||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 24 января 2002 г. N 67-о01-68

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ в составе:

председательствующего - Вячеславова В.К.

судей - Коннова В.С. и Самарина Б.М.

рассмотрела в судебном заседании от 24 января 2002 года дело по кассационным жалобам осужденных П.Д.А., Б.А., В. и адвокатов Тивелевой И.Г., Кречетовой Т.Г., Сакерина Р.В. на приговор Новосибирского областного суда от 28 июня 2001 года, которым

П.Д.А., <...>, русский, со среднетехническим образованием, судимый 23 декабря 1999 года по ч. 1 ст. 228 УК РФ к одному году лишения свободы условно с испытательным сроком в один год, -

осужден по ч. 1 ст. 209 УК РФ - к десяти годам лишения свободы; по п. п. "а", "б", "в" ч. 3 ст. 162 УК РФ - к десяти годам лишения свободы с конфискацией имущества; по п. п. "ж", "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ - к четырнадцати годам лишения свободы; по ч. 3 ст. 222 УК РФ - к четырем годам лишения свободы; по п. п. "а", "б" ч. 4 ст. 226 УК РФ - к восьми годам лишения свободы с конфискацией имущества; по совокупности преступлений - к двадцати годам лишения свободы с конфискацией имущества, с отбыванием основного наказания в исправительной колонии строгого режима.

По ч. 4 ст. 222 УК РФ П.Д.А. оправдан за неустановлением события преступления.

Б.А., <...>, русский, со среднетехническим образованием, ранее не судимый, -

осужден по ч. 2 ст. 209 УК РФ - к восьми годам лишения свободы; по п. п. "а", "б" ч. 3 ст. 162 УК РФ - к девяти годам лишения свободы с конфискацией имущества; по ст. 316 УК РФ - к одному году лишения свободы; по совокупности преступлений - к десяти годам лишения свободы с конфискацией имущества, с отбыванием основного наказания в исправительной колонии строгого режима.

В., <...>, русский, с высшим образованием, ранее не судимый, -

осужден по ч. 2 ст. 209 УК РФ - к восьми годам лишения свободы; по п. п. "а", "б", "в" ч. 3 ст. 162 УК РФ - к десяти годам лишения свободы с конфискацией имущества; по п. п. "ж", "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ - к пятнадцати годам лишения свободы; по совокупности преступлений - к двадцати одному году лишения свободы с конфискацией имущества, с отбыванием основного наказания в исправительной колонии строгого режима.

По п. п. "а", "б" ч. 4 ст. 226 УК РФ В. оправдан за недоказанностью его участия в совершении преступления.

Постановлено взыскать:

- солидарно с П.Д.А., Б.А., В. на расчетные счета: ЗАО "Торговый дом КМК" - 50.000 руб., ООО "Молпродторг" - 94.246 руб. 03 коп., в пользу Ф. - 2.500 руб.; на расчетный счет Кемеровской областной общественной организации Всероссийского общества инвалидов - 16.300 руб.;

- солидарно с П.Д.А., Б.А. в пользу Ч.М. - 500 руб. и на расчетный счет ЗАО "Торговый дом "Терем" - 600.000 руб.;

- солидарно с П.Д.А. и В. в пользу: П.Л.И. - 82.050 руб., П.В.Е. - 50.000 руб.

П.Д.А., В. и Б.А. - признаны виновными и осуждены за разбойное нападение на Ф. и ООО "Молпродторг", "Инвойс", "Торговый дом Кемеровского молочного комбината", совершенное 27 декабря 1998 года организованной группой, с незаконным проникновением в помещение в целях, завладения чужим имуществом в крупном размере.

П.Д.А. и Б.А. признаны виновными и осуждены за разбойное нападение на Ч.М., совершенное 27 апреля 1998 года организованной группой, с целью завладения чужим имуществом в крупном размере, с применением оружия - пистолета "ИЖ-71" и предмета, используемого в качестве оружия, неоднократно.

П.Д.А. и В. признаны виновными и осуждены за разбойное нападение на П.С.В., совершенное 24 июня 2000 года организованной группой, с целью завладения чужим имуществом в крупном размере, неоднократно, с причинением тяжкого вреда его здоровью, с применением оружия; и за убийство П.С.В., 1976 года рождения, совершенное 24 июля 2000 года организованной группой и сопряженное с разбоем и бандитизмом; а Б.А. признан виновным и осужден за заранее не обещанное укрывательство особо тяжкого преступления - убийства П.С.В., совершенное 24 июня 2000 года.

Кроме того, П.Д.А. признан виновным и осужден за хищение огнестрельного оружия - пистолета "ИЖ-71" и 8 патронов (боеприпасов), совершенное 27 декабря 1998 года организованной группой и с угрозой применения насилия, опасного для жизни и здоровья Ф.; за создание в апреле 1999 года банды: за незаконные хранение, перевозку, ношение огнестрельного оружия и боеприпасов, совершенные с 27 декабря 1998 года по 24 июня 2000 года неоднократно и организованной группой.

Б.А. и В. признаны виновными и осуждены за участие в банде и совершаемых ею нападениях.

Преступления совершены ими в городах Кемерово и Новосибирске при обстоятельствах, установленных приговором.

