||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 24 января 2002 г. N 34-О01-41

 

Председательствующий: Балыбина Н.А.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Пелевина Н.П.

судей Рудакова С.В. и Куменкова А.В.

рассмотрела в судебном заседании от 24 января 2002 г. дело по кассационным жалобам осужденных М., М.Н., Б., адвокатов Сипатдинова А.Н., Семенюка В.А. на приговор Мурманского областного суда от 17 октября 2001 года, по которому

М., <...>, русский, с неполным средним образованием ранее не судимый,

осужден по ст. 105 ч. 2 п. п. "ж", "з" УК РФ к 14 годам лишения свободы, по ст. 162 ч. 3 п. "в" УК РФ к 9 годам лишения свободы с конфискацией имущества, и на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ путем частичного сложения наказаний окончательно по совокупности преступлений ему назначено 15 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима, с конфискацией имущества;

М.Н., <...>, русская, со средним образованием, ранее не судимая,

осуждена по ст. 105 ч. 2 п. п. "ж", "з" УК РФ к 13 годам лишения свободы, по ст. 162 ч. 3 п. "в" УК РФ к 10 годам лишения свободы с конфискацией имущества, и на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ путем частичного сложения наказаний окончательно по совокупности преступлений ей назначено 14 лет лишения свободы в исправительной колонии общего режима, с конфискацией имущества;

Б., <...>, русский, со средним специальным образованием ранее не судимый,

осужден по ст. 105 ч. 2 п. п. "ж", "з" УК РФ к 15 годам лишения свободы, по ст. 162 ч. 3 п. "в" УК РФ к 11 годам лишения свободы с конфискацией имущества, и на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ путем частичного сложения наказаний окончательно по совокупности преступлений ему назначено 16 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима, с конфискацией имущества; постановлено взыскать с М., М.Н. и Б. солидарно в пользу Б.Е. 10000 рублей в возмещение ущерба и 500000 рублей компенсации морального вреда.

Заслушав доклад судьи Пелевина Н.П., заключение прокурора Шинелевой Т.Н., полагавшей приговор оставить без изменения, а кассационные жалобы без удовлетворения судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации

 

установила:

 

М., М.Н. и Б. признаны виновными в совершении разбойного нападения на Б.В., 1967 года рождения группой лиц по предварительному сговору, с применением предметов качестве оружия, с применением тяжкого вреда его здоровью, а также в его убийстве группой лиц, сопряженном с разбоем.

Преступления совершены 30 января 2001 года в г. Кандалакше Мурманской области при изложенных в приговоре обстоятельствах.

В судебном заседании М.Н. и Б. виновными себя признали полностью, а М. виновным себя не признал.

В кассационной жалобе осужденный М., считает приговор незаконным и необоснованным, поскольку осужденные М.Н. и Б. оговорили его в причастности к преступлению. Его материальное положение было благополучным, в деньгах он не нуждался, и необходимости похищать чужое имущество у него не было. Противоречиям в показаниях других осужденных оценки не дано, в том числе, и в отношении стоявшей у подъезда дома М.Н. автомашины, якобы, принадлежащей ему. Она не могла пояснить, где он находился в момент совершения преступления. Других объективных данных его причастности к содеянному не имеется. Просит приговор отменить, дело направить на новое судебное рассмотрение.

