||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 25 января 2002 г. N 48-о02-1

 

Председательствующий: Соловьев О.Б.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего - Колесникова Н.А.

судей - Хинкина В.С. и Червоткина А.С.

рассмотрела в судебном заседании от 25 января 2002 года дело по кассационным жалобам адвокатов и осужденных на приговор Челябинского областного суда от 30 января 2001 года, которым осуждены

Г., <...>, не судим,

к лишению свободы: по ст. ст. 30 ч. 3 - 105 ч. 2 п. п. "а", "ж", "з" УК РФ на 15 лет; по ст. 105 ч. 2 п. п. "а", "ж", "з" УК РФ на 20 лет; по ст. 162 ч. 3 п. п. "а", "б", "в" УК РФ на 14 лет с конфискацией имущества, по ст. 167 ч. 2 УК РФ на 3 года; по ст. 222 ч. 3 УК РФ на 6 лет, а на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ на 25 лет лишения свободы с конфискацией имущества в исправительной колонии строгого режима;

М., <...>, не судим,

к лишению свободы: по ст. 30 ч. 3, 105 ч. 2 п. п. "а", "ж", "з" УК РФ на 12 лет, по ст. 105 ч. 2 п. п. "а", "ж", "з" УК РФ на 16 лет; по ст. 162 ч. 3 п. п. "а", "б", "в" УК РФ на 13 лет с конфискацией имущества; по ст. 167 ч. 2 УК РФ на 3 года; по ст. 222 ч. 3 УК РФ на 6 лет, а на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ на 20 лет в исправительной колонии строгого режима с конфискацией имущества;

Л., <...>, не судим,

к лишению свободы: по ст. 30 ч. 3, 105 ч. 2 п. п. "а", "ж", "з" УК РФ на 12 лет; по ст. 105 ч. 2 п. п. "а", "ж", "з" УК РФ на 16 лет; по ст. 162 ч. 3 п. п. "а", "б", "в" УК РФ на 13 лет с конфискацией имущества, по ст. 167 ч. 2 УК РФ на 3 года; по ст. 222 ч. 3 УК РФ на 5 лет, а на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ на 20 лет в исправительной колонии строгого режима с конфискацией имущества;

О., <...>, не судим,

к лишению свободы: по ст. 30 ч. 3, 105 ч. 2 п. п. "а", "ж", "з" УК РФ на 10 лет; по ст. 105 ч. 2 п. п. "а", "ж", "з" УК РФ на 13 лет; по ст. 162 ч. 3 п. п. "а", "б", "в" УК РФ на 12 лет с конфискацией имущества; по ст. 167 ч. 2 УК РФ на 3 года; по ст. 222 ч. 3 УК РФ на 5 лет, а на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ на 15 лет в исправительной колонии строгого режима с конфискацией имущества;

С., <...>, не судим,

к лишению свободы: по ст. 30 ч. 3, 105 ч. 2 п. п. "а", "ж", "з" УК РФ на 12 лет; по ст. 105 ч. 2 п. п. "а", "ж", "з" УК РФ на 16 лет; по ст. 162 ч. 3 п. п. "а", "б", "в" УК РФ на 13 лет с конфискацией имущества; по ст. 167 ч. 2 УК РФ на 4 года,; по ст. 222 ч. 3 УК РФ на 5 лет, а на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ на 20 лет в исправительной колонии строгого режима с конфискацией имущества.

Постановлено взыскать с осужденных причиненный ущерб и компенсацию за моральный вред.

Заслушав доклад судьи Хинкина В.С., объяснения осужденных Г., Л., М., О. и заключения прокурора Филимоновой С.Р. об оставлении приговора без изменения, Судебная коллегия

 

установила:

 

осужденные признаны виновными в том, что в составе организованной группы совершили убийство Ш., Т., Л.Ш. и Г.В., покушение на убийство Ю. при разбойном нападении, незаконно приобрели, хранили, носили и перевозили огнестрельное оружие и боеприпасы, а также умышленно уничтожили чужое имущество путем поджога в г. Копейске 15 марта 2000 г.

Г., С. и О. вину не признали, а М. и Л. - частично.

