||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 30 января 2002 г. N 5-о01-241

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего - Галиуллина З.Ф.

судей - Колышницына А.С. и Ахметова Р.Ф.

30 января 2002 года рассмотрела в судебном заседании дело по кассационным жалобам осужденных Х., З.Р. и адвоката Казбекова П.Г. на приговор Московского городского суда от 25 сентября 2001 года, по которому

Х., <...>, судим 09.09.96 г. /с учетом внесенных в приговор изменений/ по ст. 222 ч. 1 УК РФ к 3 годам лишения свободы; 12.11.97 г. по ст. ст. 15, 103 УК РФ с применением ст. 70 УК РФ к 5 годам 6 месяцам лишения свободы, освобожден 21.07.2000 г. по амнистии,

осужден к лишению свободы: по ст. ст. 30 ч. 3 и 105 ч. 2 п. п. "ж", "н" УК РФ на 13 лет, по ст. 162 ч. 3 п. "в" УК РФ на 11 лет 6 месяцев с конфискацией имущества и на основании ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений на 14 лет лишения свободы в исправительной колонии особого режима с конфискацией имущества.

З.Р., <...>, судим 02.09.96 г. по ст. 145 ч. 2 УК РСФСР к 4 годам лишения свободы, освобожден 29.03.2000 г. по отбытию наказания,

осужден к лишению свободы: по ст. 162 ч. 3 п. "в" УК РФ на 11 лет 6 месяцев с конфискацией имущества, по ст. ст. 33 ч. 5, 30 ч. 3 и 105 ч. 2 п. "ж" УК РФ на 11 лет 6 месяцев и основании ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений на 12 лет в исправительной колонии особого режима с конфискацией имущества.

Постановлено взыскать с осужденных указанные в приговоре суммы.

Заслушав доклад судьи Галиуллина З.Ф., объяснения осужденных Х. и З.Р. по доводам жалоб, и заключение прокурора Карасевой С.Н. об отмене приговора в части осуждения их по ст. 162 ч. 3 п. "в" УК РФ, переквалификации действий Х. со ст. ст. 30 ч. 3 и 105 ч. 2 п. п. "ж", "н" УК РФ на ст. 111 ч. 3 п. "в" УК РФ, а З.Р. на ст. ст. 33 ч. 5 и 111 ч. 1 УК РФ, назначении соответствующего наказания и об оставлении приговора в остальном без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

Х. и З.Р. признаны виновными и осуждены за разбой, совершенный группой лиц по предварительному сговору, с применением предметов, используемых в качестве оружия, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего, а З.Р. и неоднократно. Кроме того, Х. признан виновным в покушении на убийство Ш., совершенном группой лиц, неоднократно, а З.Р. - за пособничество в покушении на убийство, совершенном группой лиц.

Преступления совершены 13 февраля 2001 года в г. Москве при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В судебном заседании осужденный Х. вину признал частично, а З.Р. вину не признал.

В кассационных жалобах /основных и в дополнениях к ним/:

осужденный Х. указывает, что он действительно причинил тяжкий вред здоровью Ш., однако у него не было умысла ни на совершение разбоя, ни на убийство потерпевшего, поэтому его действия неправильно квалифицированы по ст. ст. 30 ч. 3 и 105 ч. 2 п. п. "ж", "н", 162 ч. 3 п. "в" УК РФ. Утверждает, что вывод суда о его виновности основан лишь на противоречивых показаниях потерпевшего Ш. и работников милиции. Предварительное и судебное следствие проведено поверхностно и необъективно, было нарушено его право на защиту. При назначении наказания суд не учел положительные данные о его личности, наличие малолетнего ребенка и плохое состояние здоровья. Просит приговор суда отменить и дело направить на новое расследование или новое судебное рассмотрение;

адвокат Казбеков указывает, что в судебном заседании не добыто доказательств вины осужденного Х. в совершении разбойного нападения на Ш. По показаниям осужденных и самого потерпевшего Ш. в суде, осужденные требовали возврата 1200 рублей, переданных Р. Просит приговор суда в отношении Х. изменить, переквалифицировать его действия со ст. 162 ч. 3 п. "в" на ст. 330 ч. 2 УК РФ и назначить наказание с учетом смягчающих обстоятельств по делу;

осужденный З.Р. утверждает, что он не участвовал ни в разбойном нападении на Ш., ни в покушении на его убийство. Вывод суда о его виновности основан на противоречивых показаниях потерпевшего и работников милиции. Как в протоколе судебного заседания, так и в приговоре искажены показания потерпевшего и свидетелей. Считает, что судебное разбирательство проведено неполно, необъективно и с обвинительным уклоном. Просит приговор суда отменить и дело направить на новое судебное рассмотрение.

