||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 29 января 2002 г. N 46-о02-7

 

Председательствующий: Бурцева О.Н.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Свиридова Ю.А.

судей Коваля В.С., Талдыкиной Т.Т.

рассмотрела в судебном заседании 29 января 2002 года дело по кассационным жалобам осужденных Ч., Ш., адвоката Михайлова Л.И. на приговор Самарского областного суда от 19 октября 2001 года, по которому

Ч., <...>, не судимый,

осужден по ст. 105 ч. 2 п. "ж" УК РФ на шестнадцать лет лишения свободы; ст. 167 ч. 2 УК РФ на три года лишения свободы.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений назначено восемнадцать лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

В соответствии со ст. 97 УК РФ применено принудительное лечение от опийной наркомании.

Ш., <...>, судимый 18 сентября 2000 года по ст. 158 ч. 2 п. "г" УК РФ на два года шесть месяцев лишения свободы условно с испытательным сроком два года, постановлением от 9 августа 2001 года условное осуждение отменено, направлен в места лишения свободы,

осужден по ст. 105 ч. 2 п. "ж" УК РФ на пятнадцать лет лишения свободы; ст. 167 ч. 2 УК РФ на три года лишения свободы.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений назначено шестнадцать лет лишения свободы.

В соответствии со ст. 70 УК РФ по совокупности приговоров назначено семнадцать лет лишения свободы в исправительной колонии особого режима.

Постановлено взыскать с Ш. и Ч. в солидарном порядке в пользу Б. в возмещение материального ущерба 17 100 рублей; в пользу Б.С. 13 800 рублей; в пользу Б. и Б.С. в солидарном порядке 12 000 рублей.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Коваля В.С., заключение прокурора Филимонова А.И. об оставлении приговора без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

Ч. и Ш. осуждены за убийство Т., совершенное группой лиц, и умышленное уничтожение и повреждение чужого имущества путем поджога.

Преступления совершены ими 21 марта 2001 года в г. Чапаевске Самарской области при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В суде Ш. вину признал, Ч. - не признал.

В кассационных жалобах:

- осужденный Ч. просит разобраться в деле либо отменить приговор и направить дело на новое расследование, указывая, что преступлений не совершал, предварительное следствие проведено с обвинительным уклоном, сам он оговорил себя под воздействием недозволенных методов следствия, а приговор основан на первоначальных показаниях осужденного Ш., который его оговорил, а также показаниях свидетеля Ш.Ю. и потерпевшей Б., которые вызывают сомнения;

- адвокат Михайлов Л.И. в защиту интересов Ч. просит приговор отменить, дело прекратить, указывая, что вина осужденного в содеянном не доказана, а приговор основан на первоначальных показаниях осужденных, от которых они отказались. Считает, что показания свидетеля Б. вызывают сомнения. Отмечает, что возбужденное уголовное дело к своему производству следователем Смирновым М.В. не принималось, а дальнейшее расследование дела проводилось следователем Кузяевым И.В., который не имел на это полномочий. Полагает, что показания потерпевших о размере материального ущерба, причиненного пожаром, вызывают сомнения и ничем не подтверждены;

- осужденный Ш. просит приговор отменить, дело направить на новое судебное рассмотрение либо новое расследование. Признавая, что он, действительно, по просьбе Ч. как бы провел ножом по горлу потерпевшего, а после этого горло потерпевшему перерезал сам Ч., однако утверждает, что уже перед этим Ч. воткнул нож в горло потерпевшего, отчего и наступила его смерть. Просит о смягчении наказания, ссылаясь на явку с повинной, активное способствование раскрытию преступления, состояние здоровья. Вместе с тем, отмечает, что первоначальные его показания об обстоятельствах совершения преступлений им и Ч. были правдивыми, а последние его показания в ходе предварительного следствия и в судебном заседании он изменил под воздействием Ч.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, судебная коллегия находит приговор суда подлежащим изменению.

Как следует из материалов дела и бесспорно установлено судом, Ч. и Ш. совместно с Т. в квартире последнего распивали спиртные напитки. Во время употребления спиртного Т. приревновал Ч. к своей сожительнице Б., на почве чего между ними возникла ссора. В ходе ссоры Ч. и Ш. сбили Т. с ног, и нанесли ему удары руками и ногами по голове и туловищу. После этого Ч. принес из кухни нож и передал его Ш., который с целью убийства причинил им резаное ранение шеи Т. Затем передал нож Ч., который нанес не менее 4 ударов ножом в шею Т. В результате резаной раны шеи наступила смерть потерпевшего.

После этого и с целью сокрытия убийства Ч., разбросав бумаги в комнате, а Ш., собрав постельное белье в спальной комнате, подожгли их.

В результате пожара были уничтожено имущество Б.С. стоимостью 13 800 рублей, имущество Б. стоимостью 17 100 рублей, а также повреждена их квартира на общую сумму 12 000 рублей.

Доводы жалоб о недоказанности вины Ч. в совершении преступлений нельзя признать состоятельными.

Осужденный Ш. в ходе предварительного следствия, допрошенный с соблюдением норм уголовно-процессуального закона, в том числе с участием адвоката и на очной ставке с Ч., пояснил об обстоятельствах совершения преступлений, как они установлены судом.

О том, что эти его показания соответствуют действительности, Ш. указал и в своей кассационной жалобе, отметив, что в судебном заседании под воздействием Ч. он изменил свои показания.

