 2001 года которым -

Ш., <...>, осужденный 7 июля 2000 года по ст. 290 ч. 4 п. "а " УК РФ к 7 годам лишения свободы с конфискацией имущества.

Определением Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 15 ноября 2000 года приговор изменен и назначено наказание в виде 5 лет лишения свободы с конфискацией имущества с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

Осужден - по ст. 159 ч. 3 п. "б" УК РФ с применением ст. 64 УК РФ к 4 годам лишения свободы.

На основании ст. 69 ч. 5 УК РФ окончательно назначено 6 лет лишения свободы с конфискацией имущества, с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

Заслушав доклад судьи Ворожцова С.А., заключение прокурора Шинелевой Т.Н., полагавшей необходимым приговор в отношении Ш. без изменения, а кассационные жалобы без удовлетворения, судебная коллегия

 

установила:

 

Ш. признан виновным и осужден за совершение мошенничества с использованием служебного положения, в крупном размере.

Преступление Ш. совершены в сентябре 1998 года в городе Санкт-Петербурге при обстоятельствах, подробно изложенных в приговоре.

Вину в совершении преступления осужденный не признал.

На приговор осужденный и его адвокат подали кассационные жалобы, в которых просят приговор отменить считая его незаконным, а дело в отношении Ш. в этой части - прекратить.

По мнению авторов жалоб, выводы суда, изложенные в приговоре не соответствуют фактическим обстоятельствам дела и не подтверждены доказательствами.

Не установлена женщина, которой якобы для Ш. дважды передавались деньги.

Ни один из свидетелей не могли назвать пароли и отзывы. Неразрешенным осталось противоречие в показаниях относительно того, кому по условиям Ш. передавались деньги, а также противоречия относительно обстоятельств подготовка для передачи и передачи денег сотрудниками фирмы "Аларм".

В жалобах подробно анализируются показания потерпевших и свидетелей, и делается вывод о том, что не разрешены противоречия в показаниях С. и Р., Г., потерпевшего С.А. Не установлен по делу объективный мотив действий потерпевшего.

Указания Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ не были выполнены в ходе нового судебного рассмотрения.

Адвокатом Чинокаевым Р.З. принесены возражения на кассационные жалобы, в которых он просит приговор - оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.

Изучив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, судебная коллегия находит вину осужденного установленной проверенными в судебном заседании и приведенными в приговоре доказательствами.

Потерпевший С.А. показал о том, что является президентом фирмы ООО "Аларм-трейд", 3 сентября 1998 года в возглавляемой им фирме сотрудниками налоговой полиции была начата проверка, методы которой позволили предположить, что проверка носит заказной характер и целью ее является уничтожение фирмы.

В середине сентября 1998 года в кабинет С.А. пришел Ш., который был известен потерпевшему как сотрудник налоговой полиции, и сообщил о том, что знает о проблемах, связанных с проверкой, и готов выяснить причины ее проведения. Он согласился на предложенную Ш. помощь.

Через несколько дней Ш., сообщил, что проверка носит заказной характер, инициатор ее высокопоставленное лицо, бывший клиент фирмы, а позднее при встрече Ш. сказал, что имеет выход на посредника, который может за определенное материальное вознаграждение повлиять на ход проверки и обеспечить ее объективность.

При этом Ш. настоял на том, что передача вознаграждения будет происходить в два этапа: сначала 5 000 долларов за имя заказчика проверка, а затем - некоторая сумма за обеспечение объективности.

Получив согласие, Ш. сообщил место, время и условия передачи 5 000 долларов. С.А. и Г., точно выполнив названные Ш. условия, передали 5 000 долларов, и через некоторое время узнали от Ш. о том, что деньги получены, а фамилия заказчика проверки - В. Через несколько дней Ш. сообщил время, место и условия передачи денег - 25 000 долларов - вознаграждение за соблюдение объективности проверки.

Названные Ш. условия вновь были выполнены, а от Ш. было получено подтверждение о получении денег.

У суда не было оснований сомневаться в достоверности показаний С.А. поскольку они в полной мере согласуются с показания свидетелей, приведенных в приговоре.