В судебном заседании подсудимые П.Д.А., В. и Б.А. виновными себя не признали и от дачи показаний отказались.

В кассационных жалобах и дополнениях к ним:

- осужденный П.Д.А. просит отменить приговор и прекратить дальнейшее производство по делу за недоказанностью его вины, ссылаясь на свою невиновность, на неправильную оценку доказательств, на несоответствие выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам, на несоответствие назначенного наказания тяжести содеянного и на односторонность и неполноту приговора. Считает, что предварительное и судебное следствие проведены с нарушением требований ст. 20 УПК РСФСР. По его мнению, банды не было, и он ее не создавал, при убийстве П.С.В. был эксцесс исполнителя, а у него не было умысла на убийство; мотив нападения на Ч.М. не доказан;

- адвокат Тивелева И.Г. в защиту интересов осужденного П.Д.А. просит отменить приговор и "оправдать" его за отсутствием составов преступлений, ссылаясь на те же доводы, что и сам осужденный П.Д.А. в жалобе. Кроме того, адвокат Тивелева утверждает, что в ходе предварительного следствия к П.Д.А. применялись незаконные методы, показания Б.А. и видеозапись получены с нарушениями УПК РСФСР, суд, по ее мнению, не имел права осматривать машину П.С.В.

По мнению адвоката Тивелевой не установлена дата возобновления производства по делу; не исследована личность П.Д.А. и нарушена тайна совещания судей;

- осужденный Б.А., не оспаривая своей виновности по ст. 316 УК РФ, просит отменить приговор и направить дело на новое судебное рассмотрение (в дополнениях - прекратить производство по делу по ч. 2 ст. 209 и ч. 3 ст. 162 УК РФ), ссылаясь на то, что в разбойных нападениях участия не принимал, в банде не состоял, банды не было. По его мнению, доказательства оценены неверно, выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам, а приговор - не обоснован и незаконен. Утверждает, что в ходе предварительного следствия его показания получены с нарушениями закона, а предварительное и судебное следствие проведены неполно и односторонне;

- адвокат Кречетова Т.Г. в защиту интересов осужденного Б.А. просит отменить приговор и направить дело на новое судебное рассмотрение, ссылаясь на те же доводы, что и сам осужденный Б.А. в жалобе;

- осужденный В. просит отменить приговор и направить дело на новое судебное рассмотрение, ссылаясь на свое необоснованное осуждение, утверждает, что он П.С.В. не убивал, что в ходе предварительного следствия применялись незаконные методы, а в судебном заседании на подсудимых оказывалось психологическое давление, что с протоколом судебного заседания он ознакомлен не полностью. По мнению В., доказательства оценены неверно, выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам, приговор - незаконный и необоснованный, ему назначено чрезмерно строгое наказание, а предварительное следствие и судебное разбирательство проведены с нарушениями требований ст. 20 УПК РСФСР;

- адвокат Сакерин Р.В. в защиту интересов осужденного В. просит отменить приговор и направить дело на новое судебное рассмотрение, ссылаясь на те же доводы, что и осужденный В. в своей жалобе. Кроме того, адвокат Сакерин утверждает, что банды не было и у В. отсутствовал умысел на участие в банде.

В возражениях на жалобы потерпевшие П. и государственный обвинитель Попов Г.А. считают доводы жалоб - несостоятельными, а приговор - обоснованным и справедливым, просят оставить его без изменения.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда РФ Коннова В.С., объяснения осужденного П.Д.А., поддержавшего свою кассационную жалобу и дополнения к ней по изложенным в них основаниям, заключение прокурора Панфиловой М.В. об оставлении приговора в отношении П.Д.А., В. и Б.А. без изменения, проверив материалы дела и обсудив доводы кассационных жалоб, дополнений к ним и возражений на них, судебная коллегия находит приговор в отношении Б.А. законным и обоснованным, а в отношении П.Д.А. и В. подлежащим изменению по следующим основаниям:

Виновность П.Д.А., В., Б.А. в разбойном нападении, совершенном 27 декабря 1998 года, и виновность П.Д.А. в хищении пистолета и патронов подтверждается:

- показаниями свидетеля Аредаковой Т.В. о том, что с 1997 года по 2000 год она работала главным бухгалтером Торгового дома "Кемеровский молочный комбинат". В том же здании размещались офисы "Молпродторга" и "Инвойса". Все они занимались реализацией продукции Кемеровского молочного комбината и между сотрудниками этих организаций поддерживались рабочие контакты.

С 1998 г. она сожительствовала с В. и тот раз 5 - 6 приходил к ней на работу;

- показаниями свидетеля Тимаковой Н.В., главного бухгалтера ООО "Молпродторга", о том, что Аредакова знала систему оборотов продукции и поступления денежной выручки в организациях, расположенных в здании; знала, что деньги в диспетчерской "Молпродторга" хранятся в металлическом ящике, если вечером их не забирает директор;

- показаниями потерпевшего Ф. о том, что при нападении был похищен его пистолет с патронами;

- материалами служебного расследования и списания оружия с баланса охранного предприятия "Олимп", из которых следует, что у Ф. были похищены пистолет ИЖ-71 ВСЕ5887 и 8 патронов к нему;

- протоколом осмотра места происшествия с участием В., из которого видно, что В. показал место, куда он спрятал пистолет и при обследовании местности с помощью миноискателя в земле на глубине 2 - 3 см был обнаружен пистолет ИЖ-71 ВСЕ-5887 (л.д. 84 - 87 т. 1).

