||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 30 января 2002 г. N 19/1-кпо01-136

 

Предс. Бихман В.М.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации

в составе председательствующего Кочина В.В.

судей: Шишлянникова В.Ф. и Анохина В.Д.

рассмотрела в судебном заседании 30 января 2002 года дело по кассационным жалобам осужденной Б. и представителя потерпевшей Б.А. на приговор Ставропольского краевого суда от 15 ноября 2001 года, которым

Б., <...>, судимой 17 июня 1998 года по ст. ст. 115, 156 УК РФ к 1 году лишения свободы, освобождена 28 мая 1999 года условно-досрочно на неотбытый срок 18 дней.

осуждена по ст. ст. 30 ч. 3 и 105 ч. 2 п. "в" УК РФ к лишению свободы сроком на 10 лет с отбыванием в исправительной колонии общего режима.

Заслушав доклад судьи Шишлянникова В.Ф., заключение прокурора Крюковой Н.С., полагавшей приговор оставить без изменения, судебная коллегия,

 

установила:

 

Б. признана виновной в покушении на убийство своей малолетней дочери Б.Д. 24 августа 2000 года рождения.

Преступление совершено при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В судебном заседании Б. вину не признала.

В кассационных жалобах:

Б., оспаривая обоснованность осуждения утверждает, что у нее не было умысла на убийство своей малолетней дочери, выронила дочь из рук в воду когда умывала ее в пьяном виде, раскачивая вправо и влево как бы делая полоскательные движения. Когда дочь отнесло течением, она испугалась и, выбежав из воды, стала кричать, что уронила ребенка. Что было дальше не помнит. Указывает, что если бы хотела убить дочь, то не стала бы этого делать днем и в многолюдном месте. Полагает, что свидетелю Б.Р. могло показаться, что она бросила ребенка в воду. Указывает, что судом не допрошены свидетели, которые бывали у нее дома и хорошо ее знали, просит объективно разобраться в деле и принять по нему справедливое решение.

Представитель малолетней потерпевшей Б.А., не соглашаясь с приговором, указывает, что предварительное следствие по делу проведено односторонне и неполно, не были установлены лица, которые в одной компании с осужденной и Б.В. отмечали на озере день рождения и которые бы могли рассказать о предшествующих преступлению событиях и о причине ухода осужденной с малолетней дочерью к берегу реки, свидетель Б.В. не была допрошена в судебном заседании, а ее показания на предварительном следствии содержат существенные противоречия, утверждает, что имевшаяся на лице дочери ссадина образовалась задолго до этого дня, полагает, что не установлен мотив преступления, считает, что осужденная не могла совершить покушение на жизнь дочери, поскольку относилась к ней с любовью, просит разобраться в деле и принять по нему правильное решение.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, судебная коллегия находит приговор законным и обоснованным.

Вопреки доводам жалоб, выводы суда о виновности осужденной в покушении на убийство своей малолетней дочери соответствуют фактическим обстоятельствам дела и основаны на доказательствах, всесторонне, полно и объективно исследованных в ходе судебного разбирательства

Доводы жалобы осужденной Б. о том, что у нее не было умысла на убийство своей малолетней дочери Б.Д., что в воду Б.Д. она не бросала, дочь выпала из ее рук случайно, опровергаются показаниях свидетеля-очевидца Б.Р.

Так, из показаний свидетеля Б.Р. следует, что 27 июля 2001 года примерно в 18 часов он с семьей находился на озере в г. Кисловодске в районе верхней дамбы. Примерно в 19 часов он заметил, что мимо них прошла пьяная Б., которая несла на вид годовалого ребенка. Он почувствовал, что может произойти несчастный случай на дамбе и примерно через минуту после того, как Б. скрылась из поля зрения, проследовал за ней. Поднявшись на верх дамбы, он увидел, что Б., стоя ровно, умышленно отбросила от себя в русло речки ребенка, которого ранее несла. Эти события он наблюдал с расстояния примерно 4 - 6 метров и уверен, что Б. умышленно бросила ребенка в воду. Это не могло произойти случайно, так как ребенок упал в воду не рядом с Б., а сделав траекторию на расстоянии 1,5 - 3 метров от нее. Он сразу бросился спасать ребенка, а Б. бросилась навстречу ему и кричала, чтобы он не трогал ребенка, не мешал. Оттолкнув ее, он подбежал к ребенку, который был полностью погружен в воду и захлебывался, вытащил его, перевернул вниз головой и два раза нажал ему на грудь. Изо рта ребенка пошла вода, ребенок кашлянул и задышал. Вместе с ребенком он поднялся на верх дамбы. Б. уже не видел. После этого одна из женщин взяла ребенка и завернула его в полотенце, но так как у ребенка стали синеть губы, то он вместе с этой женщиной доставил ребенка в больницу.

Аналогичные показания свидетель Б.Р. давал на предварительном следствии при осмотре места происшествия с его участием, подтверждая их на очной ставке с Б., также утверждая, что она умышленно выбросила ребенка в речку (т. 1 л.д. 30 - 31, 32).

Кроме того, вина Б. в содеянном подтверждается показаниями свидетелей Б.О., Л., Л.Л., О., Д., Ш., слышавших от Б.Р., что Б. бросила ребенка в воду, а также заключениями, проведенных по делу экспертиз.

Дав оценку показаниям свидетеля-очевидца Б.Р. в совокупности с другими исследованными в судебном заседании доказательствами, анализ которых подробно изложен в приговоре, суд обоснованно пришел к выводу о доказанности вины Б. в покушении на убийство своей малолетней дочери Б.Д.

Оснований для оговора свидетелем Б.Р. осужденной Б., как об этом правильно указано в приговоре, не имелось.

Доводы жалобы представителя потерпевшего о том, что судом не установлен мотив преступления, являются несостоятельными, поскольку они противоречат материалам дела, в том числе и приговору суда, из описательной части которого следует, что покушение на убийство дочери, Б. совершила в связи с тем, что "не желала отягощать себя в дальнейшем заботой о ребенке".

Такой вывод суд сделал на основе тщательного анализа всех исследованных доказательств, он мотивирован в приговоре и оснований ставить под сомнение его обоснованность у судебной коллегии не имеется.

С учетом добытых доказательств, действия Б. правильно квалифицированы судом по ст. ст. 30 ч. 3 и 105 ч. 2 п. "в" УК РФ, как покушение на убийство лица, заведомо для виновного находящегося в беспомощном состоянии.

Психическое состояние Б. судом проверялось и она обоснованно признана вменяемой, что соответствует заключению амбулаторной судебно-психиатрической экспертизы (т. 1 л.д. 66 - 68).

Наказание Б. назначено в соответствии с требованиями закона, с учетом характера и степени общественной опасности совершенного преступления, данных о личности виновной и всех обстоятельств дела, в том числе и того, что в ее действиях имеет место рецидив преступлений.

Оснований для смягчения наказания осужденной, не имеется.

Нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену или изменение приговора, по делу не установлено.

Исходя из изложенного и руководствуясь ст. ст. 332, 339, 351 УПК РСФСР судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Ставропольского краевого суда от 15 ноября 2001 года в отношении Б. оставить без изменения, а кассационные жалобы, - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"