||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ПРЕЗИДИУМ ВЕРХОВНОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 30 января 2002 г. N 735п01

 

Президиум Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего - Радченко В.И.;

членов Президиума - Петухова Н.А., Сергеевой Н.Ю., Жуйкова В.М., Смакова Р.М., Каримова М.А., Попова Г.Н., Свиридова Ю.А., Меркушова А.Е., Вячеславова В.К.

рассмотрел дело по протесту заместителя Председателя Верховного Суда Российской Федерации Верина В.П. на определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 28 марта 2001 года в отношении С.

По приговору судебной коллегии по уголовным делам Кемеровского областного суда от 28 июня 2000 года

С., <...>, ранее не судимый,

оправдан по ст. 290 ч. 4 п. п. "б", "в" УК РФ за отсутствием в его действиях состава преступления.

Определением Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 28 марта 2001 года приговор суда был отменен, а уголовное дело направлено на новое судебное рассмотрение.

В протесте поставлен вопрос об отмене определения Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 28 марта 2001 года в связи с существенными нарушениями Уголовно-процессуального закона, допущенными при кассационном рассмотрении уголовного дела в отношении С.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Бондаренко О.М. и заключение заместителя Генерального прокурора Российской Федерации Давыдова В.И., согласившегося с протестом, Президиум Верховного Суда Российской Федерации

 

установил:

 

органами предварительного следствия С. предъявлено обвинение в том, что он, работая с 1 августа 1991 г. ассистентом кафедры анатомии человека Кемеровской медицинской академии, выполнял при этом организационно-распорядительные функции, осуществлял учебную плановую работу со студентами, проводил практические занятия по предмету "анатомия человека", принимал зачет у студентов, то есть осуществлял права и обязанности, влекущие за собой правовые последствия, связанные с допуском к экзаменационной сессии, и являлся при этом должностным лицом.

Являясь должностным лицом, С. из корыстных побуждений, с целью получения им лично взятки в виде имущества за действия в пользу взяткодателя, проводя в первом семестре 1997/98 учебного года практические занятия по предмету "анатомия человека" со студентами группы N 204 лечебного факультета Кемеровской медицинской академии, выполняя обязанность принимать у студентов зачет по данной дисциплине, который позволил бы им приступить к экзаменационной сессии, стал предъявлять к студентам завышенные требования, занижал уровень оценки их знаний, внушил студентам страх невозможности получения зачета по указанному предмету.

При этом С. сказал, что для успешного получения зачета ему требуется подарок, чем умышленно поставил студентов в такие условия, при которых они вынуждены были дать ему взятку с целью предотвращения вредных последствий для своих правоохраняемых интересов.

Вечером 28 ноября 1997 г. С., находясь дома по бульвару <...>, лично получил взятку от имени студентов группы N 204 лечебного факультета Ц., А., Е., Ж., И., К., О., П.О., П.Н., Ф. в виде микроволновой печи "ДЭУ-610" стоимостью 1.090.000 рублей (в ценах 1997 г.).

Эту печь передали ему А., К., П.О., И. за общее покровительство и успешное получение студентами этой группы зачета по предмету "анатомия человека" за период обучения в первом семестре 1997/98 учебного года, после чего 18, 23 и 24 декабря 1997 г. С. принял зачет у всех этих студентов по данному предмету.

Помимо этого, С. являясь должностным лицом, ранее получившим взятку, 28 мая 1998 года в своей квартире по бульвару <...> получил от Б. взятку в виде денег в сумме 50 рублей за получение зачета по "анатомии человека" за период обучения во втором семестре 1997/98 учебного года без процедуры сдачи зачета.

17 июня 1998 года С. таким же образом получил взятку от П.Т. в виде денег в сумме 50 рублей за получение зачета по анатомии человека за период обучения во втором семестре 1997/98 учебного года без самой процедуры сдачи зачета.

Указанные выше действия С. органами предварительного следствия были квалифицированы по ст. 290 ч. 4 п. п. "б", "в" УК РФ.

Суд в отношении С. постановил оправдательный приговор, указав, что осужденный не был наделен организационно-распорядительными функциями, не являлся должностным лицом, субъектом состава преступления, поэтому он подлежит оправданию за отсутствием в его действиях состава преступления, предусмотренного ст. 290 ч. 4 п. п. "б", "в" УК РФ.