Ссылки в жалобе на применение к В. незаконных методов расследования судом проверялись, однако они не подтвердились и правильно отвергнуты судом. Как видно из протокола, данный осмотр проводился с согласия В. и с участием понятых и специалистов, никаких замечаний, заявлений по проведению следственного действия не имелось.

Ссылки на то, что не проведена экспертиза по определению времени захоронения пистолета в земле и сам пистолет не был осмотрен в судебном заседании, не влияют на законность и обоснованность приговора, поскольку в настоящее время не имеется методик определения времени нахождения пистолета в земле, утвержденных в установленном законом порядке, в связи с чем проведение такой экспертизы невозможно, а огнестрельное оружие, согласно действующей Инструкции, не может быть принято судом в качестве вещественного доказательства. Необходимости в осмотре пистолета в судебном заседании не имелось и ходатайств о его осмотре в суде не заявлялось;

- показаниями Б.А. в ходе предварительного следствия при дополнительном допросе в качестве обвиняемого 14 сентября 2000 г., из которых видно, что по его просьбе П.Д.А. трудоустроил его экспедитором в фирму "Агора Н", директором которой был его брат П.В.А. У него (Б.А.) был долг в 50000 руб. В ноябре 1998 г. к нему обратился П.Д.А. с просьбой помочь в ограблении фирмы, где имелась большая сумма денег. Ему нужны были деньги в 20-ых числах декабря 1998 г. Он согласился. Со слов П.Д.А. он знал, что "наводчиком" на эту фирму был В., жена которого работала в этой фирме. Про В. он рассказывал, что тот связан с преступным миром и у него есть связи в милиции.

По плану, в преступлении должны были участвовать он и братья П. Его роль заключалась в управлении машиной, на которой они должны были приехать к месту совершения преступления. П. должны были постучаться в двери и когда охранник откроет их, то они должны были ворваться в помещение. Около 2-х часов ночи 27 декабря 1998 г. они на машине "ВАЗ-21099" зеленого цвета подъехали к зданию. П. одели заранее приготовленные бронежилеты, маски, с собой у них был газовый пистолет барабанного типа. Они пошли к входным дверям, по случайности входная дверь оказалась открытой. Он ожидал их в машине. Из здания П. вытащили два пакета и два сейфа "Сайко", но большой сейф оставили у здания, поскольку он не поместился в машину. Со слов П.Д.А. он узнал, что у охранника они взяли пистолет, охранника связали, взяли деньги. Все похищенное они привезли на квартиру, которую снимали П. Через некоторое время в эту квартиру приехал и В. Похищенные деньги они поделили на четверых, включая В. (л.д. 122 - 123 т. 1).

Ссылка на нарушение права Б.А. на защиту при этом допросе - несостоятельна. Право на защиту включает в себя как право воспользоваться услугами адвоката, так и отказаться от его услуг. (Обязанности на защиту закон не предусматривает). Б.А. на время допроса был взрослым и дееспособным и имел право самостоятельно распоряжаться своим правом на защиту. Довод о том, что для отказа от участия адвоката в следственном действии со стороны обвиняемого до этого обвиняемый должен быть реально обеспечен адвокатом, не основан на действующем УПК РСФСР, таких требований на стадии предварительного следствия уголовно-процессуальное законодательство не предусматривает. Из протокола разъяснения права на защиту от 14 сентября 2000 г. (л.д. 120 т. 1) видно, что Б.А. в очередной раз было разъяснено право на защиту и он заявил, что при дополнительном допросе в качестве обвиняемого адвокат ему не нужен. Ссылка в жалобе на п. 5 ч. 1 ст. 49 УПК РСФСР необоснованна, поскольку постановлением Конституционного Суда РФ от 2 февраля 1999 г. применение смертной казни было признано неконституционным и реально Б.А. судом к смертной казни не приговорен.

Ссылка на то, что 29 октября 2000 г. Б.А. допрашивался в качестве свидетеля, не влияет на законность приговора и на существо выводов о его виновности, поскольку данный допрос Б.А. проводился при расследовании другого дела - о разбойном нападении на П.С.В. и его убийстве, после чего эти дела были соединены в одно производство, и при допросе в качестве свидетеля в отношении разбойного нападения 27 декабря Б.А. дал показания, аналогичные ранее данным при дополнительном допросе в качестве обвиняемого по другому делу и последующим при следственном эксперименте. Таким образом, его показания при допросе 29 сентября 2000 г. не положены в основу приговора;

- протоколом следственного эксперимента, из которого видно, что Б.А. дал показания, аналогичные изложенным при допросе 14 сентября 2000 г., указал помещение, из которого совершалось хищение, квартиру, снимаемую П., куда приезжал В. и где производился раздел похищенного, и кроме того, пояснял, что 5 января 1999 г. он с П.Д.А. из этой квартиры вскрытый сейф увезли и выбросили в речку в районе д. Верхотомка, а бронежилеты увезли к нему в гараж.

