||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 24 января 2002 г. N 67-о01-69

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего - Вячеславова В.К.

судей - Коннова В.С. и Самарина Б.М.

рассмотрела в судебном заседании от 24 января 2002 года дело по кассационным жалобам осужденного М., адвокатов Чарчян Л.В., Чаюкова В.С. и законного представителя осужденного Р. - Л. на приговор Новосибирского областного суда от 12 июля 2001 года, которым

М., <...>, русский, с неполным средним образованием, не работавший, ранее не судимый,

осужден по п. п. "ж", "н" ч. 2 ст. 105 УК РФ к семнадцати годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима;

Р., <...>, русский, с неполным средним образованием, обучавшийся в 7-м классе школы, ранее не судимый,

осужден по п. "ж" ч. 2 ст. 105 УК РФ к восьми годам лишения свободы в воспитательной колонии.

М. признан виновным и осужден за убийство Б., 1953 г. рождения, совершенное на почве личных неприязненных отношений.

М. и Р. признаны виновными и осуждены за убийство У., 1960 г. рождения, совершенное группой лиц, а М., кроме того, и неоднократно.

Преступления совершены ими в г. Тогучине Новосибирской области при обстоятельствах, установленных приговором.

В судебном заседании подсудимые М. и Р. виновными себя не признали.

В кассационных жалобах:

осужденный М. просит отменить приговор и прекратить дальнейшее производство по делу, ссылаясь на несовершение им преступлений, недоказанность его вины и неправильную оценку доказательств;

адвокат Чарчян Л.В. в защиту интересов осужденного М. также просит отменить приговор и прекратить дальнейшее производство по делу, ссылаясь на те же доводы, что и М. в своей жалобе, и, кроме того, указывает на применение незаконных методов расследования в отношении Г., А. и Р.;

адвокат Чаюков В.С. в защиту интересов осужденного Р. просит отменить приговор и прекратить дальнейшее производство по делу, ссылаясь на недоказанность вины Р. и неправильную оценку имевшихся доказательств;

законный представитель осужденного Р. - Л. в его интересах просит освободить его из-под стражи, ссылаясь на те же доводы, что и адвокат Чаюков, и, кроме того, указывает на неполноту следствия.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Коннова В.С., заключение прокурора Соломоновой В.А. об оставлении приговора в отношении М. и Р. без изменения, проверив материалы дела и обсудив доводы кассационных жалоб, судебная коллегия находит приговор в отношении М. и Р. законным и обоснованным по следующим основаниям.

Виновность М. и Р. в содеянном ими установлена совокупностью доказательств, собранных по делу, исследованных в судебном заседании и приведенных в приговоре. Этим доказательствам судом дана надлежащая оценка.

Доводы о невиновности М. и Р., аналогичные приведенным в жалобах, исследовались в судебном заседании и им в приговоре дана правильная оценка.

Как поясняла свидетель Л. в ходе предварительного следствия, с первой половины дня 9 декабря и до вечера 10 декабря 2000 г. ее сына - Р. - дома не было.

Свидетель Ш. в ходе предварительного следствия пояснял, что около 21 - 22 часов 9 декабря 2000 года он встретил М., они приобретали спиртное, а затем пришли в дом Г.А.И., где кроме нее находились ее мать и сестра. Они употребляли там спиртное и, когда он ушел домой, М. остался там.

В судебном заседании свидетель А. поясняла, что она проживала недалеко от дома Б. и У. В ночь с 9 на 10 декабря 2000 г. к ним домой пришли М. и Ш., они принесли спиртное и вместе с ней и Г.А.И. употребляли его. Вскоре Ш. ушел, а пришел Р. Р. и М. решили приобрести еще спиртного и вместе с Г.А.И. ушли. Через некоторое время Г.А.И. одна вернулась домой, была она взволнована и сообщила, что М. избил, и, наверное, убил Б. Вскоре вернулись сначала Р., а затем - и М., который был уже переодет и переобут. Они вновь употребляли спиртное. М. ушел домой утром 10 декабря 2000 г. В этот день она от соседей узнала об убийстве Б. и У. в их доме.

