||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 29 января 2002 г. N 47-о01-22

 

Председ.: Петрухов Г.М.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ в составе председательствующего Свиридова Ю.А., судей Тонконоженко А.И. и Коваля В.С. рассмотрела в судебном заседании 29 января 2002 года

дело по кассационным жалобам осужденных Б., Б.Ю., Л., Д., адвокатов Стукаловой Р.Б., Артюшенко С.И., Филяниной В.И. на приговор Оренбургского областного суда от 28 августа 2000 года, которым

Б., <...>, несудимый,

осужден к лишению свободы: по ст. 228 ч. 1 УК РФ на 2 года, по ст. 222 ч. 3 УК РФ на 6 лет, по ст. ст. 30 ч. 3, 105 ч. 2 п. п. "а", "ж", "и" УК РФ на 14 лет; по ст. 105 ч. 2 п. п. "а", "ж", "и" УК РФ к пожизненному лишению свободы, а на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ к пожизненному лишению свободы с отбыванием первых 10 лет в тюрьме, остального срока в исправительной колонии особого режима.

По ст. ст. 228 ч. 3 п. п. "б", "в", 228 ч. 4 УК РФ Б. оправдан за недостаточностью доказательств;

Л., <...>, несудимый,

осужден к лишению свободы: по ст. 228 ч. 1 УК РФ на 2 года, по ст. 222 ч. 3 УК РФ на 5 лет, по ст. ст. 30 ч. 3, 105 ч. 2 п. п. "а", "ж", "и" УК РФ на 14 лет, по ст. 105 ч. 2 п. п. "а", "ж", "и" УК РФ на 18 лет, а на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ на 24 года с отбыванием первых 5 лет в тюрьме, остального срока в исправительной колонии строгого режима.

По ст. ст. 228 ч. 3 п. "в", 228 ч. 4 УК РФ Л. оправдан за недостаточностью доказательств;

Б.Ю., <...>, житель г. Оренбурга, несудимый,

осужден к лишению свободы: по ст. 222 ч. 2 УК РФ на 5 лет, по ст. 228 ч. 1 УК РФ на 2 года, а на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ на 7 лет с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

По ст. ст. 105 ч. 2 п. п. "а", "е", "ж", "и", 30 ч. 3, 105 ч. 2 п. п. "а", "е", "ж", "и", "н", 213 ч. 3 УК РФ Б.Ю. оправдан за отсутствием в его действиях состава преступлений;

Д., <...>, житель с. Н. Павловка Оренбургской области, несудимый,

осужден к лишению свободы: по ст. 222 ч. 2 УК РФ на 5 лет, по ст. ст. 30 ч. 3, 105 ч. 2 п. п. "а", "ж", "и" УК РФ на 14 лет, по ст. ст. 33 ч. 5, 105 ч. 2 п. п. "а", "ж", "и" УК РФ на 18 лет, а на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ на 24 года с отбыванием первых 5 лет в тюрьме, остального срока в исправительной колонии строгого режима.

Заслушав доклад судьи Тонконоженко А.И., объяснения адвоката Стукаловой Р.Б., поддержавшей жалобы, просившей приобщить к делу приговор в отношении М.С., другие дополнительные материалы, объяснения адвоката Артюшенко С.И., поддержавшего жалобы, заключение прокурора Шиховой Н.В., полагавшей обвинительный приговор отменить, дело направить на новое рассмотрение, судебная коллегия

 

установила:

 

Б., Л. признаны виновными в покушении на умышленное причинение смерти Л.Я., М., И., Ю. из хулиганских побуждений, совершенном организованной группой, умышленном причинении смерти из хулиганских побуждений К., Н., Ф., незаконном приобретении, хранении, перевозке, ношении огнестрельного оружия и боеприпасов, совершенные организованной группой, незаконном приобретении, хранении наркотических средств без цели сбыта в крупном размере.

Д. признан виновным в пособничестве совершению убийства трех лиц по предварительному сговору группой лиц, из хулиганских побуждений, покушении на умышленное убийство Л.Я., И., М., Ю. из хулиганских побуждений, незаконном приобретении, передаче, хранении, перевозке, ношении огнестрельного оружия и боеприпасов, совершенных по предварительному сговору группой лиц.

Б.Ю. признан виновным в незаконном хранении, передаче, перевозке, ношении огнестрельного оружия и боеприпасов по предварительному сговору в группе, заранее не обещанном укрывательстве убийства трех лиц и покушения на убийство четырех лиц.