В кассационной жалобе и дополнении к ней осужденная М.Н. указывает, что выводы в приговоре не соответствуют фактическим обстоятельствам и доказательствам по делу, а наказание не соответствует степени ее причастности к содеянному, является чрезмерно суровым и несправедливым. Судом не учтена ее роль в содеянном, неправильно установлен корыстный мотив лишения потерпевшего жизни, поскольку фактическим мотивом явилась боязнь расправы с его стороны. Сговор у ней с Б. был на совершение кражи денег у потерпевшего, а не на разбой, для чего его усыпили с помощью клофелина. Сговора и умысла на лишение жизни потерпевшего не было, и правовая оценка ей действиям дана неправильно. При передаче веревки она не предполагала наступления каких-либо последствий, делала это по принуждению соучастников и из-за боязни расправы со стороны потерпевшего. В тот момент она находилась в сильном душевном волнении. Убийство потерпевшего было совершено в ее отсутствие, а она приняла участие в сокрытии трупа. Состава разбоя в ее действиях не содержится, и за это она осуждена необоснованно. Точная причина смерти потерпевшего не установлена. Вызывает сомнение заключение эксперта о ее психическом состоянии в момент содеянного. Не учтено, что она явилась с повинной оказала следствию помощь в раскрытии преступления и изобличению виновных, имеет на иждивении ребенка, в содеянном чистосердечно раскаялась. Просит приговор отменить с направлением дела на новое рассмотрение или смягчить наказание.

В кассационной жалобе осужденный Б. считает неправильной квалификацию содеянного, как разбой, поскольку данное обвинение основано на предположениях, а наказание назначено чрезмерно суровое, без учета смягчающих обстоятельств. Не дано оценки противоречиям в показаниях осужденных, у которых отсутствует предварительный сговор на хищение, не установлено действие клофелина на потерпевшего, труп которого не обнаружен. Фактически вреда его здоровью не причинено, а деньги похищены тайно, его убийство совершено из-за боязни расправы с его стороны. Просит приговор изменить, его действия со ст. 162 ч. 3 п. "в" УК РФ переквалифицировать на ст. 158 ч. 2 п. п. "а", "г" УК РФ и смягчить наказание с применением ст. 64 УК РФ.

В кассационной жалобе адвокат Сипатдинов А.М. считает приговор в отношении М. незаконным и необоснованным, а его обвинение основанным только на противоречивых показаниях других осужденных и его собственных на предварительном следствии, не подтвержденных другими доказательствами. Не доказан сам факт нахождения М. в квартире потерпевшего и его причастность к лишению его жизни, оценки причинам противоречий в доказательствах, в том числе, заключении эксперта по исследованию крови, не дано. Никто не показал, что М. применял к потерпевшему насилие, и его тело было сброшено в канал по предложению М. Не соответствуют действительности выводы суда о его материальных трудностях, его вина не доказана, и осужден необоснованно. Просит приговор отменить и дело направить на новое судебное рассмотрение.

В кассационной жалобе адвокат Семенюк В.А. указывает, что действиям Б. дана неверная юридическая оценка, а наказание назначено чрезмерно суровым и несправедливым, без учета смягчающих обстоятельств. Причинения вреда здоровью потерпевшего осужденными не планировалось, они хотели лишь усыпить его с помощью клофелина, что является грабежом. Потерпевший был убит не в связи с изъятием имущества, с целью воспрепятствования ему сообщить в правоохранительные органы или своим друзьям. При назначении Б. наказания не учтено его активное способствование в раскрытии преступления. Просит приговор изменить, действия Б. переквалифицировать на ст. ст. 33 ч. 5, 161 ч. 2 п. "г", 105 ч. 2 п. "ж" УК РФ, признать активное способствование им органам следствия в раскрытии преступления, смягчить основное и исключить дополнительное наказание.

В возражениях потерпевшей Б.Е., на все кассационные жалобы и потерпевшего Б.А. на жалобы осужденных они считают их необоснованными и просят оставить без удовлетворения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, судебная коллегия находит приговор законным и обоснованным.

Выводы суда о виновности каждого из осужденных основаны на исследованных в судебном заседании и изложенных в приговоре доказательствах.