В кассационных жалобах:

Г. и адвокат Зайцев О.А. просят об отмене приговора и прекращении дела; указывают, что дело рассмотрено необъективно и неполно, что фактические обстоятельства установлены судом на основании показаний осужденных, данных ими на предварительном следствии под воздействием недозволенных методов, от которых (от этих показаний) они в суде отказались, что алиби Г. об отсутствии его на месте преступления и нахождении дома судом необоснованно отвергнуто, что при окончании следствия Г. не был ознакомлен с видеоматериалом;

адвокат Глотов А.А. и осужденный М. просят об отмене приговора и прекращении дела за отсутствием в действиях М. состава преступления в части осуждения по ст. ст. 30 ч. 3 - 105 ч. 2 УК РФ и ст. 167 ч. 2 УК РФ и переквалификации действий со ст. 105 ч. 2 п. п. "а", "ж", "з" и 162 ч. 3 п. п. "а", "б", "в" УК РФ соответственно на ст. 105 ч. 1 и 162 ч. 2 УК РФ со снижением наказания, так как М. убил Г.В. в ходе драки с ним, а в остальных преступлениях М. участия не принимал; полагают что суд дал неправильную оценку исследованным доказательствам, в частности тому, что М. отказался от показаний, данных на предварительном следствии под воздействием недозволенных методов, и данные показания;

адвокат Классен А.Н. и осужденный О. указывают на неисследованность доказательств, считают, что вина О. не доказана, что он не был осведомлен об умысле членов группы и выполнял роль водителя, и показания осужденных, данные ими на предварительном следствии, от которых они отказались не могли быть признаны доказательствами, поэтому просят об отмене приговора и прекращении дела за недоказанностью вины;

осужденный С. и адвокат Савин С.М. ставит вопрос о переквалификации действий со ст. 162 ч. 3 УК РФ на ст. 162 ч. 2 УК РФ и снижении наказания и об отмене приговора в части осуждения за остальные преступления, так как умыслом С. охватывалось завладение деньгами не в крупном размере, а в сумме 25 - 30 тыс. рублей. В остальных же преступлениях С. не участвовал и никаких конкретных действий не совершил;

осужденный Л. просит об отмене приговора и направлении дела на новое судебное рассмотрение в ином составе судей по тем основаниям, что доказательств его вины в деле не имеется, а выводы суда о виновности основаны лишь на показаниях его и других осужденных, от которых они отказались, так как они были получены под воздействием недозволенных методов. В то же время Л. считает, что его действия следовало квалифицировать по ст. 105 ч. 2 п. "з" и 162 ч. 2 п. п. "а", "в" УК РФ, так как считает, что его вина установлена в убийстве Т. и в разбое по предварительному сговору группой лиц, но не организованной группой, а также его умыслом не охватывалось причинение тяжкого вреда здоровью, кроме причинения смерти Т. Л. указывает также на противоречие при квалификации действий его, С. и О. по ст. 222 ч. 3 УК РФ.

Проверив материалы дела и обсудив доводы жалоб, судебная коллегия находит вину осужденных в совершении преступлений установленной исследованными в судебном заседании и приведенными в приговоре доказательствами: результатами осмотра места происшествия, выводами проведенных по делу судебно-медицинской, судебно-баллистической, пожарно-технической экспертиз, показаниями потерпевших, свидетелей, вещественными доказательствами, объяснениями осужденных, данных ими на предварительном следствии и другими доказательствами, которые судом исследованы с соблюдением требований закона и надлежащим образом оценены.

Так, из показаний потерпевшего Ю. следует, что 15 марта 2000 года он с Г.В., Л.Ш., Ш. и Т. приехали в г. Копейск играть в карты к К. В доме находились жена К. и его племянник, который примерно за 40 минут до их отъезда ушел из дома. К. проиграл ему 30000 руб. и отдал 400 долларов США, пообещав оставленные деньги отдать на следующий день. После выезда из Копейска их автомашину остановил человек, одетый в форму сотрудника ГИБДД. Т. вышел к нему, и к ним подошел еще один мужчина, одетый в бушлат защитного цвета. Практически сразу открылась задняя левая дверь их автомашины и в нее начали стрелять. Он почувствовал боль в области уха, притворился мертвым. Ш. и Л.Ш. сидевшие рядом были мертвы. Нападавшие обыскали салон и всех, находившихся в ней. У него сняли с руки золотые часы с браслетом и золотую цепочку с шеи, из карманов одежды 450 долларов США и нож. Потом салон облили бензином и подожгли. Он выскочил тогда, когда не смог терпеть боль.