Аналогичные показания об обстоятельствах совершения преступлений дал Ч., допрошенный в качестве подозреваемого, в том числе и при выходе на место совершения преступления.

Поэтому каких-либо оснований сомневаться в изложенных показаниях осужденных либо считать, что Ч. оговорил себя под воздействием органов следствия, не имеется, тем более они соответствуют другим доказательствам, исследованным в судебном заседании и изложенным в приговоре.

В частности показания осужденных об обстоятельствах нанесения потерпевшему ударов ножом соответствуют заключению судебно-медицинской экспертизы, согласно которому при исследовании трупа были обнаружены повреждения в виде раны шеи с пересечением правой общей сонной артерии и щитоподъязычной мембраны; кровоподтеки на левой боковой поверхности шеи, в окружности правого глаза; ссадина в левой височной области; разрыв правой почки с кровоизлиянием, закрытые переломы 7 - 10 правых ребер по лопаточной линии.

При образовании раны шеи, от которой последовала смерть, имело место не менее 5 травмирующих воздействий режущего предмета, что подтверждается наличием основной раны и четырех дополнительных надрезов. Не имеется оснований сомневаться в показаниях потерпевшей Б., первоначально присутствующей в квартире сожительницы потерпевшего, из которых следует, что между Ч. и Т. возникла ссора, в ходе которой она ушла из квартиры. При этом Ч. высказывал намерение убить Т., но сдерживал себя из-за ее присутствия.

По заключению пожарно-технической экспертизы в квартире находилось 5 очагов пожара, три из них в центре зала, а два - в спальне на кровати и у обгоревшей стороны письменного стола.

С учетом изложенного суд обоснованно признал осужденных *** в содеянном и правильно квалифицировал их действия.

Вместе с тем, судебная коллегия считает, что приговор суда в отношении Ш. подлежит изменению.

Ш. судим 18 сентября 2000 года по ст. 158 ч. 2 п. "г" УК РФ на два года шесть месяцев лишения свободы с испытательным сроком два года.

В период условного осуждения он совершил преступления, за которые осужден настоящим приговором, по которому условное осуждение в отношении него отменено и в соответствии со ст. 70 УК РФ по совокупности приговоров назначено семнадцать лет лишения свободы.

При этом в срок наказания ему зачислен срок содержания под стражей только по настоящему приговору: с 23 апреля 2001 года.

Такое решение суда является ошибочным.

В силу ст. 70 УК РФ неотбытой частью наказания по предыдущему приговору считается при условном осуждении весь срок наказания, в том числе и с учетом нахождения лица под стражей в порядке меры пресечения. На основании требований ст. 72 ч. 3 УК РФ время содержания под стражей до судебного разбирательства засчитывается в срок лишения свободы.

Из материалов данного уголовного дела усматривается, что до вынесения первого приговора, постановленного судом 18 сентября 2000 года, содержался под стражей с 9 июня по 18 сентября 2000 года, то есть 3 месяца и 8 дней.

Указанный срок содержания под стражей подлежит зачету из расчета один день за один в счет назначенного осужденному окончательного наказания по совокупности приговоров.

Кроме того, суд в нарушение действующего гражданского законодательства взыскал в солидарном порядке с осужденных в пользу обеих потерпевших также в солидарном порядке материальный ущерб, причиненный повреждением квартиры, а решение суда в части стоимости сгоревшего имущества, принадлежащего каждой потерпевшей, не соответствует их исковым заявлениям.

В связи с этим приговор в части гражданского иска подлежит отмене, а дело - направлению на новое судебное рассмотрение в порядке гражданского судопроизводства.

Каких-либо других нарушений норм уголовно-процессуального закона, влекущих другие изменения приговора либо его отмену, в ходе предварительного следствия и судебного разбирательства не допущено.

Доводы адвоката о нарушении уголовно-процессуального закона, выразившегося в расследовании дела ненадлежащими следователями, не соответствует материалам дела.

Старший следователь прокуратуры г. Чапаевска Самарской области Смирнов, возбудивший уголовное дело по факту обнаружения трупа по ст. 105 ч. 1 УК РФ, об этом сообщил прокурору города, направил ему копию постановления и приступил к расследованию дела.

В связи с загруженностью следователя Смирнова уголовное дело по распоряжению прокурора г. Чапаевска было передано следователю прокуратуры Кузяеву, который принял его к своему производству и закончил предварительное следствие (л.д. 2, 185, 186 том 1).

Кроме того, в ходе следствия постановлением и.о. прокурора г. Чапаевска было отклонено ходатайство Ч. об отводе следователя Кузяева.

Наказание осужденным назначено с учетом характера и степени общественной опасности преступлений, обстоятельств дела, данных о личности.

Оснований для его смягчения не имеется.

Руководствуясь ст. 339 УПК РСФСР, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Самарского областного суда от 19 октября 2001 года в отношении Ч. и Ш. в части гражданского иска отменить, дело направить на новое судебное рассмотрение в тот же суд в порядке гражданского судопроизводства.

Зачесть в срок наказания, назначенного Ш. по совокупности приговоров, содержание под стражей с 9 июня по 17 сентября 2000 года, то есть 3 месяца 8 дней.

В остальной части приговор оставить без изменения, кассационные жалобы - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"