Из показаний осужденной М.Н. в судебном заседании усматривается, что Б. предложил ей похитить деньги у какого-либо торговца валютой, и она сказала, что это можно сделать у Б.В. Согласно предложенному Б. плану она должна была пригласить Б.В. в гости, подсыпать ему в стакан с жидкостью клофелин, и когда он уснет, позвать в квартиру Б. После этого предполагалось похитить у потерпевшего деньги, вынести его из квартиры и оставить на улице Б. передал ей около 8 таблеток клофелина, сказав, что найдет кого-либо для оказания помощи в выносе спящего Б.В. из квартиры. Во исполнение плана она пригласила Б. прийти к ней в квартиру для интимной встречи 30 января 2001 года, о чем затем сообщила Б. В указанный день Б.В. пришел к ней, и они стали распивать спиртное, после чего она незаметно подсыпала ему в стакан с соком все таблетки клофелина, который он выпил и вскоре уснул. Она вышла на улицу и позвала Б., с которым был ранее незнакомый М. Они зашли в дом, где она вытащила из куртки потерпевшего портмоне с деньгами и передала его Б., который сказал, что денег не менее 30000 рублей. В это время Б.В. стал просыпаться, и Б. ударил его табуретом по голове, после чего этим же табуретом ударил два раза по голове потерпевшего, от чего табурет сломался, а из головы потерпевшего пошла кровь. Когда Б.В. стал угрожать расправой Б. велел нести веревку, и оба принесли бельевую веревку, из которой Б. сделал петлю, накинул ее на шею потерпевшего, передал один из концов М., и они стали душить Б.В., потянув концы веревки в разные стороны. С целью подавления сопротивления со стороны потерпевшего она стала держать его за руки, подавляя его сопротивление. Затем Б. один стал затягивать петлю, а она и М. держали Б.В. за руки; пока не наступила его смерть. После этого они вывезли труп Б.В. и сбросили в канал, уничтожили следы преступления и поделили похищенные деньги.

Осужденный Б. в судебном заседании дал показания, которые соответствуют показаниям осужденной М.Н.

В судебном заседании осужденный М. отказался от дачи показаний, однако подтвердил правильность его показаний на предварительном следствии, которые суд на основании ст. 281 УПК РСФСР исследовал и признал в качестве допустимого доказательства (т. 2 л.д. 65 - 68, 45 - 46, 54 - 56, 59 - 60).

Из этих его показаний усматривается, что они соответствуют показаниям других осужденных, даны в присутствии адвоката и их достоверность в приговоре обоснованна, при этом указано, что аналогичные показания он давал на очной ставке с М.Н. и в ходе следственного эксперимента с применением видеозаписи (т. 2 л.д. 39 - 40).

Приведенным показаниям осужденных в приговоре дана оценка в совокупности с другими доказательствами.

Из показаний потерпевшей Б.Е. видно, что ее муж Б.В. занимался продажей валюты и с этой целью 30 января 2001 года ушел из дома, имея при себе 2500 долларов США. С этого времени он исчез, и его никто больше не видел, несмотря на принятые меры розыска.

Аналогичные показания дали потерпевшие Б.А., Б.Б., Б.Е.

Из показаний свидетеля Г. усматривается, что 1 февраля 2001 года осужденная М.Н. рассказала, что она вместе с Б. и М. участвовала в ограблении Б.В., которого затем осужденные убили, а труп отвезли к отводному каналу и бросили в воду. Из похищенных денег Б. дал М.Н. 3000 рублей, которые она израсходовала на свои нужды.

Данные показания подтверждают то, что в убийстве потерпевшего принимал участие и М., вопреки доводам его жалобы о непричастности к убийству, поскольку достоверность и допустимость приведенных выше показаний судом проверена и в приговоре получила надлежащую оценку.

Из показаний свидетеля З. следует, что в один из дней между 20 и 22 часами он слышал на лестничной площадке сильный удар, как будто кто-то ударился о дверь, по звукам шагов было слышно, что по лестнице шел не один человек. Утром он видел на лестнице первого этажа и на улице перед подъездом следы крови в виде небольших капель.

Его показания соответствуют показаниям Б. о том, что труп потерпевшего он и М. выносили вечером и на одном из лестничных маршей чуть не уронили его.