Как видно из заключений судебно-медицинских экспертиз смерть Л.Ш. и Ш. наступила от огнестрельных пулевых ранений, Г.В. - от сочетанной, комбинированной травмы головы, включающей в себя слепое огнестрельное дробовое проникающее ранение головы, открытой черепно-мозговой травмы и слепого колото-резаного проникающего ранения мягких тканей грудной клетки с повреждением внутренних органов, а Т. - от сочетанной комбинированной травмы головы, шеи, грудной клетки, множественных колото-резаных ранений, проникающих в грудную полость с повреждением внутренних органов; Ю. согласно заключения экспертизы причинены сквозное огнестрельное ранение мягких тканей головы, сотрясение головного мозга, термические ожоги 2 - 3 степени, ожоговая болезнь, относящиеся к тяжкому вреду здоровья по признаку опасности для жизни.

Из заключений экспертиз также следует, что труппы Ш. и Л.Ш. подвергались воздействию высокой температуры.

Судом исследованы показания осужденных, данные ими в ходе предварительного следствия, из которых следует, что все они будучи хорошо знакомыми, создали устойчивую вооруженную группу для совершения разбойного нападения с целью завладения чужим имуществом, приготовили комплект одежды сотрудника ГИБДД, два комплекта камуфляжной одежды, вооружились пистолетом и обрезом с боеприпасами, разработали план нападения, распределили роли и совершили нападение при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

Хотя в судебном заседании осужденные изменили существенно свои показания, утверждая, что Г. в преступлении не участвовал, что они его оговорили под воздействием недозволенных методов допроса, что преступление совершено по предложению и при активном участии К. (умер 27.07.2000), суд данные обстоятельства тщательно исследовал, дал оценку изменению показаний осужденными и их доводам, что показания на предварительном следствии даны под воздействием недозволенных методов, признав их несостоятельными.

Эти выводы суда являются убедительными, поскольку показания осужденных, положенные в подтверждение их вины, соответствуют фактическим обстоятельствам дела.

Заявлений о применении недозволенных методов от осужденных кроме С. не поступало. По его жалобе проведено служебное расследование и по его результатам вынесено постановление об отказе в возбуждении уголовного дела. В отношении С., Л., М., О. проведены судебно-медицинские экспертизы, которые не установили наличия телесных повреждений у этих лиц.

Показания осужденными С., Л., М., а также и К.Е. даны с соблюдением норм уголовно-процессуального законодательства, с разъяснением положений ст. 51 Конституции РФ не свидетельствовать против себя и в присутствии адвокатов и не содержат противоречий в изложении фактических обстоятельств.

Судом проверены и обоснованно отвергнуты доводы Г. о его отсутствии при совершении преступления. Его алиби проверено, не нашло подтверждения. Об участии Г. в преступлении показали на предварительном следствии все подозреваемые, и их показания находятся в полном соответствии с другими доказательствами и фактическим обстоятельствами.

Таким образом вина осужденных установлена и их действия квалифицированы правильно, как совершенные организованной группой, поскольку она носила устойчивый характер, и эти лица объединились с целью совместного совершения преступления, поэтому все осужденные независимо от выполняемой роли явились исполнителями преступления.

Вместе с тем, суд, квалифицируя действия С., Л. и О. указал, что из обвинения их по ст. 222 ч. 3 УК РФ подлежит исключению признак незаконного приобретения, хранения и ношения огнестрельного оружия и боеприпасов и в то же время в установочной части приговора (стр. 5, ст. 17) указал о совершении этими лицами вышеуказанных действий, а также перевозки огнестрельного оружия и боеприпасов к нему.

При таком положении судебная коллегия считает необходимым исключить из приговора осуждение С., Л. и О. за приобретение, хранение и ношение огнестрельного оружия и боеприпасов.

Назначенное осужденным наказание соответствует требованиям ст. 60 УК РФ и оснований для его смягчения, учитывая общественную опасность преступления, данные о личности, обстоятельства дела, в том числе с учетом вносимых в приговор изменений.

Гражданские иски судом разрешены в соответствии с требованиями закона.

Каких-либо нарушений уголовно-процессуального законодательства по делу не допущено, в том числе при ознакомлении Г. с материалами дела, о чем свидетельствует его подпись.

На основании изложенного и руководствуясь ст. 339 УПК РСФСР, Судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Челябинского областного суда от 30 января 2001 года в отношении Л., О., С. изменить, исключив их осуждение за незаконное приобретение, хранение и ношение огнестрельного оружия и боеприпасов.

В остальном приговор о них и этот же приговор в отношении Г. и М. оставить без изменения, а жалобы - без удовлетворения.

 

Председательствующий

КОЛЕСНИКОВ Н.А.

 

Судьи

ХИНКИН В.С.

ЧЕРВОТКИН А.С.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"