||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 24 января 2002 г. N 50-о01-67

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Вячеславова В.К.

судей Русакова В.В. и Шадрина И.П.

рассмотрела в открытом судебном заседании 24 января 2002 года уголовное дело по кассационным жалобам осужденных Г., М. и К.В. на приговор Омского областного суда от 26 апреля 2001 года, по которому

Г., <...>, ранее не судим

осужден по п. "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ к девяти годам лишения свободы; по п. п. "б", "в" ч. 3 ст. 162 УК РФ к восьми годам лишения свободы с конфискацией имущества.

В соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний назначено десять лет лишения свободы с конфискацией имущества в исправительной колонии строгого режима.

М., <...>, ранее не судим

осужден по ч. 5 ст. 33, п. "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ к восьми годам лишения свободы; по п. п. "б", "в" ч. 3 ст. 162 УК РФ к восьми годам лишения свободы с конфискацией имущества.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний назначено девять лет лишения свободы с конфискацией имущества в исправительной колонии строгого режима.

К.В., <...>, ранее судим: 1). 23 июля 1996 года по ч. 1 ст. 117; ч. 2 ст. 145 УК РСФСР к трем годам лишения свободы условно; 2). 19 июня 1998 года по п. "б" ч. 3 ст. 159; ч. 3 ст. 327 УК РФ к трем годам трем месяцам лишения свободы, освободился условно досрочно 19 марта 1999 года на один год шестнадцать дней

осужден по ч. 3 ст. 30, п. п. "а", "в", "г" ч. 2 ст. 126 УК РФ с применением ст. 64 УК РФ к четырем годам лишения свободы; по п. п. "б", "в" ч. 2 ст. 175 УК РФ к четырем годам лишения свободы со штрафом в размере десяти минимальных размеров оплаты труда в сумме 1000 (одна тысяча) рублей; по ст. 316 УК РФ к двум годам лишения свободы.

В силу ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний назначено пять лет лишения свободы со штрафом в размере десяти минимальных размеров оплаты труда в сумме 1000 (одна тысяча) рублей.

На основании ст. 70 УК РФ к назначенному наказанию частично виде трех месяцев лишения свободы присоединить не отбытое наказание по предыдущему приговору и окончательно к отбытию считать пять лет три месяца лишения свободы в исправительной колонии особого режима.

Постановлено взыскать с Г., М., К.В. в счет возмещения морального вреда по 30000 (тридцать тысяч) рублей с каждого в пользу Н.М.А.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Русакова В.В., судебная коллегия

 

установила:

 

Г. признан виновным и осужден за убийство Н.М.А. 1976 года рождения, сопряженное с разбоем при соучастии в форме пособничества М.

К.В. признан виновным и осужден за покушение на похищение человека, совершенного группой лиц, с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, с применением предмета, используемого в качестве оружия; за укрывательство особо тяжкого преступления; за заранее не обещанный сбыт имущества, заведомо добытого преступным путем.

Кроме того, Г., М. признаны виновными и осуждены за разбой, совершенный с целью завладения чужого имущества в крупном размере, с применением насилия, опасного для жизни потерпевшего, с применением предмета, используемого в качестве оружия.

Преступления совершены в ночь с 27 на 28 сентября 1999 года в г. Омске при обстоятельствах, изложенных в приговоре суда.

В судебном заседании Г. и М. вину признали частично, К.В. - полностью.

В кассационных жалобах:

- осужденный М. просит изменить приговор и переквалифицировать его действия на ст. 316 УК РФ, предусматривающей ответственность за укрывательство особо тяжкого преступления и смягчить наказание, указывая на то, что в основу приговора были положены его показания на предварительном следствии, которые были даны в результате недозволенных методов ведения следствия, а поэтому не соответствуют действительности;

- осужденный Г. просит переквалифицировать его действия на ч. 1 ст. 105; п. "б" ч. 3 ст. 158 УК РФ и назначить наказание с применением ст. 64 УК РФ, ссылаясь на то, что имеет двух малолетних детей, принимал участие в боевых действиях по охране таджикско-афганской границы; судом не приняты во внимание показания К.В. о том, что он не видел в руках М. никакой удавки и молотка; в ходе предварительного следствия деревянный молоток (киянка) не найден; умысла на завладение автомашиной потерпевшего у него не было;

- осужденный К.В., не оспаривая доказанность вины и правильности квалификации его действия просит изменить приговор в части отбывания режима наказания, ссылаясь на свое состояние здоровья (болен хроническим гепатитом).

Проверив материалы дела, заслушав заключение прокурора Смирновой Е.Е., просившей приговор суда изменить: исключить из приговора указание об осуждении М. по п. "в" ч. 3 ст. 162 УК РФ, а в остальной части оставить без изменения, обсудив доводы кассационных жалоб, судебная коллегия находит приговор суда в отношении М. подлежащим изменению, а в остальной части - законным и обоснованным.

Вина осужденных Г., М. и К.В. в совершении преступлений материалами дела установлена и подтверждается собранными в ходе предварительного следствия и исследованными в судебном заседании доказательствами, которым дана надлежащая оценка.

Так, в период предварительного расследования Г. и М. в категорической форме поясняли о том, что решили убить Н.М.А., при этом М. взял для этой цели деревянный молоток и передал Г. По приезду Н.М.А. на территорию гаражного кооператива, куда того доставил обманным путем К.В., Г. стал наносить удары молотком по голове Н.М.А., после чего совместно с М. принимали меры к удушению потерпевшего. Убедившись, что Н.М.А. не подает признаков жизни, труп захоронили на пустыре, а машину Н.М.А. впоследствии продали жителям Казахстана.