Преступления совершены в 1997 - 1998 гг. в г. Оренбурге при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В судебном заседании Б., Л., Б.Ю., Д. виновными себя не признали.

В кассационных жалобах:

- осужденный Л. просит об отмене приговора, направлении дела на новое рассмотрение, ссылаясь на то, что судом дана неправильная оценка исследованным в суде доказательствам, подтверждающим его алиби, показаниям свидетеля Х. об опознании его, не исследованы версии о причастности иных лиц к совершенным преступлениям. По делу допущены нарушения требований закона при выделении дела в отношении М.С., при проведении следственных действий с применением видеозаписи. На следствии было нарушено его право на защиту, при проведении следственных действий он не был обеспечен адвокатом. По делу вообще не установлено, что преступления были совершены организованной группой; при его задержании наркотики были подброшены, понятых при этом не было;

- осужденный Б.Ю. просит об отмене приговора, прекращении дела, ссылаясь на то, что с применением видеозаписи его никогда не допрашивали, а суд эти показания привел в приговоре. Этого следственного действия вообще не могло быть. Выводы суда о том, что он на ощупь определил наличие пистолета и автомата в мешке, о том, что он принимал участие в затоплении этого оружия, не основаны на материалах дела;

- осужденный Б. просит об отмене приговора, прекращении дела за отсутствием события преступления, ссылаясь на то, что судом не дана оценка протоколу осмотра места происшествия в части изъятых с места происшествия вещественных доказательств, не исследована видеозапись этого следственного действия. Судом не исследованы противоречия в выводах судебно-медицинских экспертиз о характере огнестрельных ранений у Н., К., не подвергалась экспертному исследованию одежда потерпевших, не выяснены причины, по которым к делу не были приобщены все вещественные доказательства, которые собирались в ходе предварительного расследования, не проверена достоверность уличающих показаний, данных в ходе расследования. Судом установлено, что с автоматом был Д., а по показаниям свидетеля Х. последний опознал Л., как лицо, находившееся с автоматом. Судом не дана оценка следственному эксперименту, проведенному следователем П., документам по автомашине ГАЗ-3110. Судом сделаны противоречивые выводы о мотиве убийства. Фальсификацию протоколов следственных действий суд оценил, как техническую ошибку. Считает, что на предварительном следствии было нарушено его право на защиту. Суд нарушил требования ст. 254 УПК РСФСР, вышел за рамки предъявленного ему обвинения;

- осужденный Д. просит об отмене приговора, прекращении дела, ссылаясь на то, что суд по собственной инициативе принимал меры к доказыванию его виновности, допрашивал свидетелей, показания которых положил в основу обвинительного приговора. Опознание его Л. по фотографии проведено с нарушениями уголовно-процессуального закона. Доказательствам, подтверждающим его алиби, судом дана неправильная оценка. Он Л. и других лиц никогда ранее не видел и не знал, поэтому у него не было никакого повода убивать их. Эти его доводы ничем не опровергнуты. Суд не дал оценки показаниям свидетеля Х. о том, что он опознал того человека, которого он видел с автоматом, что этот человек похож на Л., судом же установлено, что с автоматом был он (Д.). По огнестрельным ранениям, причиненным М., имеется два заключения экспертиз с различными выводами по одним и тем же вопросам, однако суд не дал им оценки. Показания Б., Л., данные ими при допросах с применением видеозаписи, другие следственные действия, проведенные с их участием, когда они выступали в качестве свидетелей, получены с нарушениями закона и не могут быть положены в основу обвинительного приговора;

- адвокат Стукалова Р.Б. просит приговор в отношении Б. отменить, дело прекратить, ссылаясь на то, что у осужденных не было никакого повода к убийству потерпевших. По делу вообще не установлено, что у осужденных мог быть повод для избрания объекта для убийства из хулиганских побуждений именно Л.Я., Ю., И., М. Вывод суда о хулиганском мотиве намерения убийства этих лиц является надуманным. Обстоятельства, послужившие поводом к покушению на жизнь Л.Я., могли быть выяснены лишь при непосредственном допросе Л.Я. в судебном заседании. Гильза, представленная Л.Я. по заключению баллистической экспертизы не могла быть стреляна из оружия, из которого произведены выстрелы в потерпевших. Оценка этим доказательствам судом не дана. С учетом того, что суд признал, что Б. убийство Н., К., Ф. совершил по ошибке, признав за них Л.Я., Ю., И., к наступлению смерти погибших может быть неосторожная форма вины. По делу допущена фальсификация следственных действий, связанных с применением видеозаписи, однако суд признал эти обстоятельства технической ошибкой. Судом не исследовались обстоятельства, связанные с показаниями свидетелей, выводами судебно-медицинских экспертиз о направлении раневых каналов у погибших. Судом допущены существенные нарушения уголовно-процессуального закона, влекущие отмену приговора;