Судебная коллегия, рассматривая уголовное дело в кассационном порядке по кассационному протесту государственного обвинителя, просившего об отмене оправдательного приговора и передаче уголовного дела на новое судебное рассмотрение, пришла к выводу, что оправдательный приговор подлежит отмене в полном объеме ввиду "несоответствия выводов суда, изложенных в приговоре фактическим обстоятельствам дела, нарушения судом уголовно-процессуального закона".

По мнению судебной коллегии, вывод суда первой инстанции о том, что С. "не являлся должностным лицом, не был наделен организационно-распорядительными функциями" в нарушение требований ст. 20 УПК РСФСР основан на недостаточно полных данных. В связи с этим кассационная коллегия указала, что суду следует истребовать документы о том, когда Кемеровский государственный медицинский институт был переименован в Кемеровскую государственную медицинскую академию (КГМА), в какое время С., являясь ассистентом-стажером кафедры анатомии человека, был назначен на должность ассистента-преподавателя этой кафедры и когда он был ознакомлен со своими должностными обязанностями.

Проверив материалы уголовного дела и обсудив доводы надзорного протеста, Президиум находит его обоснованным и подлежащим удовлетворению.

Определение Судебной коллегии подлежит отмене в связи с допущенными ею нарушениями требований ст. ст. 332, 341, 351 УПК РСФСР, а уголовное дело - передаче на новое кассационное рассмотрение.

Основанием для возбуждения кассационного производства и рассмотрения дела Судебной коллегией послужил кассационный протест, принесенный государственным обвинителем. В протесте указывалось на ошибочность, по мнению авторов протеста, выводов суда о том, что С. не являлся субъектом должностного преступления, поскольку представленные обвинением доказательства были достаточными для обоснованного решения о виновности подсудимого и вынесения обвинительного приговора. Поскольку представленные суду доказательства, в том числе и по вопросам, связанным с должностным положением подсудимого, являлись, по мнению государственного обвинения, достаточными, в протесте был поставлен вопрос об отмене оправдательного приговора и передаче уголовного дела на новое судебное рассмотрение.

Как видно из содержания кассационного определения, Судебная коллегия в нарушение требований ст. 351 УПК РСФСР доводы кассационного протеста оставила без рассмотрения, указав, что "доводы, изложенные в кассационном протесте государственного обвинителя и в возражениях на кассационный протест адвоката..., Судебной коллегией не принимаются во внимание".

Оставив без рассмотрения доводы кассационного протеста Судебная коллегия, таким образом по собственной инициативе приняла решение об отмене оправдательного приговора, что противоречит ст. 341 УПК РСФСР, согласно которой "оправдательный приговор... может быть отменен в кассационном порядке не иначе как по протесту прокурора, либо по жалобе... потерпевшего, либо по жалобе лица, оправданного по суду".

Содержащееся в ст. 332 УПК РСФСР процессуальное положение, устанавливающее, что при рассмотрении дела в кассационном порядке суд "не связан доводами кассационной жалобы или протеста и проверяет дело в полном объеме", в данном случае применимо быть не может, поскольку ревизионные правила могут действовать только в пределах, не нарушающих общепроцессуального запрета, то есть не допускающего в кассационном порядке поворота к решению, ухудшающему положение осужденного (в данном случае оправданного).

В соответствии с законом обязанность по доказыванию обвинения в совершении преступления лежит на прокуроре, а не на суде. Принятое кассационной коллегией решение об отмене оправдательного приговора за нарушением требований ст. 20 УПК РСФСР и возложение на суд первой инстанции обязанности по истребованию дополнительных доказательств виновности оправданного в условиях, когда прокурор настаивает на достаточности представленных суду доказательств его виновности, нельзя признать соответствующим требованиям закона. Необоснованное переложение кассационной коллегией на суд бремени доказывания по уголовному делу явно противоречит конституционному принципу состязательности в суде и возлагает на суд обязанность выполнения не свойственной ему обвинительной функции.

При изложенных выше обстоятельствах определение Судебной коллегии от 28 марта 2001 года в отношении С. подлежит отмене, а уголовное дело - передаче на новое кассационное рассмотрение.

На основании изложенного, руководствуясь ч. 3 ст. 378 УПК РСФСР, Президиум Верховного Суда Российской Федерации

 

постановил:

 

определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 28 марта 2001 года в отношении С. отменить, а уголовное дело передать на новое кассационное рассмотрение.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"