Проверив материалы дела, и обсудив доводы жалоб, судебная коллегия находит, что приговор подлежит частичной отмене и изменению по следующим основаниям.

Как на предварительном следствии, так и в судебном заседании осужденные Х. и З.Р. вину в разбойном нападении на Ш. не признали.

Вывод суда о виновности осужденных в разбое основан на показаниях потерпевшего Ш., свидетелей Р., З., К. и заключении судебно-медицинского эксперта о характере и степени тяжести обнаруженных у потерпевшего телесных повреждений.

Между тем показания потерпевшего Ш. как на предварительном следствии, так и в судебном заседании противоречивы.

Так, в заявлении в органы милиции Ш. просил принять меры к двум мужчинам, которые причинили ему телесные повреждения, и повредили одежду /л.д. т. 1/.

В первом объяснении Ш. показал, что двое мужчин стали спрашивать о его /Ш./ друге Денисе, завели под арку во двор, требовали вернуть деньги, а один из них нанес несколько ударов ножом /л.д. 11 т. 1/.

При допросе в качестве потерпевшего 11.03.2001 г. Ш. показал, что Х. и З.Р. сказали ему, что его друг Р. взял деньги, поэтому повели его искать Р. Затем завели под арку во двор, где нанесли несколько ударов кулаками, требовали вернуть деньги, а затем Х. нанес ему удары ножом /л.д. 92 - 94 т. 1/.

Ни в одном из этих показаний потерпевший Ш. не говорил о том, что потерпевшие напали на него, требовали не менее 1500 рублей, а затем обыскали карманы и забрали 30 рублей. Наоборот, его показания соответствовали показаниям осужденных о том, что они требовали вернуть деньги, которые они передали его другу Р., и 30 рублей у Ш. не забирали.

Это обстоятельство подтверждено и тем, что при задержании Х. и З.Р. на месте совершения преступления у них никаких денег не было обнаружено.

Впервые только при допросе 19.06.2001 г. Ш. заявил, что осужденные обшарили его карманы и забрали 30 рублей.

В суде Ш. пояснил, что о завладении осужденными его деньгами в сумме 30 руб. посоветовал дать показания следователь.

Что же касается показаний свидетелей Р., З., К., то они не были очевидцами совершенного нападения на Ш., и дали показания со слов потерпевшего.

Более того, в первых показаниях эти свидетели также не говорили о том, что осужденные завладели деньгами потерпевшего.

Таким образом, ни органы предварительного следствия, ни суд не располагали достоверными доказательствами, которые позволяли бы прийти к выводу о виновности Х. и З.Р. в разбойном нападении на Ш. Обвинение их, как видно из дела, основано лишь на противоречивых показаниях одного потерпевшего, которые не могут быть признаны достаточными для вынесения обвинительного приговора.

При таких обстоятельствах судебная коллегия считает необходимым приговор в части осуждения Х. и З.Р. по ст. 162 ч. 3 п. "в" УК РФ отменить и дело прекратить за недоказанностью предъявленного им обвинения.

Вина Х. в умышленном причинении тяжкого вреда здоровью Ш., а З.Р. - в пособничестве в этом, помимо признания ее самим осужденным Х., полностью установлена показаниями потерпевшего Ш. о нанесении ему ударов ножом Х., а З.Р. при этом перекрыл выход из подъезда, не дав возможности убежать, показаниями свидетелей З., К., которые задержали осужденных непосредственно после совершения преступления, а также заключением судебно-медицинского эксперта о причинении потерпевшему тяжкого вреда здоровью и другими доказательствами, изложенными в приговоре.

Доводы жалоб З.Р. о том, что он не явился пособником причинения тяжкого вреда здоровью Ш., судом проверены и обоснованно отвергнуты с приведением в приговоре подробных доказательств, с которыми следует согласиться, так как они полностью соответствуют фактическим материалам дела.