Ссылка на то, что при следственном эксперименте Б.А. не разъяснялась ст. 51 Конституции РФ, не имеет юридического значения, поскольку ранее - 10, 12, 14, 29 сентября 2000 г. (т. 1 л.д. 109, 115, 122; т. 2 л.д. 225) ему неоднократно эта норма Конституции РФ разъяснялась, он знал о ее содержании, а разъяснение ст. 51 Конституции РФ при проведении каждого следственного действия одному и тому же лицу законом не предусмотрено.

Судом проверялись доводы о применении к Б.А. незаконных методов расследования, но они не подтвердились и суд обоснованно отверг их;

- протоколом осмотра гаража Б.В., из которого следует, что в нем были обнаружены два бронежилета (л.д. 142 т. 1). Ссылка в жалобе адвоката Тивелевой на то, что осмотр гаража проводился в отсутствие Б.А. и в протоколе не указан город, в котором осматривался гараж, является несостоятельной. В протоколе место проведения осмотра - г. Кемерово - указано, адрес нахождения гаража в кооперативе "Автолюбитель-2" (с указанием г. Кемерово, улицы, номера) указан. В осмотре участвовал Б.А., который давал объяснения о принадлежности наручников, бронежилетов, машины, и подписал протокол.

То обстоятельство, что первоначальная информация о месте нахождения сейфа добыта непроцессуальным путем, не влияет на последующее проведение следственных действий;

- показаниями свидетелей Д., И., С., Я., протоколом выемки о том, что при очистке пешеходной дорожки моста через реку Чесноковка возле деревни Верхотомка дорожными рабочими в реке был замечен и вытащен из нее сейф со сломанным засовом замка фирмы "Айко", который был забран у них участковым инспектором милиции Я.

Место обнаружения сейфа и место, указанное Б.А., совпадали;

- инвентарной карточкой, из которой видно, что сейф "Айко" находился до происшедшего в ООО "ТД КМК";

- показаниями свидетеля Р. о том что около 2 часов и 2 часов 40 - 50 минут, 4 часов 15 - 20 минут 27 декабря 1998 г. он у места происшествия видел стоявшую машину "ВАЗ-21099".

То обстоятельство, что наблюдая эту машину в темное время суток при искусственном, недостаточном освещении, с определенного расстояния. Р. указывал, что цвет машины был, "вероятно, темно-бордовый", хотя он утверждать о цвете точно не может, а машина, используемая при разбое, была той же модели, марки, но темно-зеленого цвета, надлежащим образом оценено в приговоре.

Ссылка на противоречивость даты возобновления производства по делу (т. 2 л.д. 124, 213, 214) - несостоятельна, противоречивость отсутствует. Данная ссылка исследовалась в судебном заседании и получила надлежащую оценку в приговоре.

Совершение разбойного нападения 27 декабря 1998 г. организованной преступной группой исследовалось в судебном заседании и данному обстоятельству суд в приговоре дал правильную и мотивированную оценку. Вывод суда о совершении разбойного нападения организованной группой соответствует имеющимся доказательствам.

Доводы жалоб о том, что не установлено лицо, перед которым Б.А. имел денежный долг, не установлено, откуда осужденные узнали о денежном обороте в крупных размерах на КМК; не установлено, кто открыл дверь (и она осталась открытой) в здании КМК, и не допрошены лица, с которыми перед происшедшим употреблял спиртное Ф., не влияют на законность и обоснованность приговора, на выводы суда о виновности осужденных, на квалификацию их действий. Установление данных обстоятельств и допрос указанных лиц (употреблявших спиртное) не входит в предмет доказывания по данному делу в отношении осужденных.

Ссылка на то, что не установлена цель, с которой П.Д.А. снимал квартиру, несостоятельна. Данная цель установлена приговором суда и выводы суда в этой части соответствуют имеющимся доказательствам.

Поскольку после нападения на Ф. и завладения его пистолетом организованная преступная группа стала вооруженной; она правильно признана бандой. Вывод суда о создании банды П.Д.А. соответствует имеющимся доказательствам, правильно оцененным судом.

Виновность П.Д.А. и Б.А. в разбойном нападении на Ч.М. подтверждается:

- показаниями Б.А. в ходе предварительного следствия при дополнительном допросе в качестве обвиняемого 14 сентября 2000 г., что П.Д.А. обратился к нему с просьбой о помощи в совершении нападения с целью хищения денег на парня, который работает курьером в фирме "Чибис". Он согласился. В последующем за ним на машине заехал П.В.А., они заехали за П.Д.А., после чего подъехали к 9-этажному дому на пересечении улиц пр. Ленина и пр. Ленинградского в г. Кемерово. Предварительно по просьбе П.Д.А. он взял монтировку. Он с монтировкой поднялся на 9 этаж, П.Д.А. остался на 8 этаже, а П.В.А. ожидал их у автомашины. После того, как из квартиры вышел парень ростом около 185 см, 25 - 30 лет, с большой спортивной сумкой и подошел к лифту на 8 этаже, П.Д.А. направил на него пистолет "Иж", он (Б.А.) подойдя, "слегка ударил по голове монтировкой", они требовали, чтобы парень молчал. Он (Б.А.) выхватил у парня сумку, ее тут же забрал П.Д.А. Они сбежали вниз, сели в ожидавшую их машину и П.В.А. увез их. За участие в нападении П.Д.А. в тот же день дал ему 30.000 руб. (л.д. 123 - 124 т. 1);

- протокол следственного эксперимента от 19 октября 2000 г., из которого следует, что он пожелал давать показания и участвовать в этом следственном действии без адвоката и указал дом 146 по пр. Ленина, в котором совершалось нападение, пояснял, что нападение было совершено 27 апреля 1999 г. (л.д. 232 - 233 т. 2).

