||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 29 января 2002 г. N 47-о01-137

 

Председательствующий: Заводских А.Б.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Свиридова Ю.А.

судей Коваля В.С. Талдыкиной Т.Т.

рассмотрела в судебном заседании 29 января 2002 года дело по кассационной жалобе осужденного М. на приговор Оренбургского областного суда от 25 октября 2001 года, по которому

М., <...>, не судимый,

осужден по ст. 105 ч. 2 п. п. "а", "в" УК РФ на восемнадцать лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Коваля В.С., заключение прокурора Шиховой Н.В. об исключении осуждения М. по п. "в" ч. 2 ст. 105 УК РФ, судебная коллегия

 

установила:

 

М. осужден за убийство в ходе ссоры Г. и С., находившихся в беспомощном состоянии.

Преступление совершено им 29 апреля 2001 года в п. Акбулак Акбулакского района Оренбургской области при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В суде М. вину не признал, от дачи показаний отказался.

В кассационной жалобе осужденный просит приговор отменить, дело прекратить за недоказанностью его участия в совершении преступления, указывая, что преступления он не совершал, а приговор основан на недопустимых доказательствах и предположениях.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, судебная коллегия не находит оснований для их удовлетворения.

Как следует из материалов дела и бесспорно установлено судом, 29 апреля 2001 года во второй половине дня Г. и его сожительница С. во дворе своей землянки употребляли спиртные напитки с жителями поселка, среди которых был и М., проживавший у них в течение последних двух дней.

Когда присутствующие жители поселка разошлись, М. в ходе ссоры, возникшей на почве личных неприязненных отношений, с целью убийства нанес черенком от лопаты Г. и С. удары по голове, груди и шее, причинив им телесные повреждения, повлекшие смерть.

Доводы осужденного о том, что его вина в содеянном не доказана, не могут быть признаны состоятельными.

Так свидетели К. и К.Е., пояснили, что во время употребления спиртного М. и потерпевшие о чем-то грубо разговаривали на цыганском языке. Уходить с ними М. отказался и остался с потерпевшими, у которых каких-либо телесных повреждений не было. Ушли они примерно в 19-ом часу.

Из показаний свидетеля С.О. следует, что около 18 часов 20 минут он задержал за переход железной дороги в неустановленном месте находившегося в нетрезвом состоянии М., который ему заявил, что он ни в чем не виноват и ничего не делал. Такое его заявление ему показалось странным. Минут за 20 до задержания М. он также задерживал в этом месте К. и З.

Представитель потерпевшего Г. пояснил, что он и его жена пришли к отцу в 18 часов 30 минут - 19 часов и обнаружили его и сожительницу мертвыми с признаками насильственной смерти.

Согласно протоколу осмотра места происшествия у входной двери землянки был обнаружен деревянный черенок с металлической частью на конце.

По заключениям судебно-медицинских экспертиз:

- смерть Г. наступила от травматического шока, развившегося в результате тупой, сочетанной травмы, включающей в себя три раны на голове, кровоизлияния в мягкие ткани головы, множественные оскольчатые переломы костей лицевого черепа, закрытый перелом хрящей гортани справа, закрытый оскольчатый перелом тела грудины, множественные переломы ребер с обеих сторон;

- смерть С. наступила от контузии головного мозга и находится в прямой причинной связи с повреждениями в виде черепно-мозговой травмы. Кроме того, обнаружены переломы 2, 3, 5, 6 ребер слева.

По заключению эксперта телесные повреждения у потерпевших могли образоваться от ударов обнаруженным черенком лопаты.

В соответствии с заключением биологической экспертизы на черенке от лопаты, а также в подногтевом содержимом с правой кисти М. обнаружена кровь, происхождение которой не исключается от Г., и не исключается примесь крови С., а на брюках М. обнаружена кровь, происхождение которой не исключается от С.

В ходе предварительного следствия сам М. признал, что после употребления спиртного все разошлись, и кроме него и потерпевших во дворе никого не было.

При таких обстоятельствах суд обоснованно признал, что именно М. в ходе ссоры совершил убийство потерпевших и правильно квалифицировал его действия по ст. 105 ч. 2 п. "а" УК РФ.

Вместе с тем, нельзя согласиться с обоснованностью квалификации действий осужденного по п. "в" ч. 2 ст. 105 УК РФ.

Признав нахождение потерпевших в беспомощном состоянии, суд сослался лишь на их престарелый возраст (Г. - 75 лет, С. - 63 года) и показания сына погибшего о том, что отец был слабым человеком.

Однако из показаний представителя потерпевшего Г. следует, что отец был еще крепким, крепкой была и бабушка. О том, что физически здоровой была и его мать, пояснил в суде сын С.

С учетом изложенного сам по себе возраст еще не свидетельствует о беспомощном состоянии потерпевших.

Поэтому приговор в этой части подлежит изменению.

Руководствуясь ст. 339 УПК РСФСР, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Оренбургского областного суда от 25 октября 2001 года в отношении М. изменить.

Исключить его осуждение по п. "в" ч. 2 ст. 105 УК РФ.

В остальной части приговор оставить без изменения, кассационную жалобу - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"