- адвокат Филянина В.И. просит об отмене приговора в отношении Б.Ю., прекращении дела, ссылаясь на то, что в деле отсутствуют доказательства вины Б.Ю. в совершении тех преступлений, в совершении которых он признан судом виновным. Б.Ю. отрицает проведение с его участием следственного действия с видеозаписью. Лица, участвовавшие в этом следственном действии, судом не допрошены. Вывод суда об идентичности Б.Ю. с лицом, запечатленным не видеопленке, является предположительным, само это следственное действие проведено с нарушениями уголовно-процессуального закона. Не основаны на материалах дела и выводы суда об идентичности автомашины "Волга" зарегистрированной на имя Д.М. с обнаруженной сожженной автомашиной; выводы суда о том, что Б.Ю. было известно о наличии оружия в мешке путем ощупывания мешка, являются предположительными;

- адвокат Артюшенко С.И. просит приговор в отношении Л. отменить, дело направить на новое рассмотрение, ссылаясь на то, что судом не были полностью исследованы обстоятельства, указанные в определении о направлении дела на дополнительное расследование. Дело по обвинению М.С. было выделено в отдельное производство в нарушение требований ст. 26 УПК РСФСР, М.С. был задержан в период проведения судебного заседания, однако суд его не допросил. При постановлении приговора в отношении Л. суд не исследовал приобщенные к делу видеозаписи с заявлениями Л. о том, что он оклеветал лиц, привлеченных по этому делу к уголовной ответственности. В ходе судебного следствия было установлено, что между следователем, расследовавшим дело и Л., был конфликт, однако следователь не самоустранился от ведения следствия. По делу допущена фальсификация протокола следственных действий. На предварительном следствии было нарушено право Л. на защиту. Осуждение Л. основано лишь на первоначальных показаниях Л., от которых он и другие осужденные отказались в ходе расследования. По делу вообще не установлено существование организованной преступной группы.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, судебная коллегия находит приговор подлежащим отмене, а дело направлению на новое рассмотрение.

В соответствии со ст. 309 УПК РСФСР обвинительный приговор не может быть основан на предположениях и постановляется лишь при условии, если в ходе судебного разбирательства виновность подсудимого в совершении преступления доказана.

Из этого положения закона следует, что обвинительный приговор должен быть постановлен на достоверных доказательствах, когда по делу исследованы все возникшие версии, а имеющиеся противоречия выяснены и оценены.

Постанавливая обвинительный приговор в отношении Б., Л., Б.Ю., Д., суд эти требования закона не выполнил.

Как установлено судом, Л., Б., другие не установленные следствием и судом лица, а также лицо, в отношении которого дело выделено в отдельное производство, к совершению из хулиганских побуждений, беспричинно убийства Л.Я., М., Ю., И. стали готовиться с весны 1997 года для чего создали организованную группу, приобрели в декабре 1997 года автомашину ГАЗ-3110 и оформили ее в ГАИ на постороннее лицо, в январе 1998 года приобрели пистолет ПМ, автомат АК-74, боеприпасы к ним.

Таким образом, по приговору суда убийства и покушения на убийства осужденными были совершены беспричинно, из хулиганских побуждений. Этот мотив совершения преступлений формировался с весны 1997 года и был реализован 9 января 1998 года.

В то же время, осужденным было предъявлено обвинение в совершении из хулиганских побуждений убийства Л.Я., возглавлявшего преступную группу в составе М., Ю., И.

Ни по одному из указанных мотивов совершения осужденными преступлений в приговоре не приведено доказательств в подтверждение или опровержение предъявленного обвинения.

В судебном заседании Л.Я. вообще не допрошен, необходимых мер по установлению его местонахождения предпринято не было.

Из материалов дела следует, что Л.Я. и другие связанные с ним лица задерживались, проверялась их причастность к вымогательствам на городском рынке. Эти материалы также не были исследованы.

В порядке ст. 337 УПК РСФСР, в кассационную инстанцию адвокатом представлен обвинительный приговор Оренбургского областного суда от 10 апреля 2001 года отношении М.С.

Указанный приговор постановлен по выделенному в отношении М.С. делу, при этом М.С. признан виновным в умышленном убийстве совместно с Б., Л. в составе организованной группы Л.Я. на почве личных неприязненных отношений, вызванных криминальными разборками между преступными группировками.