Свидетель Г.А.И. поясняла в судебном заседании, что вечером 9 декабря 2000 года к ним пришли Ш. и М. и она вместе с ними и А. употребляли спиртное. Затем Ш. ушел, но вскоре к ним пришел Р. После 1 часа ночи она по настойчивому требованию Р. и М. вместе с ними пошли искать спиртное, пришли к Б. и У., где вместе с ними употребили спиртное. Когда спиртное закончилось, М. потребовал, чтобы У. где-нибудь еще нашел спиртные напитки и отправил с ним Р., чтобы У. не сбежал. Когда они вернулись, то вновь употребляли спиртное. Между М. и Б. возникла ссора. М. толкнул ее в зал, где стал ее избивать, ударил кулаком в лицо, пинал ногами. Та упала, он снова ее пинал, бил головой о пол. Б. пыталась заползти под кровать, а М. вытаскивал ее оттуда. В это время на кухне Р. стал ссориться с У. и избивать его кулаком и ногами. М. вернулся на кухню и вместе с Р. они избивали У. руками и ногами. Она вышла из дома, но затем по требованию М. вернулась в дом и видела, как М. наносил Б. в зале удары лопатой в область шеи, ее лицо и шея были в крови. В это время Р. на кухне пинал У. Она снова вышла из дома и слышала, как открылась дверь на веранду, звук разбиваемого стекла, шум на веранде, удары металлического предмета и голос Р. при этом: "Получи за прошлое". Затем все стихло и вышли М. и Р. По дороге М. потребовал, чтобы она молчала о происшедшем, и ушел домой, к ним он вернулся уже в другой одежде и обуви. Она первой зашла в дом и матери - А. - сообщила, что М., наверное, убил Б. М. оставался у них до утра.

Ссылки в жалобах на то, что между Г.А.И. и М. были неприязненные отношения, и она оговорила его, проверялись судом и правильно признаны недостоверными. В судебном заседании подсудимый М. утверждал, что у него не было неприязненных отношений с Г.А.И. (т. 2 л.д. 18), а свидетель Г.А.И. поясняла, что с М. у нее были дружеские отношения и она его не оговаривает (т. 1 л.д. 35, т. 2 л.д. 40).

Ссылки в жалобах на то, что А. и Г.А.И. отказались от своих показаний в ходе предварительного следствия, а суд обязан руководствоваться лишь показаниями, данными в судебном заседании, не основаны на законе. От показаний, которые уже были даны, отказаться невозможно, их можно лишь изменить. Изменению показаний суд оценку дал. В соответствии с действующим законодательством, исследованию и оценке подлежат все имеющиеся по делу доказательства, включая и доказательства, добытые в ходе предварительного следствия. Заранее установленного преимущества одних доказательств перед другими законом не предусмотрено.

Р. в ходе предварительного следствия пояснял, что в ночь с 9 на 10 декабря 2000 года он и М. были в доме Г.А.И. и А., а затем вместе с Г.А.И. он и М. пришли в дом к Б. и У., где употребляли спиртное. Он и У. по требованию М. сходили к знакомым, и У. приобрел еще спиртное. Затем в доме пострадавших в ходе ссоры М. в зале стал избивать Б. руками и ногами, нанес ей также удары ножом, бутылкой по голове, от чего бутылка разбилась, ящиком от комода по голове, лопатой - в область шеи. Он - Р. - на кухне стал драться с У., а затем и вместе с М. пинал его. После этого М. вытащил У. на веранду, где нанес У. несколько ударов лопатой по голове, а он (Р.) нанес У. удары граблями. Они убили его.

Приведенные показания соответствуют друг другу, подтверждаются другими доказательствами, и суд правильно признал их достоверными. Объективно приведенные показания Р. и Г.А.И. об обстоятельствах происшедшего подтверждаются данными протокола осмотра места происшествия, заключениями судебно-медицинских и судебно-биологических экспертиз.

Ссылки на применение к Г.А.И., А. и Р. незаконных методов расследования проверялись судом и обоснованно отвергнуты как несостоятельные с приведением в приговоре соответствующих мотивов принятого решения. Кроме того, как следует из материалов дела, Р. при проведении очной ставки с М. с участием его защитника утверждал, что на него никто давления не оказывает. При допросах он изменял показания и неоднократно отказывался давать показания (т. 1 л.д. 63, 104), что также не соответствует доводам о применении незаконных методов. В отношении Д. доводы Р. проверялись следственным путем, но подтверждения не нашли и в отношении Д. постановлением от 15 мая 2001 г. прекращено уголовное преследование по реабилитирующим основаниям - за отсутствием состава преступления (т. 1 л.д. 108). Данное постановление не отменено и в установленном законом порядке не признано незаконным. Ссылки на то, что сотрудники милиции до установления виновных лиц и привлечения их в качестве обвиняемых беседовали с указанными лицами без оформления документов (действующий УПК РСФСР не предусматривает протокола беседы), не является нарушением закона (соответствует Федеральному закону РФ "Об оперативно-розыскной деятельности") и не свидетельствует о незаконности методов расследования.