Свидетель Г. последовательно утверждал, Ш., являясь налоговым полицейским, по своей инициативе предложил им помощь в обеспечении объективного проведения проверки, ввел их в заблуждение, рассказав, что проверка носит заказной характер и ее целью является уничтожение фирмы, склонил к передаче ему 5 000 и 25 000 долларов США, но обещаний не выполнил, а деньги присвоил.

Показания С.А. и Г. объективно подтверждены показаниями самого Ш. о том, что умышленно ввел С.А., и Г. в заблуждение, сообщив им, что проверка заказана и заказчиком является высокопоставленное лицо;

показаниями свидетеля В. о том, что Ш. рассказывал ему о проводимой в фирме "Аларм" проверке, сообщал о просьбе С.А. к Ш., выяснить имя заказчика и наладить неформальные отношения со старшим проверяющим С.К.;

показаниями свидетелей Б., С., Р. - о двух случаях передачи денег по заранее указанным Ш. времени, месту, паролю;

показаниями свидетелей Н., С.К., Я., В. о том, что проверка в фирме "Аларм" проводилась в обычном порядке, никто из посторонних лиц. либо руководителей налоговой полиции не пытался повлиять на ее исход.

Не установлено судом каких-либо противоречий и в показаниях всех вышеперечисленных свидетелей.

Суд сделал правильный вывод о том, что незначительные противоречия в показаниях потерпевшего С.А., и свидетелей Г., С., Р., относительно обстоятельств передачи денег, материала, в который упаковывались деньги, в также места, в котором Г., были отданы распоряжения С. о передаче денег, паролей, сообщенных Ш., не влияют на существо показаний в целом и не отражаются на их объективности.

Кроме того, потерпевший С.А., и свидетель Г. полностью подтвердили в судебном заседании показания свидетелей Б., С., Р. и пояснили, что указанные свидетели именно эти детали обстоятельств передачи помнят намного лучше, чем они, поскольку роль свидетелей была менее значительной и сводилась к строгому выполнению указаний С.А. и Г.

Таким образом, факт получения Ш. 30 000 долларов США установлен исследованными судом доказательствами, которые свидетельствуют о том, что деньги передавались именно на тех условиях, которые указывал подсудимый, и после выполнения потерпевшим поставленных Ш. условий, последний подтверждал факт получения указанных сумм.

Судом проверены все фактические обстоятельства, в том числе и те на которые обращалось внимание Верховным Судом РФ при рассмотрении дела в кассационном порядке.

Юридическая оценка содеянного Ш. судом определена правильно. Как было выше отмечено судом установлены все квалифицирующие признаки совершенного Ш. мошенничества.

Наличие у Ш. умысла на завладение имуществом С.А. путем обмана выразилось в том, что он умышленно исказил действительное положение вещей, обманул С.А., сообщив о что проверка его фирмы заказана высокопоставленным лицом, и целью проверки является уничтожение фирмы. При этом Ш. создал у потерпевшего уверенность в том, что он, являясь налоговым полицейским, имеет посредника и решит вопрос о проведении нетенденциозной, объективной проверке.

Действуя таким образом, Ш., обманув С.А., побудил у потерпевшего желание по собственной воле передать ему деньги и завладел ими.

Копией приказа по личному составу Управления Федеральной службы налоговой полиции по Санкт-Петербургу установлено, что Ш. с сентября 1998 года является специалистом 2 отдела службы "а" УФСНП.

Суд правильно пришел к выводу о том, что квалифицирующий признак совершения мошенничества с использованием служебного положения нашел свое полное подтверждение, поскольку добытыми по делу доказательствами установлено, что Ш. являлся налоговым полицейским, его служебное положение было достоверно известно потерпевшему, именно по этой причине С.А. проявил доверие к подсудимому не как к частному лицу, а как к лицу, занимающему конкретное служебное положение и именно это обстоятельство было использовано Ш. при завладении имуществом.

О наличии квалифицирующего обстоятельства совершения мошенничества в крупном размере свидетельствует размер похищенного - 536 400 рублей, что более чем в 500 раз превышает минимальный размер оплаты труда.

Наказание осужденному назначено с учетом тяжести содеянного, данных о его личности. Оснований для смягчения наказания Ш. судебная коллегия не усматривает.

Учитывая изложенное, руководствуясь ст. ст. 332, 339 УПК РСФСР, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Санкт-Петербургского городского суда от 16 октября 2001 года в отношении Ш. оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"