Из показаний свидетеля С. видно, что 8 мая 2001 года на берегу Кандалакшского залива в районе ул. Горького он нашел бумажник с документами на имя Б.В., который передал Б.Е.

Последняя добровольно выдала органам следствия указанный бумажник с документами.

Согласно протоколу явки с повинной М.Н., она призналась в ограблении и убийстве Б.В. и указала на участников данного преступления.

Из протокола осмотра места происшествия с участием М.Н. следует, что обстановка в квартире соответствует показанием осужденных М.Н. и М., там обнаружена сломанная табуретка с помарками бурого цвета, похожими на кровь, а также обнаружены другие следы преступления. М.Н. при этом пояснила, как происходило убийство потерпевшего, а также место сбрасывания трупа в отводной канал (т. 2 л.д. 4 - 7).

Из протокола осмотра автомашины, которой пользовался М., в ней обнаружены джинсовые брюки его со следами вещества, похожего на кровь (т. 1 л.д. 137 - 139).

Из акта судебно-биологической экспертизы видно, что на фрагментах половых досок из квартиры, наволочке, одеяле, джинсовых брюках М. обнаружена кровь человека, происхождение которой от Б.В. не исключается (т. 1 л.д. 222 - 227).

Свидетель З.В., работающий начальником группы бассейнового аварийно-спасательного управления государственной морской спасательной службы России, показал, что на данном участке отводного канала исключается вероятность, что труп останется там, ввиду сильного течения в канале, и, вероятнее всего, он был вынесен в воды Кандалакшского залива или далее на большую глубину.

Приведенным выше доказательствам в приговоре дана полная и мотивированная оценка в их совокупности, в связи с чем доказанность вины каждого из осужденных в совершении указанных в описательной части приговора преступлениях сомнений не вызывает.

При таких обстоятельствах юридическая квалификация действий М., М.Н. и Б. по ст. ст. 105 ч. 2 п. п. "ж", "з" 162 ч. 3 п. "в" УК РФ является правильной обоснованной и мотивированной.

Доводы осужденного М. о его оговоре осужденными Б. и М.Н., а также доводы его и адвоката доводы о противоречивости доказательств и его непричастности к совершению преступления в судебном заседании проверены и на эти доводы в приговоре приведены мотивированные ответы, а поэтому данные доводы их жалоб являются необоснованными.

Несостоятельными являются доводы в жалобе осужденной М.Н. о том, что ее умысел был направлен на совершение кражи денег у потерпевшего, поскольку применение клофелина с целью завладения имуществом потерпевшего не свидетельствует о тайном похищении его имущества. В последующем она активно участвовала в непосредственном лишении его жизни, наряду с другими осужденными. Доводы ее о том, что свои действия она совершила из-за боязни расправы со стороны потерпевшего не могут свидетельствовать о совершении ею преступления в состоянии аффекта, поскольку потерпевший имел право на применение насилия с целью самозащиты. Психическое состояние М.Н., вопреки доводам ее жалобы, проверено с достаточной полнотой, и выводы в приговоре являются обоснованными. Фактически доводы жалобы М.Н. противоречат ее собственным показаниям, положенным в основу приговора.

Не соответствуют приведенным в приговоре доказательствам и доводы жалоб осужденного и адвоката Семенюка об отсутствии у Б. умысла на открытое хищение денег у потерпевшего и ином мотиве лишения его жизни.

Таким образом, все доводы кассационных жалоб были предметом исследования в судебном заседании и нашли мотивированное обоснование в приговоре.

Наказание осужденным назначено с учетом содеянного, данных о их личностях и не свидетельствует о его чрезмерной суровости. Оснований для удовлетворения жалоб по их доводам не имеется.

Ввиду изложенного и руководствуясь ст. ст. 332, 339 УПК РСФСР, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Мурманского областного суда от 17 октября 2001 года в отношении М., М.Н. и Б. оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"