Вопреки утверждениям в жалобах материалы дела, как в стадии следствия, так и в судебном заседании исследованы с достаточной полнотой и в дополнительной проверке не нуждаются. Поэтому с доводами жалоб об отмене приговора и направлении дела на новое расследование или судебное рассмотрение согласиться нельзя.

Вместе с тем преступным действиям осужденных в этой части судом дана неправильная юридическая оценка.

Квалифицируя действия осужденных как покушение на убийство Ш., суд исходил из того, что, нанося 3 удара ножом в область груди потерпевшего, они сознавали общественно опасный характер своих действий, предвидели их общественно опасные последствия, понимали, что в результате их действий может наступить смерть потерпевшего и желали ее. Однако по независящим от их воли причинам они не смогли довести свой умысел на лишение жизни потерпевшего Ш. до конца, так как они были задержаны на месте совершения преступления сотрудниками милиции, а потерпевшему была оказана своевременная и квалифицированная медицинская помощь.

В силу ст. 68 УПК РСФСР при производстве предварительного следствия и разбирательства уголовного дела в суде подлежит доказыванию событие преступления, то есть время, место, способ и другие обстоятельства совершения преступления. В п. 1 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 января 1999 г. "О судебной практике по делам об убийстве" разъяснено, что по каждому такому делу должна быть установлена форма вины, выяснены мотивы, цель и способ причинения смерти другому человеку.

Органы предварительного следствия предъявили обвинение Х. в том, что он покушался на убийство Ш. из корыстных побуждений, сопряженное с разбоем, то есть по ст. 30 ч. 3, п. "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ, а З.Р. как пособничество в этом преступлении.

Хотя суд и признал, что покушение на убийство совершено при разбое, однако не осудил Х. и З.Р. по п. "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ, то есть, согласно приговору, покушение на убийство совершено без мотива.

Как на предварительном следствии, так и в судебном заседании осужденный Х. показал, что у него не было умысла на убийство Ш., а удары ножом нанес потерпевшему в связи со сложившимися неприязненными отношениями. Если бы у него был умысел на убийство потерпевшего, он мог бы довести свой умысел до конца, так как они находились в подъезде дома, где никого не было, и никто не мешал ему довести свой умысел до конца.

Эти обстоятельства подтверждены показаниями осужденного З.Р., а также потерпевшего Ш.

В соответствии со ст. 30 УК РФ покушением на преступление признается умышленное действие, непосредственно направленное на совершение преступления, которое не было доведено до конца по причинам, не зависящим от воли виновного. Из этого следует, что покушение на совершение преступления представляет собой целенаправленную деятельность лица и может совершаться лишь с прямым умыслом, так как, не желая достигнуть желаемого результата, лицо не может и покушаться на его достижение.

При таких обстоятельствах, когда осужденным, при наличии прямого умысла на убийство потерпевшего, ничто не мешало довести свой умысел до конца, однако они не сделали этого, то преступные действия Х. следует переквалифицировать со ст. ст. 30 ч. 3 и 105 ч. 2 п. п. "ж", "н" на ст. 111 ч. 3 п. "в" УК РФ, предусматривающую ответственность за умышленное причинение тяжкого вреда здоровью как лицом, ранее совершившим покушение на убийство, а З.Р. - на ст. ст. 33 ч. 5 и 111 ч. 1 УК РФ.

При назначении наказания осужденным судебная коллегия учитывает характер и степень общественной опасности совершенного преступления, данные об их личности и все обстоятельства по делу.

На основании изложенного и руководствуясь ст. 339 УПК РСФСР, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Московского городского суда от 25 сентября 2001 года в части осуждения Х. и З.Р. по ст. 162 ч. 3 п. "в" УК РФ отменить и дело прекратить за недоказанностью участия в совершении преступления.

Переквалифицировать действия Х. со ст. ст. 30 ч. 3 и 105 ч. 2 п. п. "ж", "н" УК РФ на ст. 111 ч. 3 п. "в" УК РФ, по которой назначить наказание в виде 9 лет лишения свободы в исправительной колонии особого режима; действия З.Р. со ст. ст. 33 ч. 5, 30 ч. 3, 105 ч. 2 п. "ж" УК РФ на ст. 33 ч. 5, 111 ч. 1 УК РФ, по которой назначить наказание в виде 5 лет 6 месяцев лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

В остальном приговор оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"