Каких-либо существенных противоречий, влияющих на выводы суда о виновности М. и Р., из приведенных показаний Р., Г.А.И. и А. не усматривается. Изменению ими показаний суд дал правильную оценку. Устранение противоречий в уже данных показаниях законом не предусмотрено и законным путем также противоречия устранены быть не могут, несмотря на постановку такого вопроса в жалобе адвоката Чарчяк.

Виновность М. и Р. подтверждается и другими, имеющимися в деле, приведенными в приговоре, доказательствами.

Из протокола осмотра места происшествия видно, что следов пальцев рук и обуви обнаружено не было и не изымалось, а следы обуви на тропинке были затоптаны соседями, обнаружившими трупы.

Из заключения судебно-биологической экспертизы следует, что на сапогах и куртке М. имелось кровь как мужского генетического типа, так и кровь, определить генетический тип которой не представилось возможным из-за недостаточного ее количества и слабой насыщенности пятен. Кровь в остальных пятнах на сапогах и куртке в пределах изученной системы АВО могла произойти от Б. и М., как от каждого из них в отдельности, так и в смешении. С учетом того, что М. и Р. были задержаны не на месте и не во время совершения преступлений, и как видно из материалов дела, Р. постирал свои брюки, а М. сразу же переоделся и переобулся, суд пришел к правильному выводу, что они имели возможность скрыть следы преступления с их тел, обуви и одежды.

Судом проверялось алиби подсудимых и правильно отвергнуто с приведением в приговоре соответствующих мотивов такого решения.

Тщательно исследовав обстоятельства дела и правильно оценив все доказательства в их совокупности, суд пришел к обоснованному выводу о доказанности вины М. и Р. в содеянном и верно квалифицировал их действия: М. - по п. п. "ж", "н" ч. 2 ст. 105 УК РФ; Р. - по п. "ж" ч. 2 ст. 105 УК РФ по указанным в приговоре признакам.

Причастность других лиц, кроме М. и Р., к убийству У. и Б. из материалов дела не усматривается.

Наказание М. и Р. назначено судом в соответствии с требованиями закона, соразмерно содеянному каждому из них и с учетом данных об их личности, влияния назначенного наказания на их исправление и всех конкретных обстоятельств дела.

Нарушений уголовно-процессуального законодательства, влекущих отмену приговора, из материалов дела не усматривается.

Ссылка на то, что судом не была допрошена в качестве свидетеля Г.А.В., не влияет на выводы суда, изложенные в приговоре, которые основаны на достаточной совокупности других доказательств. Кроме того, Г.А.В. допрашивалась в ходе предварительного следствия и поясняла, что когда 9 декабря 2000 г. она ложилась спать, к ним пришли М. и Ш. После этого она ушла спать и кто приходил еще, приходил ли ночью Р., ей неизвестно, так как она спала (л.д. 41 - 42 т. 1). Указанные показания Г.А.В. никаким образом не оправдывают осужденных.

Отсутствие допроса в судебном заседании Г.Н., ее мужа и С., на что ссылается в жалобе Л., не является нарушением закона, поскольку эти лица в список лиц, подлежащих вызову в суд, не включались и в судебном заседании, как видно из протокола, ходатайств об их допросе не заявлялось.

Согласно ст. 123 Конституции РФ судопроизводство осуществляется на основе состязательности сторон. На суд обязанность по сбору дополнительных доказательств возложена не может быть. Отсутствие допроса указанных лиц не является, таким образом, нарушением судом закона, связанного с неполнотой судебного следствия.

На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 332, 339 УПК РСФСР, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Новосибирского областного суда от 12 июля 2001 года в отношении М. и Р. оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.

 

Председательствующий

ВЯЧЕСЛАВОВ В.К.

 

Судьи

КОННОВ В.С.

САМАРИН Б.М.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"