Ссылка на необходимость исключения видеозаписи следственного эксперимента из числа доказательств в связи с тем, что в эксперименте не участвовал адвокат, несостоятельна, поскольку Б.А., реализуя свое право на защиту, дал согласие на участие в следственном эксперимента без участия своего защитника.

Суд дал надлежащую оценку показаниям Б.А., в том числе - их изменению.

Приведенные показания Б.А. соответствуют показаниям потерпевших Ч.М., К., свидетелей А., Ч., из которых следует, что Ч.М. были выданы 600.000 рублей, которые он должен был отвезти в г. Москву для закупки товаров. Когда около 8 часов 27 апреля 1999 г. он вышел из квартиры д. 146 по пр. Ленина и подошел к лифту на 8 этаже, к нему подошли два человека в масках, у одного из них была монтажка или металлическая труба, у другого - пистолет. Ему был нанесен удар по голове и сумка, в которой находились и деньги, были похищены. Напавшие по лестнице убежали вниз. На рану от удара ему накладывали 4 - 5 швов;

- протоколами, из которых видно, что на площадке восьмого этажа дома имелись капли вещества бурого цвета, а у подъезда N 9 дома 146 по проспекту Ленина была обнаружена монтажка длиной 40 см;

- заключением судебно-медицинской экспертизы, из которого видно, что у Ч.М. имелся легкий вред здоровью. У него имелась рана в области лба с рубцом и следами наложенных швов, которая могла быть причинена тупым твердым предметом.

Довод жалобы П.Д.А. о недоказанности мотива нападения на Ч.М., является несостоятельным. Судом правильно установлен корыстный мотив нападения на него и другого мотива из материалов дела не усматривается.

Ссылка в жалобе адвоката Тивелевой на то, что по делу не установлено, откуда осужденные узнали о наличии крупной денежной суммы у Ч.М., несостоятельна. Как установлено приговором, данная информация поступила от лица, дело в отношении которого выделено в отдельное производство. Кроме того, установление данного обстоятельства не входит в предмет доказывания по делу в отношении П.Д.А. и Б.А. и не влияет на законность и обоснованность приговора в отношении них и на квалификацию их действий.

Виновность Б.А. в заранее не обещанном укрывательстве убийства П.С.В. подтверждается приведенными в приговоре доказательствами и не оспаривается в его жалобе.

Виновность П.Д.А. и В. в разбойном нападении на П.С.В. и его убийстве подтверждается:

- показаниями потерпевших П.Л.Н., П.В.Е. и П.Н.В. о том, что рано утром 24 июня 2000 г. П.В.Е. отвез П.С.В. к автокомплексу "Славяне" для продажи машины. Около 11 часов туда же пришла П.Н.В., но мужа - П.С.В. там не оказалось, и продавцы автомашины ей сообщили, что муж машину продал и уехал "с ребятами" из г. Кемерово;

- явкой с повинной П.Д.А., из которой следует, что В. предложил ему съездить в Новосибирск и на авторынке насильно забрать машину и таким образом "заработать". В дальнейшем он сообщил, что им потребуется еще один человек, чтобы из Новосибирска ехать на двух машинах и предложил поговорить с его знакомым "Андреем", чтобы использовать его в качестве водителя. Он (П.Д.А.) поговорил с "Андреем", сообщив, что они едут покупать машину, тот согласился ехать с ними. В., зная о наличии у него (П.Д.А.) пистолета, предложил взять пистолет с собой в поездку и использовать его, чтобы напугать продавца машины. В Новосибирск они поехали на "Опеле", приехали ранним утром. "Андрея" они оставили в машине недалеко от рынка, а он и В. пошли на рынок. Они присмотрели "Тойоту Марк 2", продавец предложил им прокатиться. Они проехали на ней круг и вернулись на рынок. В. и продавец пошли оформлять куплю-продажу машину, а затем В. предложил проехать для расчета. Они подъехали к "Опелю"; где их ожидал "Андрей".

В. дал продавцу деньги, которые тот стал пересчитывать, а В. достал пистолет, который он (П.Д.А.) ему дал. Увидев пистолет, продавец машины схватил В. за руку, они стали бороться, но тут вмешался он (П.Д.А.), сидевший за водителем. Раздался выстрел, его ударило в бедро. Он понял, что пуля прошла насквозь через продавца и попала ему в бедро. "Андрей" стоял возле "Опеля" и обо всем догадался. Они переложили тело продавца на заднее сиденье, отъехали к кустам. В. и Андрей спустили труп в кусты, он накладывал себе жгут. Они вытерли кровь и поехали в Кемерово (л.д. 93 т. 1).