В судебном заседании М.С. не допрашивался. Он был задержан за 20 дней до постановления приговора по настоящему делу. Суд ограничился оглашением его показаний, данных на предварительном следствии.

При этом судом не исследовал другие показания М.С. в опровержение ранее данных им уличающих показаний, хотя и приобщил их к материалам дела.

В подтверждение вины Л., Б., Б.Ю., Д. помимо уличающих осужденных показаний, данных ими в ходе предварительного следствия, суд сослался на показания очевидца расстрела потерпевших - свидетеля Х. При этом суд признал уличающими осужденных одни показания указанного свидетеля и вообще не привел в приговоре и не дал им никакой оценки другие показания того же свидетеля, имеющие существенное значение для установления истины по делу.

Так, в судебном заседании Х. показал, что после дачи им показаний он по предъявленным ему фотографиям опознал того парня, который был с автоматом. Затем ему дали просмотреть видеокассету и он "по свежей памяти опознал того же человека", что и на фото. Он даже зарисовывал этого человека в профиль и рисунок передал П.М.

Как видно из материалов дела, среди предъявленных свидетелю для опознания трех лиц, он указал на фото под N 3. Следователем П. указано, что под этим номером значится гражданин Ш., а личности, изображенные на фотокарточках под другими номерами отношения к делу не имеют.

Из записи акта о смерти следует, что Ш. вследствие отравления неустановленным ядом умер 18 июля 1997 года.

В суде свидетель Х. также заявил, что он сомневается, что опознанный им человек умер, так как он опознал этого человека, запомнил, что он был скуластый.

В суде же Х. показал и о том, Л. "из подсудимых немножко похож" на лицо, опознанное им по фотографии. Признав достоверными эти показания свидетеля, суд не исследовал и не дал никакой оценки другим приведенным показаниям Х., не выяснил, почему для опознания было предъявлено лицо, умершее более чем за 5 месяцев до совершения преступления.

При описании преступного деяния суд в приговоре указал, что с автоматом АК-74 был Д., он же находился около подъезда N 5 напротив автомашины ВАЗ-21099 под управлением М. - водителя Л.Я. и он же стрелял из автомата в М.

Из приговора же суда следует, что автомат был у Л., которого, как указано в приговоре, в суде опознал свидетель Х.

Из показаний Х. также следует, что в день совершения преступления напротив подъезда, где было совершено преступление, кроме зеленой "девятки", других автомашин не было, а из показаний свидетеля Д.О., находившегося на месте преступления во время производства выстрелов следует, что напротив этого же подъезда была не только автомашина с потерпевшим, но три другие автомашины - ВАЗ-21065, УАЗ-452, "Таврия".

Указанные противоречия судом также не выяснялись и не оценивались.

Нуждаются в тщательном исследовании и обстоятельства, связанные с местом гибели К., Н., Ф., местом произведенных в них выстрелов, примененными орудиями преступлений.

По приговору суда Б., полагая, что перед ним находятся Л.Я., Ю., И., реализуя преступный замысел организованной группы, умышленно произвел не менее 6 прицельных выстрелов из пистолета ПМ в собиравшихся выйти из подъезда Н., К. и Ф.

По выводу суда выстрелы в потерпевших производились в закрытом помещении, ограниченном площадкой первого этажа подъезда.

Между тем, из протокола осмотра места происшествия следует, что один из трупов находился на площадке 3-го этажа, при этом по пути передвижения ничего не обнаружено и не изъято. По материалам дела пули и гильзы изымались только у входа в подъезд, в тамбуре подъезда, на козырьке подъезда.

Кто из потерпевших оказался на площадке 3-го этажа, где потерпевшему были причинены огнестрельные ранения, каким образом он смог переместиться от выхода из подъезда на площадку 3-го этажа, при этом истекая кровью и не оставляя следов, соответствуют ли выводы следствия о направлении выстрелов из установленных следствием мест - все эти обстоятельства судом не исследованы.

По предъявленному обвинению, признанному судом доказанным, убийство М. совершено Д. не менее 6 выстрелами из автомата АК-74.

В подтверждение этого вывода суд сослался на два заключения судебно-медицинских экспертов (т. 4 л.д. 171 и т. 6 л.д. 124).

Однако в одном из приведенных заключений эксперт указывает, что огнестрельные ранения М. могли быть получены в результате выстрела из огнестрельного гладкоствольного оружия. По мнению другого эксперта обнаруженные у М. телесные повреждения могли быть получены при выстрелах из автоматического оружия.