Суд первой инстанции обоснованно признал указанные показания Г. и М. в ходе предварительного следствия достоверными, так как они подтверждаются другими доказательствами.

Так, из показаний свидетеля К. в судебном заседании явствует, что со слов М. ей стало известно об убийстве лица азербайджанской национальности.

В материалах дела имеется протокол осмотра места происшествия, из которого следует, что в месте, указанном Г. и М. был обнаружен труп Н.М.А. с признаками насильственной смерти.

Согласно заключения судебно-медицинской экспертизы причину смерти Н.М.А. установить не представилось возможным вследствие выраженных гнилостных изменений, однако с учетом наличия прижизненной открытой черепно-мозговой травмы не исключается наступление смерти потерпевшего от тяжелой открытой черепно-мозговой травмы.

Виновность Г., М. и К.В. в совершении преступлений подтверждается и другими, имеющимися в деле и приведенными в приговоре доказательствами.

Тщательно исследовав обстоятельства дела и правильно оценив все доказательства по делу, суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу о доказанности вины Г. и М. в разбое, совершенном группой лиц по предварительному сговору, с целью завладения чужим имуществом в крупном размере, верно квалифицировав действия Г. по п. п. "б", "в" ч. 3 ст. 162 УК РФ; действия М. - по п. "б" ч. 3 ст. 162 УК РФ.

Выводы суда о наличии у Г. предварительного сговора с М. на совершение разбоя надлежащим образом мотивированы в приговоре и подтверждаются приведенными показаниями Г. и М. в ходе предварительного следствия, правильно признанными соответствующими действительности, поскольку соответствуют согласованным и совместным действиям Г. и М. при совершении разбоя.

Вместе с тем, судебная коллегия считает необходимым исключить из приговора осуждение М. по п. "в" ч. 3 ст. 162 УК РФ, так как материалами дела бесспорно установлено, что тяжкий вред здоровью потерпевшему Н.М.А. был причинен в результате противоправных действий Г., непосредственно наносившему удары молотком.

Действия осужденного Г. по п. "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ и осужденного М. по эпизоду убийства по ч. 5 ст. 33, п. "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ квалифицированы правильно как убийство, сопряженного с разбоем.

Виновность К.В. в содеянном им установлена совокупностью доказательств, собранных по делу, исследованных в судебном заседании и приведенных в приговоре. Доказанность вины К.В. не оспаривается в жалобах.

Судом первой инстанции проверялись доводы Г. и М. о применении к ним недозволенных методов ведения следствия, однако эти доводы оказались несостоятельными и правильно отвергнуты.

Доводы осужденных Г. и М. на нарушение в ходе предварительного следствия права на защиту, являются необоснованными, противоречащими материалам дела. Каждому из них неоднократно разъяснялось право на защиту и первоначальные допросы проводились в отсутствие адвоката по личному волеизъявлению каждого, согласно заявлениям подозреваемых.

Доводы кассационных жалоб об необнаружении орудия преступления не свидетельствуют о незаконности либо необоснованности приговора. Органами предварительного следствия представлены доказательства, которые, по их мнению, подтверждают виновность Г. и М. Эти доказательства в судебном заседании исследованы, в соответствии с конституционным принципом осуществления судопроизводства на основе состязательности сторон, им судом первой инстанции дана надлежащая оценка и в результате суд пришел к выводам, изложенным в приговоре.

Ссылка осужденного Г. на назначение ему наказания с применением ст. 64 УК РФ несостоятельна, поскольку каких-либо исключительных обстоятельств, дающих основание для применения ст. 64 УК РФ, из материалов дела не усматривается.

Доводы осужденного К.В. об изменении приговора в части режима отбывания наказания, судебная коллегия не может признать состоятельными, поскольку судом первой инстанции с учетом требований п. "б" ч. 3 ст. 18 УК РФ в действиях К.В. признан особо опасный рецидив преступлений, в соответствии с которым и определен особый режим отбывания наказания. Из материалов дела следует, что ранее К.В. дважды осуждался за совершение умышленных тяжких преступлений (ст. 117; ч. 2 ст. 145 УК РСФСР; п. "б" ч. 3 ст. 159 УК РФ). В настоящее время одно из преступлений, совершенных К.В. - ч. 2 ст. 126 УК РФ, за которое он осужден в силу ст. 15 УК РФ отнесено к категории тяжких. При таких данных, у К.В. обоснованно признано наличие особо опасного рецидива и в соответствии с п. "г" ч. 1 ст. 58 УК РФ отбывание лишения свободы при особо опасном рецидиве преступлений назначается в исправительных колониях особого режима.

Наказание назначено Г. и М. в соответствии с требованиями, ст. ст. 60, 69 УК РФ, соразмерно содеянному ими и с учетом всех конкретных обстоятельств дела, при этом за отдельные преступления Г. и М. назначено минимально возможное наказание в виде лишения свободы, установленное санкциями статей УК РФ, с учетом смягчающих наказание обстоятельств, а К.В. назначено наказание с учетом исключительных обстоятельств более мягкое, чем предусмотрено за данное преступление. Оснований для смягчения наказания, о чем содержится просьба в кассационных жалобах, судебная коллегия не усматривает.

Исходя из изложенного, руководствуясь ст. ст. 332, 339 УПК РСФСР, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Омского областного суда от 26 апреля 2001 года в отношении М. изменить - исключить из приговора осуждение по п. "в" ч. 3 ст. 162 УК РФ.

В остальной части тот же приговор в отношении М., а также в отношении Г., К.В. оставить без изменения, кассационные жалобы - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"