Довод о применении к П.Д.А. незаконных методов расследования проверялся судом и правильно отвергнут как несостоятельный. Из собственноручно написанной явки с повинной видно, что П.Д.А. указывал в ней, что при написании явки с повинной на него не оказывалось психического или физического воздействия. При допросе в качестве обвиняемого 13 сентября 2000 г. с участием адвоката, П.Д.А. утверждал, что явку с повинной он писал добровольно, без какого-либо физического или психологического воздействия со стороны сотрудников милиции (т. 1 л.д. 106). Кроме того, при этом допросе П.Д.А. пояснял, что когда он и В. ходили по автокомплексу, пистолет лежал в "Опеле". Когда между продавцом машины и В. произошла борьба, он (П.Д.А.) обхватил продавца сзади рукой за тело и потянул на себя, после чего раздался выстрел. После приезда в Кемерово В. и его супруга отвезли его в г. Топки, где поместили в больницу и врачи извлекли из его бедра пулю. В последующем по предложению В. машину "Тойота" переоформили на него (П.Д.А.) и он отдавал на перетяжку спинки передних сидений машины.

Суд обоснованно признал достоверными показания П.Д.А. в ходе предварительного следствия в части, соответствующей другим доказательствам.

Объективно правильность оценки показаний П.Д.А. подтверждается заключениями экспертиз:

- судебно-медицинских, из которых следует, что у П.Д.А. имелась рана на уровне правого тазобедренного сустава с исходом в рубец, которая могла образоваться в июне 2000 г.;

- судебно-биологической о наличии на брюках П.Д.А. и на сидении автомашины "Тойота-Марк-II" крови, происхождение которой возможно от П.;

- показаниями В. в ходе предварительного следствия о том, что он имел долг перед "Денисом" в 1.500 долларов и 20 июня 2000 г. "Денис" потребовал, чтобы он оформил на свое имя договор купли-продажи машины, приехав для этого в г. Новосибирск на автокомплекс "Славянский", 24 июня 2000 г. он на автокомплексе был с "Денисом" и его знакомым "Андреем". По указанию "Дениса" он договорился с продавцом машины "Тойота-Марк-II" о ее приобретении за 6.300 долларов и отдал продавцу переданный "Денисом" залог в 5.000 долларов. Они оформили договор купли-продажи и подъехали к одному из домов МЖК "Восточный": "Денис" в машине сидел за продавцом, а на переднем пассажирском сиденье находился "Андрей". "Денис" схватил продавца за горло, а "Андрей" выстрелил в него из пистолета. "Денис" от его (В.) имени написал доверенность на свое имя на право управления автомашиной. В последующем в г. Кемерово он оформил договор купли-продажи машины на имя "Дениса".

Суд дал надлежащую оценку приведенным показаниям В. как по событиям происшедшего, так и по лицам и их действиям,

- показаниями свидетеля М. в судебном заседании о том, что при нахождении в камере, узнав о его скором освобождении, В. на спичечном коробке написал номера телефонов супруги и друзей, просил его позвонить им и передать, что друзья должны убрать, сжечь, уничтожить машину "Тойота-Марк-II", "чтобы ее не было".

Протоколом выемки подтверждается изъятие у М. спичечного коробка с записями "73-96-65 Т.И., 73-58-36 Т.В., Ден., Ан.".

В. в судебном заседании не отрицал, что данные надписи производил он и он же просил М. позвонить по этим номерам телефонов.

Ссылки В. на то, что в судебном заседании оказывалось психологическое давление судьей, начальником Октябрьского РУВД Байковым и потерпевшими, является несостоятельной и противоречит содержанию протокола судебного заседания:

- показаниями Б.А. в ходе предварительного следствия о том, что П.Д.А. сообщил ему, что они (П.Д.А. и В.) собираются незаконно завладеть автомашиной в г. Новосибирске. Со слов П.Д.А. ему известно, что кто-то заказал В. пригнать в Кемерово японский автомобиль, но впоследствии заказчик отказался от пригнанной "Тойоты"; поскольку ее салон был испачкан кровью, а сиденье - прострелено, поэтому П.Д.А. оформил эту машину на себя.

Ему П.Д.А. предложил перегнать эту машину из Новосибирска в Кемерово за 300 - 400 руб. Вечером П.Д.А. и В. заехали за ним на "Опеле" и они поехали в г. Новосибирск. На авторынке В. и П.Д.А. выбрали "Тойоту-Марк-II", а его отправили в "Опель", находившийся в нескольких сотнях метров от рынка.

Около 10 часов утра В. и П.Д.А. подъехали к нему на "Тойоте", за рулем которой был незнакомый ему парень. В. подошел к "Опелю", достал цветной пакет и вновь сел на переднее пассажирское сидение "Тойоты", достал из пакета деньги и отдал их продавцу машины. При пересчете денег продавцом сидевший сзади него П.Д.А. схватил его сзади рукой за шею и стал душить, а В. достал из пакета пистолет и наставил его на продавца, тот сопротивлялся. В. наставил к груди продавца пистолет и в этот момент он услышал выстрел. После выстрела П.Д.А. еще 3 - 5 минут держал продавца за шею.

Затем В. сказал, чтобы он (Б.А.) и П.Д.А. переложили труп на заднее сиденье, что они и сделали. Труп они выбросили в лесополосе, метрах в 600 от места убийства, и забросали труп мусором. Там же он узнал, что П.Д.А. ранен в бедро.