Однако и эти противоречия судом не выяснялись, никакой оценки указанным заключениям также не дано.

Признание подсудимым своей вины может служить основанием для постановления обвинительного приговора, если оно подтверждено совокупностью других собранных по делу и исследованных в судебном заседании доказательств.

Эти требования судом также не были выполнены.

В соответствии со ст. 69 ч. 3 УПК РСФСР, доказательства, полученные с нарушением закона, не могут быть положены в основу обвинения, а также использоваться для доказывания обстоятельств, перечисленных в ст. 68 УПК РСФСР.

В этой связи нуждаются в тщательном исследовании все уличающие показания осужденных, данных ими в ходе предварительного следствия и с точки зрения допустимости указанных доказательств.

Судом с достаточной полнотой не проверены обстоятельства, связанные с участием в расследовании настоящего уголовного дела следователя П.

Из его показаний в суде следует, что протоколы допросов осужденных с применением видеозаписи им составлялись не в день совершения этих следственных действий, а в другое время, другом месте, без лиц, ранее принимавших участие в этих следственных действиях. Эти протоколы он составлял в соответствии с данными, запечатленными на видеозаписи, а не по фактическим данным, полученными при производстве следственного действия. Такие протоколы ему не всегда удавалось подписывать лицами, участвовавшими в этих следственных действиях. Он не мог найти понятых для подписания протоколов, обвиняемые иногда отказывались подписывать такие протоколы. Возникшие изменения им не всегда вносились в протокол. Почему на видеопленке нет дат проведения следственных действия, не указано время, в течение которого проводилось следственное действие, ему не известно.

При новом рассмотрении суду необходимо дать правовую оценку этим показаниям свидетеля с учетом требований ст. 141 УПК РСФСР, предъявляемых к протоколу следственного действия, определить правовое значение данных, полученных таким путем.

Свидетель П. подтвердил и то, что у него действительно был конфликт с Л. в кафе, с заявлением он никуда не обращался, поскольку сам был в это время в нетрезвом состоянии. В ходе следствия он не сразу узнал лиц, с которым у него был конфликт, а в июне в связи с жалобой Л.Ю. ему дали указание прекратить все следственные действия с задержанными.

Суд не проверил, выполнял ли следователь П. следственные действия и после того, когда он фактически был отстранен от следствия, когда и кем было дано такое указание. Если П. продолжал выполнять следственные действия, определить их правовое значение с учетом требований ст. 64 УПК РСФСР.

Не проверены судом и обстоятельства, на которые ссылались осужденные в подтверждение своих доводов о допущенных на предварительном следствии нарушениях их права на защиту, когда они в течение нескольких месяцев допрашивались в качестве свидетелей по делу об убийстве и покушении на убийство и при этом содержались под стражей.

Как видно из материалов дела, до соединения следователем П. 2 июня 1998 года настоящего уголовного дела с уголовным делом, возбужденным в отношении Б. и Л. по факту обнаружения у них наркотических средств, следователем проводились различные следственные действия, где одни и те же лица в одном случае выступали в качестве свидетелей, в другом - в качестве обвиняемых без учета того, что по обоим делам допрашиваемые лица находились в одном и том же процессуальном положении, с одинаковым объемом прав, гарантированных этим лицам.

Между тем, суд не проверил соблюдение уголовно-процессуального закона, гарантирующего право на защиту на этой стадии процесса.

Судом неполно исследованы и доводы Б., Л. об обстоятельствах обнаружения и изъятия у них наркотических средств, о допущенных нарушениях уголовно-процессуального закона при производстве выемки и обыска, о лицах, принимавших в этом участие.

Нуждаются в проверке и доводы о несоответствии видеозаписи обнаружения и изъятия наркотических средств у Б. и Л. протоколу этого следственного действия.

При новом рассмотрении суду необходимо всесторонне и полно исследовать все приведенные обстоятельства, проверить соблюдение в ходе расследования дела всех гарантированных уголовно-процессуальным законом прав участников процесса, после чего принять решение по делу.

С учетом того, что обвинительный приговор подлежит отмене в полном объеме, доводы, изложенные осужденными и их адвокатами в кассационных жалобах, подлежат проверке при новом рассмотрении дела.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 339 УПК РСФСР, судебная коллегия

 

определила:

 

обвинительный приговор Оренбургского областного суда от 28 августа 2000 года в отношении Б., Л., Б.Ю., Д. отменить, дело направить на новое рассмотрение в тот же суд, в ином составе судей.

Меру пресечения Б., Л., Б.Ю., Д. оставить без изменения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"