Довод о невозможности видеть для Б.А. происходившее в машине исследовался судом и суд дал в приговоре этому доводу надлежащую оценку.

Ссылка на то, что экспертным путем не установлено время снятия со стекол тонирующей пленки, не свидетельствует о неполноте судебного следствия, поскольку в настоящее время научно разработанных и утвержденных в установленном законом порядке методик разрешения данного вопроса не имеется.

Ссылка в жалобе П.Д.А. на отсутствие у него умысла на убийство П.С.В. и сговора на это несостоятельна. Как следует из материалов дела, П.Д.А. для завладения машиной в г. Новосибирске брал пистолет заряженный (что свидетельствует о намерении не демонстрировать его в целях устрашения и о намерении применять его для поражения живой цели); пострадавший видел его и В., мог описать их, составить их фотороботы, сообщить о похищении у него машины (с указанием ее марки, номера, цвета и пр.), в договоре купли-продажи имелись данные покупателя, что создавало условия для задержания преступников и привлечения к уголовной ответственности, для избежания чего при указанных данных не оставалось возможности, кроме убийства П.С.В., что фактически было осуществлено. При таких данных и с учетом согласованных, совместных действий П.Д.А. и В. при лишении жизни П.С.В. суд пришел к обоснованному выводу о наличии у каждого из них умысла на убийство П.С.В. и предварительного сговора на это при наличии признаков организованной группы.

С учетом показаний Б.А. и В. в ходе предварительного следствия о месте захоронения трупа продавца машины (П.С.В.), места обнаружения трупа, опознания трупа П.С.В. его отцом с указанием примет, наличия в одежде трупа многочисленных документов на имя П.С.В., указанных в протоколе осмотра места происшествия, доводы адвоката Сакерина о принадлежности обнаруженного трупа П.С.В. являются надуманными, явно противоречащими материалам дела.

Наличию противоречий в описании одежды трупа (наличии на нем шорт или трико) и наличии выходного повреждения на материале футболки судом в приговоре дана соответствующая оценка, основанная на имеющихся доказательствах, и повторение тех же доводов в жалобах не свидетельствует о неправильности выводов суда.

Как следует из материалов дела, на время обнаружения трупа П.С.В. и его исследования труп был гнилостно изменен, отсутствовала часть мягких тканей и кожных покровов. При таких данных отсутствие описания в акте судебно-медицинской экспертизы выходного пулевого ранения не свидетельствует о неполноте акта экспертизы. Как пояснял эксперт М., он не смог обнаружить выходного отверстия или повреждений внутренних органов с учетом значительных гнилостных изменений трупа. Судом обоснованно дана оценка акту судебно-медицинской экспертизы в совокупности со всеми другими доказательствами по делу, данная судом оценка является правильной, соответствующей другим доказательствам.

С учетом времени, прошедшего с момента убийства П.С.В., захоронения его трупа, дальнейшего (по сравнению со временем экспертного исследования) разложения трупа, оснований для эксгумации захороненного трупа и дополнительного или повторного судебно-медицинского исследования останков П.С.В. - не имелось. Также не имелось оснований для проведения следственного эксперимента по производству выстрела в салоне машины в водителя. При этом П.Д.А., приводя указанный довод, не указывает, кто должен выступать в качестве статиста для производства в него пистолетного выстрела.

Ссылка адвоката Тивелевой на отсутствие у суда права осматривать автомашину без участия экспертов, специалистов, не на месте совершения убийства и при других погодных условиях, является несостоятельной и не основана на действующем уголовно-процессуальном законодательстве. Участие либо неучастие в осмотре экспертов, специалистов зависит от решения суда, по основаниям осмотра, проводимого судом, необходимости в их участии не усматривалось. Осмотр машины не на месте убийства не влияет на результаты, а воссоздание тех же погодных условий, что имели место ранее, невозможно. Оценка результатов осмотра правильно произведена судом в совокупности с другими доказательствами, в том числе - с показаниями Б.А.

Виновность П.Д.А. и В. подтверждается и другими, имеющимися в деле, приведенными в приговоре, доказательствами.

Суд пришел к обоснованному выводу о создании П.Д.А. банды и об участии Б.А. и В. в банде и совершаемых ею нападениях. Выводы суда в этой части соответствуют имеющимся доказательствам, правильно оцененным судом, и надлежащим образом обоснованы, мотивированы в приговоры.

Ссылка в жалобах на то, что осужденные не употребляли выражение "банда", не влияет на оценку вооруженной организованной группы преступников как банды. Все необходимые признаки, характерные для банды, в вооруженной организованной преступной группе П.Д.А., В., Б.А. имелись. Сознательное участие В. и Б.А. в созданной вооруженной организованной группе, имевшей целью совершение корыстных нападений, свидетельствует о наличии у них умысла на участие в банде.

Тщательно исследовав обстоятельства дела и правильно оценив все доказательства в их совокупности, суд пришел к обоснованному выводу о доказанности вины П.Д.А., В. и Б.А. в содеянном ими и верно квалифицировал их действия: П.Д.А. - по ч. 1 ст. 209; п. п. "а", "б", "в" ч. 2 ст. 162; п. "з" ч. 2 ст. 105; ч. 3 ст. 222; п. п. "а", "б" ч. 4 ст. 226 УК РФ; Б.А. - по ч. 2 ст. 209; п. п. "а", "б" ч. 3 ст. 162; ст. 316 УК РФ; В. - по ч. 2 ст. 209; п. п. "а", "б", "в" ч. 3 ст. 162; п. "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ по указанным в приговоре признакам.

Наказание П.Д.А., В. и Б.А. назначено судом в соответствии с требованиями закона, соразмерно содеянному каждым из них, с учетом данных об их личности, влияния назначенного наказания на их исправление и всех конкретных обстоятельств дела.

По ч. 1 ст. 209 и ч. 4 ст. 226 УК РФ П.Д.А.; по ч. 2 ст. 209 УК РФ - Б.А. и В. судом назначено минимально возможное наказание, установленное санкциями уголовного закона; а по ч. 3 ст. 162 и ч. 3 ст. 222 УК РФ - назначено наказание, близкое к минимально возможному.

Обстоятельства, на которые имеются ссылки в жалобах в отношении В. и П.Д.А., учтены судом при назначении им наказания, их личности изучены надлежаще.

Неназначение П.Д.А. и В. пожизненного лишения свободы за умышленное лишение ими жизни П.С.В., сопряженном с разбоем и бандитизмом, и назначение им за это наказания в виде лишения свободы не на максимально возможный срок нельзя признать чрезмерно строгим наказанием, несоразмерным содеянному самими ими.

По совокупности преступлений П.Д.А., Б.А. и В. наказание правильно назначено путем частичного сложения наказаний.

Гражданские иски разрешены судом в соответствии с действующим законодательством.

Вместе с тем, из приговора подлежит исключению осуждение П.Д.А. и В. по п. "ж" ч. 2 ст. 105 УК РФ как излишнее, поскольку они признаны виновными в убийстве П.С.В. по признаку убийства, сопряженного с бандитизмом, а организованная группа является необходимым элементом банды и повторная квалификация того же убийства по признаку его совершения организованной группой излишняя.

Несмотря на исключение из осуждения П.Д.А. и В. п. "ж" ч. 2 ст. 105 УК РФ, судебная коллегия с учетом того, что объем их преступных действий и данные об их личности остались без изменения, а назначенное по п. "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ наказание является справедливым, судебная коллегия не находит оснований к смягчению им наказания.

С учетом вносимого изменения, данное дело - органами предварительного следствия - расследовано, а судом - рассмотрено, с соблюдением требований ст. 123 Конституции РФ всесторонне, полно и объективно; выводы суда, изложенные в приговоре, соответствуют имеющимся доказательствам и надлежащим образом мотивированы, обоснованы. Фальсификации материалов дела не усматривается. Имевшиеся замечания на протокол судебного заседания разрешены в установленном законом порядке. Заявленные ходатайства судом разрешены верно.

Сообщение по телевидению о мере наказания осужденным до окончания провозглашения приговора не свидетельствует о нарушении тайны совещания судей. Данная ссылка в жалобах необоснованна. Под тайной совещания судей по смыслу закона, понимается обсуждение составом суда вопросов, указанных в ст. ст. 303 - 306 УПК РСФСР, в условиях, исключающих воздействие на них других лиц, и запрещение разглашения суждений каждого из судей при обсуждении указанных вопросов. Нарушения тайны совещания судей при постановлении приговора не усматривается.

Ссылка жалобы В. на то, что суд по его просьбе не изготовил и не вручил ему для использования по его усмотрению копии протокола судебного заседания и актов судебно-медицинских экспертиз, не влияет на законность и обоснованность приговора и не является нарушением закона. Действующий УПК РСФСР не возлагает на суд обязанность изготовления и вручения осужденным копий материалов дела (за исключением копий обвинительного заключения и приговора).

Ссылка В. в жалобе на то, что его ограничили по времени в ознакомлении с протоколом судебного заседания, вследствие чего он не ознакомлен с ним в полном объеме, является надуманной и противоречит материалам дела.

Как видно из материалов дела, В. знакомился с протоколом судебного заседания на 134 страницах в течение трех дней, постановления об ограничении времени на ознакомление не выносилось. Им дана расписка суду в том, что он в полном объеме ознакомлен с протоколом судебного заседания. Данное обстоятельство подтверждается и поданными В. замечаниями на протокол судебного заседания, из которых следует, что им принесено замечание, в том числе, на стр. 123 протокола (из 134 страниц) и указано об отсутствии в протоколе заявления П.Д.А., что свидетельствует о полном его ознакомлении с протоколом.

Нарушений уголовно-процессуального законодательства, влекущих отмену приговора, как об этом ставится вопрос в жалобах, из материалов дела не усматривается.

На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 332, 339 УПК РСФСР, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Новосибирского областного суда от 28 июня 2001 года в отношении Б.А. оставить без изменения.

Тот же приговор в отношении П.Д.А. и В. изменить и исключить осуждение каждого из них по п. "ж" ч. 2 ст. 105 УК РФ.

В остальной части тот же приговор в отношении П.Д.А. и В. оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.

 

Председательствующий

ВЯЧЕСЛАВОВ В.К.

 

Судьи

КОННОВ В.С.

САМАРИН Б.М.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"